Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Самовыражения

Лотар Маттеус и его пламенная речуга о голове и песке. Мехмет Шолль, рассуждающий о взаимосвязи гольфа и секса. Андреас Меллер и демонстрация его георгафических знаний. Приученные держать ответ перед журналистами тренеры и игроки периодически заговариваются. Порой из этого всего выходит весьма качественная «ржака». Немецкий еженедельник поскреб в своих архивах, составив небольшую коллекцию отжигов. Также были вспомнены слова, произнесенные по ходу матчей.

Лотар Маттеус не всегда помнит о том, что от перемены мест слов сумма всего сказаного может поменяться
Лотар Маттеус не всегда помнит о том, что от перемены мест слов сумма всего сказаного может поменяться
MmmmmmЛотар Маттеус не всегда помнит о том, что от перемены мест слов сумма всего сказаного может поменяться badische-zeitung.de

Лотар Маттеус и его пламенная речуга о голове и песке. Мехмет Шолль, рассуждающий о взаимосвязи гольфа и секса. Андреас Меллер и демонстрация его георгафических знаний. Приученные держать ответ перед журналистами тренеры и игроки периодически заговариваются. Порой из этого всего выходит весьма качественная «ржака». Немецкий еженедельник поскреб в своих архивах, составив небольшую коллекцию отжигов. Также были вспомнены слова, произнесенные по ходу матчей. 

Лотар Маттеус: «Нам нельзя сейчас прятать песок в голову!»

Томас Хесслер: «Мы хотели не пропустить в Бремене. И это нам до пропущенного мяча очень хорошо удавалось».

Хорст Шиманяк: «На одну треть больше денег? Нет, я хочу, как минимум, на одну четверть».

Берти Фогтс: «А если я пойду по воде, мои критики скажут: и плавать он тоже не умеет».

Марфред Краффт: «Моя команда 15 или 16 раз оказалась в офсайде. Мы это отрабатывали всю неделю».

Рольф Рюссманн: «Если мы здесь не выиграем, так хоть испортим им газон».

Фридель Рауш: «Если я снова поставлю в состав Мартина Шнайдера, люди подумают, что я гей».

Карл-Хайнц Кербель (будучи тренером франкфуртского «Айнтрахта»): «Самая большая ошибка, которую мы можем сейчас совершить, это возложить вину на тренера».

Мехмет Шолль: «Я никогда не буду играть в гольф. Во-первых, это для меня не спорт, а во-вторых, у меня все еще регулярно бывает секс».

Мехмет Шолль: «Я никогда не буду играть в гольф. Во-первых, это для меня не спорт, а во-вторых, у меня все еще регулярно бывает секс».

Макс Меркель: «Как-то я заставил на тренировке сыграть алкоголиков из моей команды против непьющих. Алкоголики выиграли со счетом 7-1. Мне стало наплевать, и я сказал им: бухайте дальше».

Мартин Пикенхаген: «Мы должны уже наконец поднять задницу и показать яйца».

Томас Хесслер: «В школе у меня были и взлеты, и падения. Взлетами был футбол».

Энтони Баффо (получивший желтую карточку — судье): «Чувак, мы, черные, должны держаться вместе!»

Рональд Мауль: «Мы уже стояли у туалета и все же наделали в штаны».

Тони Польстер (об улучшившихся отношениях с тренером Нойрурером): «Мы оба развелись с женами, и теперь живем вместе».  

Юрген Вегманн: „Сначала нам не хватало удачи, а потом еще и не повезло“

Юрген Вегманн: «Сначала нам не хватало удачи, а потом еще и не повезло».

Ян-Оге Фьортофт: «Из-за всех этих травм в атаке тренер мог выбирать только между мной и водителем нашего автобуса. Поскольку у водителя с собой не было бутс, играл я».

Ханс Майер: «Никто меня не любит, можете спросить мою жену».

Андреас Меллер: «Моя проблема в том, что я очень самокритичен, в том числе и по отношению к самому себе».

Фритц Вальтер: «Юрген Клинсманн и я — мы очень хорошее трио. Я имею в виду: квартет».

Андреас Меллер: «Милан или Мадрид — главное, Италия!»

Берти Фогтс: «Секс перед матчем? Мои парни могут делать все, что хотят. Только не в перерыве — это нельзя».

Ян-Оге Фьортофт: «Не знаю, смог бы Феликс Магат спасти «Титаник». Но все выжившие были бы в отличной форме»

Ян-Оге Фьортофт: «Не знаю, смог бы Феликс Магат спасти «Титаник». Но все выжившие были бы в отличной форме».

Роланд Вольфарт: «Два момента, один гол — это я называю стопроцентной реализацией».

Энтони Баффо (белому сопернику): «Ты можешь работать на моей плантации».

Марко Ремер: «Мы приехали сюда и сказали себе: «Окей, если проиграем, поедем обратно домой».  

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы