Трибуна

Новости

Tribuna/Футбол/Новости/«Оп — и я на «Сантьяго Бернабеу»!

«Оп — и я на «Сантьяго Бернабеу»!

22 ноября 2012, 11:08
0

Парень из деревни, Александр Володько теперь играет с «Миланом» и «Барсой» Полузащитник БАТЭ — в доску свой парень. Общаться с ним одно удовольствие. Александр Володько с энтузиазмом ответил на все предложенные вопросы, рассказав о своей жизни. Надо отметить, очень интересной. Начав с деревенского спортзала, Володько достиг уровня Лиги чемпионов. Попутно отказался от поступления в иняз, познакомился с интересными методами Владимира Геворкяна и принял участие в молодежном Евро, которое пошло ему в минус. — В Беларуси не так много игроков, в профайлах которых местом рождения значится деревня. Расскажи о своем родном Мотоле. — Знаю, что моя деревня вторая в Беларуси по площади. Первый президент Израиля из Мотоля… Немного в республике деревень, в которых было бы две школы. И кабинеты в них отнюдь не маленькие, и народу много училось. Что еще сказать? Есть свой спортзал. Там я и вырос. Клуб, понятное дело, имеется — можно сходить вечером :). Нормальная такая деревня. Речка, лес — все как надо. Летом очень хороший отдых. — Мотоль соответствует стереотипам, которые применяются к деревне? — Ну, сразу на ум приходит диалект. Говор представляет собой помесь белорусского, польского, русского и украинского языков. Лет восемь уже живу в городах. Потому теперь, приезжая домой, не могу подстроиться под мотольский говор… Хотя, как — могу, в принципе. Но с большим трудом. — Когда перебрался в Брест, местные ребята обращали внимание на твой говор? — Конечно. Со временем-то перестроился на русский манер. Но сразу проскакивали некоторые словечки. Пацаны меня не понимали, смеялись :). — Что за словечки? — «Добра», «добрэ», «шо ты хочыш» — вот так я говорил :). На хохляцкий манер. — Почему в некоторых источниках местом твоего рождения указывают Иваново? — Наверное, потому что в Мотоле нет роддома. Он находится в Иваново. Там я и родился. — А ведь железнодорожная станция, которая обозначает Иваново, называется по-другому. — Да, «Янов Полесский». — Знаешь, отчего. — Нет, расскажи. — При поляках место называлось Янов. Пришли русские, сказали: «Чего это наши территории будут по-польски зваться». И переименовали в Иваново. — Ну, видишь как.        — Родня до сих пор живет в Мотоле? — Да. — Чем занимаются? — Мать в школе трудится. По специальности географ, но работает воспитателем в продленке. Отец преподавал в той же школе. Сейчас уже нет. Шел в зал работать, меня брал с собой. Я со всеми возрастами там с утра до вечера бегал. *** — Насколько можно понять, ты начал играть в футбол, потому что отец обеспечивал тебе круглосуточный доступ в спортивный зал? — В школе я много во что играл. Ездил на областные соревнования по настольному теннису. В баскетбол играл — да во все. Туризмом занимался. Ходил в какие-то походы. Но, конечно, приоритет отдавался футболу. — В стандартных историях, игрок перебирается в большой клуб лет в 14-15. Ты же перешел в брестское «Динамо» ближе к 18. — В 2003-м закончил школу в Кобрине. Школу олимпийского резерва… Если детализировать, то пришлось пройти определенный путь, чтобы оказаться в Бресте. — Расскажи о нем. — Был Мотоль. Районные соревнования среди деревень. Первые места мы, в основном, занимали. Меня приглашали играть за Иваново на областные соревнования. Поехал первый раз в Брест. На том турнире команда забила что-то вроде 12 мячей — 11 были на моем счету. С детства играл под нападающими — много забивал. Выступал и за взрослую команду Иваново. А потом начался «Хрустальный мяч». Проводится сейчас? — Сейчас «лицензирование». — В общем, играли мы как-то с Кобрином. Тренер соперников отметил четверых парней из нашей команды. Пригласил в Кобрин. Ну, у нас глаза квадратные — о, «Хрустальный мяч», республиканский турнир! — Сколько лет было? — Лет 16, наверное. Переходил в девятый класс. Не помню уже… В общем, провел я пару матчей и сломался. Поехал домой. Вдруг поступило предложение вернуться в Кобрин. Но уже в тамошний филиал брестского УОРа. Насобиралось нас человек девять. Весело жили в общежитии, участвовали в «Хрусталке». Потом только попал в Брест. — Слушай, а как ты учился? — После девяти классов являлся, скажем так, «золотым» отличником. Почти все были против моего отправления в Кобрин: «Иди в иняз! Поступай на врача!» А мама сказала: «Не хочу быть виноватой, чтобы ты меня потом корил, если что-то не получится». Отпустила. Поехал в Кобрин. Учителя брались за голову. Спрашивали: «Что за заведение, куда ты поступил?» «Училище!» — отвечал. — А у всех тогда училище ассоциировалось с хабзой. — Да. Интересная, в общем, ситуация… В Кобрине оценки ухудшились — в основном, четверки, иногда тройки. — Почему в иняз отправляли? — Немецкий учил. Давался он мне. И сейчас кое-как смогу изъясниться. Правда, лет семь уже прошло с момента активного изучения языка, так что навыки потеряны. — В общем, потом дубль. — Дубль. «Основой» начал руководить латыш Виктор Нестеренко. Как-то пришел на нашу тренировку. А я там чудил прилично :). Он меня и подприметил. Взял на сбор в Турцию. С основой. А потом полетел еще на один. — Два раза за зиму в Турции побывал? — О, да. Тогда мысли были: «Турция — е-мое :)!» Потом «молодежка» без наигрыша в юношеских сборных. Кажется, вместо Цевана поехал. У него травма была. Первый матч, а мы хохлам 0:3 пролетели. Но в дальнейшем Анатолич (Юрий Курненин — Goals.by) постоянно меня вызывал. *** — Кого не спроси, все говорят: «Саша Володько скромный». Так и есть? — Не то, что скромный… Как сказать? У нас, белорусов, наверное, менталитет такой. В чем наша скромность? Вот просят игрока об интервью. Сразу мысль идет: «Дам интервью — начну плохо играть». Не в том смысле, что сама по себе беседа с журналистом что-то собьет. Просто после пары неудачных матчей руководство по шапке даст, мол, ты только интервью раздаешь, а не играешь. Есть такие предрассудки. Все и начинают пугаться. Хотя кто-то и удачу боится спугнуть. Вот в Европе по-другому с этим дело обстоит. Игрок без стеснений может сказать: «Я великий, красивый, я все могу, я, блин, лучший футболист на свете!» Наверное, они так и считают. А когда мы откровенно себя принижаем, говоря то ли в шутку, то ли нет, мол, я чего-то не могу, я хуже кого-то… Может, это и шутка, но в подсознании негатив по отношению к себе откладывается. — То есть ты признаешь свою скромность, но пытаешься как-то меняться? — Ну, да. Не хочу чего-то бояться. Смотришь на ребят европейских — ничего не стесняются, живут без заморочек и предрассудков по поводу прессы… Не то, чтобы я заводила какой-то. Нет — спокойный человек. Больше, наверное, наблюдаю за всем со стороны. — И все-таки приметы у тебя какие-то есть? — Каких-то вроде придерживаюсь. Хотя одно время выходишь на поле с левой ноги. А потом решаешь что-нибудь поменять — щиток там с другой ноги начинаешь одевать. У всех есть свои обряды. — Лихтарович с правой ноги на поле выходит. — Ну, да. Я больше с левой. Кто-то в это верит, кто-то — нет. — Как ты относишься к мысли, что суеверие — религия дураков? — Не знаю… Не запретишь же людям верить. Может, человеку при исполнении своих ритуалов становится психологически комфортнее. Просто он для себя установил, скажем так, правила. И не хочет их нарушать. *** — Какие у тебя воспоминания о Владимире Геворкяне? — С Франгесовичем мы Кубок выиграли. Этот тренер уделяет очень много внимания физической подготовке. Считает, если будешь хорошо готов физически, удастся многое. Хотя сейчас Виктор Михайлович (Гончаренко — Goals.by) говорит, что даже физическая и тактическая подготовленность могут оказаться бесполезными, если есть проблемы с психологией. Когда боишься получить мяч, теряешься на поле, все наработки пропадают. Все, конечно, взаимосвязано. Но в первую очередь на поле нужно думать. Все от головы. — При всех положительных качествах Владимира Франгесовича, его, говорят, порой заносило… — Ну, знаешь… Он ко всему относится по-научному. Нам постоянно глюкозу замеряли. Считалось, если ее в крови недостаточное количество, мозг твой не работает — на поле ты не думаешь. В «Динамо» штрафники должны были покупать команде бананы, йогурты. Правда, Геворкян постоянно это сам делал. В БАТЭ нас тоже сейчас бананами кормят. Но такого значения им не придают. — Пиво для восстановления ведь тоже подходит? — У каждого свое восстановление. В Германии, говорят, пьют пиво. Но Франгесович, наверное, воспитан еще по-советски. Он к алкоголю очень плохо относился. — В БАТЭ пиво не пьете после игр? — Если тренер позволяет, пьем. В нормальных количествах — одну-две бутылки. А Франгесович, может, просто боялся не того, что мы выпьем, а того, что не сможем остановиться :). — Какие у тебя, в принципе, отношения с алкоголем? — Если честно, мне пиво не нравится. Я его много выпить априори не могу. Смотришь, некоторые за вечер выпивают семь-восемь литров. А я выпиваю бутылку, а вторая уже идет с напрягом. Что касается сладкого — йогуртов, бананов — я бы его топтал и топтал. Это мое :). А заставить себя хлестать пиво не могу. По мне так лучше чуток виски выпить. *** — Правда, что нынешние партнеры вспоминают тебе работу с Геворкяном? — Ну, да. Говорят, на том багаже, который дал тебе Франгесович, можно до конца карьеры играть. Предсезонки тебе, в принципе не нужны :)… Помню, мы перед спаррингами бегали по лестнице. К нам, по-моему, ребята из «Нафтана» тогда приехали. Разминаются и смотрят на нас. До игры всего ничего, а мы по лестнице туда-сюда наяриваем. Франгесович считал, что разминкой надо задать игрокам серьезный импульс. — Вот тебе Геворкяна вспоминают, а ты в ответ партнерам не вспоминаешь тот же финал Кубка, пенальти, не реализованный Федоровичем? — Чуть-чуть вспоминаем. Но не особо подкалываем друг друга. Владимирович (Александр Федорович, ныне тренер вратарей БАТЭ — Goals.by) рассказывал потом, что ходил и спрашивал у каждого: «Пойдешь бить?» Все отказались. Он взял ответственность на себя. Это похвально. Почему Федорович был лидером? Не боялся в те моменты, когда себя нужно было проявить. Забил бы, был бы героем. Не забил — ну, не повезло. — Правда, что после финала Кубка БАТЭ стал серьезно прессовать Брест по поводу твоей покупки? — Не знаю. Не помню, когда все началось. В финале вроде нормально сыграл — в перекладину даже пробил. Тогда еще тренером в Борисове работал Криушенко. Игорь Николаевич звонил мне, спрашивал, интересно ли мне поиграть за БАТЭ. Конечно, мне внимание чемпиона было приятно. — Тогда «Динамо» руководил Владимир Шишко, который был одержим идеей создания команды на основе брестских ребят. Говорят, он бы тебя в жизни не отпустил. — Когда я переходил в БАТЭ, в клубе Шишко уже не работал. Владимир Михайлович постоянно вкладывал большие деньги в команду. Еще когда Мархель нас тренировал (я тогда совсем малой был), в команду привлекли Черепнева, Афанасенко, Беспанского, Калачева, Сокола, Наумова. По генеральному плану приглашенные игроки должны были добиться результата. А нам стоило брать пример с опытных ребят, подтягиваться к их уровню, впоследствии заменив лидеров. — Но в итоге отпустили. — Отпустили. У меня тогда были проблемы со спиной. То играл, то снова лечился. Но БАТЭ проявил настойчивость. Оп — и я на «Сантьяго Бернабеу» :)! — Пребывая в аренде, пытался сохранить мотивацию для игры за «Динамо»? — Конечно, хочется расти. Если есть предложение продолжить сотрудничество с БАТЭ, зачем отказываться? Когда ты сыграл в Лиге чемпионов, впоследствии окунаться в будни чемпионата очень сложно. Даже сейчас, по прошествии четырех «групповых» лет, понимаю, что без еврокубков наш чемпионат виделся бы мне чем-то серым. — Вот Игорь Шитов во всеуслышание заявлял, что не находил мотивации в Беларуси. А как у тебя с этим? — Мне нравится в клубе. Серьезно. Конечно, хочется расти. Просто таких конкретных предложений, как у Игоря, у меня нет. Но сказать, будто у меня мотивации нет, я не могу. Вот скажу что-то подобное, тренерский штаб прочитает это, и отправит меня обратно в Брест :). — Давай представим, что у БАТЭ нет Лиги. Страшно? — Да. Я играл в Бресте два года без Лиги чемпионов. Помню, что это такое. Когда не испытываешь еврокубковых эмоций, становится сложно. Вот даже наш борисовский стадион. Он очень красив и великолепен для чемпионата Беларуси. Но когда возвращаешься на него с «Сан-Сиро» того же, чувствуешь себя по-другому. *** — Мастер спорта международного класса — это как? — Это звание нам дали за попадание на молодежное Евро. Мне вопрос как-то задавали: «Какой матч вам бы хотелось переиграть?» Я все время отвечаю, что матч со шведами. Все за нас болели, а мы так неудачно стартовали. Конечно, исходя из опыта, сейчас могу сравнить тот поединок с игрой против «Барсы». Но «Барселона» — это «Барселона». А тогда… Такие игры бывают. Но старт получился невразумительным. Все пошло не так, как надо. — Мастеру спорта международного класса дают какую-то книжечку? — Дали красную корку. Если едешь на машине, можно ее гаишнику показать — тебе отдадут честь, и поедешь дальше :). Медобследование проходишь без очереди. *** — Штанге когда-то обещал привлечь тебя в национальную сборную. Но так и не привлек. — Наверное, молодежное Евро пошло мне в минус. Именно игра со шведами. В остальных матчах выходил на замену. Нашего главкома национальной сборной я не впечатлил. Хотя, образно говоря, за пять лет в главной команде страны чуть ли не каждый игрок побывал по разу… Я не расстраиваюсь. Сам понимаю, возьми мою нынешнюю статистику, впечатлиться будет трудно. Гол в матче со «Штурмом». Голевая — во встрече с «Витебском». Ну, и за какие заслуги меня вызывать? Тренеру виднее… Не то, что расстраиваюсь. Конечно, хочется играть за сборную. Но, значит, в число сильнейших я не вхожу. — Статистика у тебя, вообще, интересная, — больше двух мячей в чемпионате ни разу не забивал. Зато чуть ли не все голы получаются сумасшедшими. — Ну, да — какое-то чудо-юдо :). Бывает ситуации, когда кажется, что мячу, кроме ворот, лететь некуда. А ты его как пульнешь… А потом что-то невероятное получается. Смотрю голы в матчах со «Штурмом», АЕКом… — Многие посчитали, что в Греции у тебя вышла «шара». — Ну, что значит «шара»? «Шара» — это когда ты бьешь в аут, а мяч летит в ворота :). Так о каждом голе можно говорить, будто он случайный. Если ты бьешь в ворота, какая тут может быть «шара»? Конечно, сто раз подряд мяч так же не залетит. Но доколупаться можно, если честно, до чего угодно. В Греции наносил акцентированный удар. Голкипер выбил мяч в центр. Он у углового флажка остался. Я и пульнул в ворота. Залетело красиво. И со «Штурмом» красиво получилось — в притирку со штангой… Может, было бы лучше много, но простых голов, чем один, но такой непонятный :). *** — С Родионовым недавно общались, он сказал, что ты много читаешь. — Есть такое. — Откуда это увлечение? — Не знаю. Вообще, раньше больше компьютеру предпочтение отдавал. Не то, чтобы я там компьютерный гений какой-то. Нет. Могу запутаться в простейших операциях. Но когда дело до игр доходит, оказываюсь в своей стихии. А книги… Прочитал одну книжку — понравилось. — Что за одну? — В пик популярности Дэна Брауна прочитал «Ангелы и демоны». Потом «Точка обмана». Приключения мне очень нравятся. Сейчас на детективы подсел. Есть такой английский автор Ли Чайлд. У него серия книг, в которых один и тот же герой оказывается в разных историях… Вот иногда, бывает, смотришь сперва фильм, а потом обращаешься к книге-первоисточнику. Мне кажется, книги намного богаче. — А что в плане игр? — Стрелялки, стратегии, квесты разные. Полный набор. Поразгадывать что-то люблю. Сейчас уже меньше играю. Глаза устают. — В принципе, досуг на базе у вас играми, книгами, фильмами и ограничивается? — Мы сейчас в Warcraft лупимся по сетке. Тренера немного гоняют нас :). Но мы втихаря чуть-чуть играем. Было время в Counter Strike четыре на четыре на сборах играли. Когда сидишь в этом отеле две недели, только компьютер и спасает. — Кто в компьютерных делах лучше всех разбирается? — Эд Олехнович. Мы его Билл Гейтс называем :). Компьютерный гений. Он постоянно в ноуте. Я вот паузы делаю, переключаюсь на книги. А Эд — нет. Бывает такое, что оторваться не можешь от книги. Думаешь, ну, вот еще чуть-чуть. И заканчиваешь в три ночи. А бывает, открыл книжку, почитал страницу, и не понял о чем. — То есть ты на сборах читаешь до трех утра? — Ну, не до трех :). Но, бывает, засиживаюсь. — Какая книжка любимая? — Трудно сказать. Браун очень понравился. Сейчас Чайлд занимает. — А классику освоить пытался? — Пока нет. У нас Саня Юревич такую литературу читает. А я пока молодой. Предпочитаю чуть попроще книги. Фото: Анастасия Жильцова, Эдуард Белемук, Александр Какшинский

Отец преподавал в той же школе. Сейчас уже нет. Шел в зал работать, меня брал с собой. Я со всеми возрастами там с утра до вечера бегал.

Немецкий учил. Давался он мне. И сейчас кое-как смогу изъясниться.

Не запретишь же людям верить. Может, человеку при исполнении своих ритуалов становится психологически комфортнее.

Если тренер позволяет, пьем. В нормальных количествах — одну-две бутылки. А Франгесович, может, просто боялся не того, что мы выпьем, а того, что не сможем остановиться :).

Дали красную корку. Если едешь на машине, можно ее гаишнику показать — тебе отдадут честь, и поедешь дальше :).

Вот иногда, бывает, смотришь сперва фильм, а потом обращаешься к книге-первоисточнику. Мне кажется, книги намного богаче.

Статистика