Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Главное, что я верю в ребят»

Об этом давно судачили. И это случилось. Георгий Кондратьев стал седьмым тренером национальной сборной Беларуси. Налаживая контакт с журналистами, наставник выразил мнение, что команда Штанге могла попасть в плей-офф Евро. Признался, что очень рассчитывает на Александра Глеба. Назвал белорусских тренеров очень сильными. Объяснил выбор помощников. Поведал, какую роль сыграл в натурализации Брессана. И обрисовал задачи на квалификацию чемпионата мира.

Георгий Кондратьев и Сергей Румас ударили по рукам
Георгий Кондратьев и Сергей Румас ударили по рукам
Kondratyev2Георгий Кондратьев и Сергей Румас ударили по рукам Сергей Гудилин

Об этом давно судачили. И это случилось. Георгий Кондратьев стал седьмым тренером национальной сборной Беларуси. Налаживая контакт с журналистами, наставник выразил мнение, что команда Штанге могла попасть в плей-офф Евро. Признался, что очень рассчитывает на Александра Глеба. Назвал белорусских тренеров очень сильными. Объяснил выбор помощников. Поведал, какую роль сыграл в натурализации Брессана. И обрисовал задачи на квалификацию чемпионата мира.

— С ближайшими планами сборная уже определилась?

— О каких планах можно говорить, если прошла всего лишь минута с моего назначения? Сейчас закончим пресс-конференцию и начнем планировать дальнейшую работу.

— Георгий Петрович, на какой срок был заключен контракт между вами и федерацией?

— Вопрос действительно для меня был принципиальный. Мы пришли к общему мнению, что буду два цикла работать у руля сборной.

— Насколько вам будет тяжело совмещать работу главного тренера национальной команды и главного тренера олимпийской сборной?

— Не вижу здесь вообще никаких вопросов. Даже полпроцента трудностей нет. В феврале только одна дата получается общая. Больше ничего у команд не совпадает. Можно даже сказать, что этот вопрос и выеденного яйца не стоит. Всего лишь 48 часов мы будем вместе в Турции. А дальше всё у нас разбегается.

— Когда впервые задумались о том, чтобы стать тренером национальной сборной?

— Когда работал с Юрой Курнениным. Он мне сразу сказал: «Когда я уйду, с молодежью ты будешь работать». Вот только тогда я начал думать, что мне, возможно, придется работать с молодежью. А о национальной сборной я никогда и не думал. Честно вам говорю.

— Прежде вы работали со сборными только на уровне молодых игроков. Сейчас возрастной круг расширяется. Легко предположить, что будет расширяться ваш круг педагогического и тренерского инструментария. В чем вы видите для себя различия в работе с молодежной и национальной сборными?

— Конечно, с молодыми ребятами проще работать. А здесь люди, поигравшие в солидных клубах. У них свое видение футбола, своя жизненная философия, свои взгляды на любые вещи. И, конечно, мне будет сложнее работать. Но надеюсь, раз я почти всех ребят знаю, раз они почти все через мои руки прошли либо в молодежной сборной, либо в минском «Динамо», мне со всеми ребятами удастся найти точки соприкосновения, и мы сумеем плодотворно поработать. Думаю, никаких проблем возникнуть не должно.

— Когда поступило предложение возглавить национальную сборную, наверняка вы взвешивали все «за» и «против». Какие аргументы вы определили лично для себя в пользу этой должности, а какие аргументы стали для вас настораживающими?

Минус, считаю, у нас один — подгруппа очень сложная. И задачу решить будет крайне сложно.

— Долго об этом думал. Где-то догадывался, что может поступить предложение. Минус, считаю, у нас один — подгруппа очень сложная. И задачу решить будет крайне сложно. Плюсы я видел для себя в том, что всех ребят знаю, знаю их возможности, знаю подходы к ним, и ребята меня хорошо знают. Еще я для себя так решил: ребята все-таки не раскрылись. Я считал и считаю, что в этом отборочном цикле они обязаны были выходить в плей-офф. Дальше не знаю, но в плей-офф — обязаны. Я постараюсь их убедить в этом, постараюсь их зарядить энергией, чтобы они не в этом, так в следующем цикле обязательно болельщикам принесли радость. То есть я верю в этих ребят. И считаю, что можно и нужно обязательно попасть на топ-турнир. Вообще, главное, что я верю в своих ребят. Это был главный плюс, главный аргумент для меня. Я это искренне говорю.

— Состав сборной останется прежним? Получит ли Александр Кульчий сыграть сотый матч в форме национальной команды?

— Конечно, Саша заслужил это. Саша многое вложил в белорусский футбол. И вообще. Думаю, что если Саша будет постоянно играть в своем клубе, хоть до 50 лет, то я буду только рад этому. А состав останется тем же на 90 процентов точно. У нас не так много футболистов уровня сборной. Всем обязательно дадим шанс, со всеми обязательно встречусь по возможности сейчас, в отпуске. Потому что мне очень важно, чтобы ребята хотели играть в сборной. Может кто-то не хочет играть? Уговаривать точно не буду, а вот убеждать — буду.

— За какой период вы планируете обжиться в сборной?

—  Думаю, что за сбор, который пройдет в феврале, у меня будет уже полный контакт с ребятами. Ведь на 99 процентов я их всех знаю.

— Георгий Петрович, не могли бы вы рассказать, что вас связывает с вашим помощником Вячеславом Акшаевым? На каких этапах карьеры вы пересекались?

— Этого человека я знаю почти сорок лет. С Витебского техникума физической культуры. Там мы познакомились, там мы играли вместе сначала в ДЮСШ-6 — меня на один год туда перевели. Мы там вдвоем впереди играли. Потом в «Двине» играли. Дружили постоянно, общались. Вот с тех времен я этого человека знаю. Вячеслав Евгеньевич своим трудом доказал, что он Профессионал с большой буквы. И я думаю, что это хороший выбор. Это человек, тонко разбирающийся в футболе. Уважаемый человек. Ну и, главное, это мой друг, это мой товарищ, на которого я всегда могу положиться.

— Георгий Петрович, помимо Акшаева вы назвали Касенка, который сейчас введен в тренерский штаб минского «Динамо». Вас это не смущает?

— Нет, конечно, не смущает. Вы намекаете, что могут возникать какие-то проблемы по вызову «динамовских» футболистов на сборы? Я не думаю, что здесь будут какие-то проблемы. Мне кажется, клубные интересы будут уходить немного в сторону. Я не говорю, что они совсем исчезнут. Но, полагаю, что у нас будет не так много сборов. И не такие они уж и большие. Думаю, мы договоримся с руководством минского «Динамо». Что касается Дмитрия, то я с ним и играл, и работал не один год. Жили когда-то в одной комнате. Считаю, этот человек принесет нам большую пользу. Тем более он всех ребят знает.

— Сейчас в стране две футбольные команды, за которыми все пристально следят — это минское «Динамо» и борисовский БАТЭ. На ваш взгляд, кто из них сильнее?

— Конечно же, сильнее сборная. Вы сомневаетесь?

— В олимпийской сборной у вас другие помощники. Не было ли желания сотрудничать с ними и в национальной команде?

— Во-первых, хочу сказать этим людям огромное спасибо. Они честно и порядочно выполняли свою работу. Но жизнь движется вперед. Нельзя стоять на месте. На уровне национальной сборной стоят более высокие задачи. И с новым тренерским штабом, считаю, я смогу достичь более высоких результатов. При этом я не умаляю профессиональных качеств тренерского штаба олимпийки.

— Георгий Петрович, вы будете что-то менять в сборной кардинальным образом?

Революций никаких не будет точно. Мы возьмем все лучшее, что было у Штанге. А это, считаю, игра в обороне.

— Революций никаких не будет точно. Мы возьмем все лучшее, что было у Штанге. А это, считаю, игра в обороне. Все-таки мы не так много пропустили. А вот над средней линией и в линии атаки нам придется поработать. Все-таки, я считаю, нужно играть намного агрессивнее, намного смелее. Нужно больше атаковать. Как получится это, мне сейчас трудно сказать. Все-таки бесконечный контроль мяча не приводит к хорошему результату. Может быть, «Барселона» владеет контролем мяча в совершенстве. У остальных команд, если они начинают подражать, ничего не получается. Вообще, нам надо найти золотую середину: между контролем мяча и агрессивной и быстрой игрой впереди. С вертикальными передачами, а не поперечными. Мы будем прививать такой футбол.

— Какова вероятность появления в национальной сборной Беларуси Ренана Брессана?

— Большая вероятность. Ренан — хороший игрок, что он не раз доказывал. Получение Брессаном гражданства — то была моя идея, моя инициатива. Это мой небольшой секрет. Я первый, у кого родилась эта идея. Так что Ренан обязательно будет играть у нас.

— А на Олимпиаду его возьмете?

— Посмотрим. Вы же знаете, что у меня есть обязательства перед людьми. Если Брессан будет играть так, что не взять его будет просто невозможно, то, конечно, возьмем его и на Олимпиаду.

— Кто будет капитаном в национальной сборной?

— Честно говоря, не думал. Обязательно капитан должен быть помощником тренера, проводником его идей. Так что нужно еще обдумать этот вопрос.

— Это будут выборы или ваше решение?

— Я не сторонник выборов. Здесь, считаю, демократия неуместна. Все-таки тренер сам должен назначать капитана.

— Вы говорили о планах. Понятно, что Олимпиада сама по себе ключевое соревнование. Но ведь перед ней будет еще один важный футбольный отрезок — Евро-2012. Время, когда наша территория будет объектом интереса команд, которые будут готовиться к Евро. И им нужны будут спарринги. При надлежащей работе маркетинговых служб, думается, можно обеспечить несколько хороших спаррингов и для олимпийской сборной, и для национальной.

— Для олимпийской точно не получится. В конце мая мы поедем на турнир во Францию. Сыграем четыре поединка — а этого достаточно.

— Хорошо, а национальная?

Для национальной уже есть одно интересное предложение — Греция. В конце мая мы, скорее всего, будем играть.

— Для национальной уже есть одно интересное предложение — Греция. В конце мая мы, скорее всего, будем играть. И еще одну игру мы обязательно проведем.

— А где планируете провести матч со сборной Греции?

— В Австрии.

— Вы сказали, что будете работать два отборочных цикла. А контракт вы уже подписали?

— Его я еще не видел.

— Каких ошибок вашего предшественника Штанге вы хотели бы избежать?

— Я не особо люблю говорить о предшественниках, а тем более об ошибках Штанге. Откровенно говоря, особых ошибок я и не видел. Просто не вникал в это дело. Я занят был своей командой.

— Видите ли вы трудности при общении с клубными руководителями?

— Думаю, больших трудностей точно не будет. Но интересы, конечно, у каждого клуба свои. У каждого тренера — тоже. Я могу сказать, что я всегда шел навстречу клубным тренерам, когда работал в молодежной сборной. Можете спросить. Ни одно раза не было такого, чтобы я кого-то обманул или подставил. Если я говорю, что отпущу игрока, то так и будет. Если он мне нужен, а вам он нужнее, то отпущу, конечно. Я своих коллег точно не подведу. Может, где-то даже в ущерб себе сделаю, но не подведу. Как они себя поведут — это другое дело. Но я гарантирую полную честность и порядочность по отношению к клубным тренерам.

— У Глеба-старшего есть шансы попасть в сборную?

— Глеб-старший — один из лучших футболистов в истории нашего футбола. И, конечно, я на него надеюсь. Он еще молод, он в расцвете сил. И я не верю в то, что он закончил с футболом. Я на него очень надеюсь.

— Вы сказали, что вам надо побеседовать с каждым игроком сборной. С кого начнете?

— Может, и сегодня кого-то встречу на вечере. Тогда и начну беседовать. Кто будет в Минске, с тем обязательно пообщаюсь.

— Какой отрезок в истории белорусского футбола назовете наиболее сильным и удачным?

— Я не проводил подобного анализа. Были циклы, где мы были обязаны выходить в плей-офф. Но там имели место недоработки. И для меня остается загадкой, почему при довольно сильных игроках… Посмотрите, в московском «Динамо» по три-четыре человека играло, в московском «Локомотиве», в киевском «Динамо»…

— А что больше всего запомнилось?

— Да ничего особенного не запомнилось. Вот вышли бы команды Байдачного или Малафеева в плей-офф, то это бы запомнилось. Помню еще, как Рома Василюк забил полякам. А больше ничего не вспоминается.

— Какие у вас будут пожелания к федерации футбола?

Хочется, чтобы та планка — питание, перелеты, гостиницы — не опускалась. А, по возможности, и поднималась.

— Хочется, чтобы та планка — питание, перелеты, гостиницы — не опускалась. А, по возможности, и поднималась. Раз подняли эту планку, значит, опускать ее ни в коем случае нельзя.

— Ваш предшественник поднял еще планку и в плане общения с журналистами.

— Могу вам обещать, что со всеми буду говорить честно и открыто.

— Георгий Петрович, бросили ли вы курить?

— Бросил. Две недели уже не курю.

— И как это на вас сказывается?

— Вообще, мне врачи сказали, что лучше бросать курить. У меня уже и давление скачет.

— Белорусских легионеров становится все меньше. Чего хочется больше — чтобы они уезжали за границу или чтобы оставались дома?

— Конечно, хочу, чтобы они уезжали и играли в хороших клубах. При всем уважении к нашему чемпионату,  не считаю я его сильным.

— В условиях тяжелого жребия, какой вы видите задачу в следующем отборочного цикла?

— Конечно, если я сейчас скажу, что мы будем бороться за выход в плей-офф, вы меня за шарлатана воспримете. Подгруппа у нас труднейшая. Я вот смотрю на финнов и грузин — сложнейшие две команды. Если мы займем третье место — это будет хорошим результатом для нас. Потому что у финнов и грузин очень хорошие команды. Но и этим командам можно кровь подпортить. Играть с ними можно. И не можно, а даже нужно. Будем готовиться к каждой игре как к последнему бою. И, думаю, где-то мы сможем зацепить очки и выиграть несколько матчей. Тем более делали такое с французами.

— Вы сказали о невысоком уровне чемпионата, а что вы думаете о первой российской лиге и о футболистах, от которых отказался когда-то Штанге и которые сейчас там играют?

— Думаю, Штанге отказался от них только потому, что они возрастные. Назовите мне хоть одного молодого там. Чухлей есть, но и тот сломался.

— Хорошо, но опыт Корытько или Булыги может вам пригодиться?

— Я думаю, что их лучшие годы позади. У них мало шансов попасть в сборную.

— Как вы считаете, кого предыдущий тренерский штаб обязан был привлечь в сборную, но обошел вниманием?

— Думаю, Штанге приглашал сильнейших игроков. Если бы он в ком-то видел игрока основы, то обязательно бы вызвал. Тренер же не враг сам себе. Если он кого-то не приглашал, значит, считал, что он ему не поможет. Вижу ли я кого-то? Наверное, где-то достоин был Стасевич. Особенно в начале сезона он хорошо играл. Наверное, можно было попробовать.

— Получали уже от кого-то поздравления? Ведь о вашем назначении слухи давно ходили.

Неделю назад позвонил мне Андрюша Кобелев и сказал дословно: «Ну что, тебя можно поздравлять или соболезновать?»

— Неделю назад позвонил мне Андрюша Кобелев и сказал дословно: «Ну что, тебя можно поздравлять или соболезновать?»

— Анализируя игровые линии, вы сказали, что хромает нападение и полузащита. Что скажете насчет вратарской позиции? Ведь двое из трех вратарей не играют сейчас.

— Но у нас ведь есть и Веремко, и Гутор, которые играют. И это радует. Посмотрит, как Гутор хорошо выступает сейчас. Дай Бог ему прогрессировать. Дай Бог ему стать основным вратарем национальной сборной. За вратарскую линию я не волнуюсь.

— Когда у руля сборной был Штанге, то постоянно шла ротация. Кого-то вы отдавали Штанге, кого-то он отдавал вам. Как будут сейчас построены отношения с главным тренером молодежной сборной?

— Я думаю, никаких проблем не возникнет. Если я, допустим, Багу не буду видеть в основном составе, то я его без проблем отдам Шуканову. А если я буду видеть Багу в основном составе, или буду видеть, что он выйдет на 20 минут и поможет мне, то я его, конечно, оставлю. И дай Бог, чтобы вот таких футболистов было больше.

— Штанге ввел довольно интересную традицию: новые футболисты должны были исполнять песенку. Сохраните ли вы эту традицию?

— Я думаю, да. Главное, что это ребятам нравится. Зачем от хорошего отказываться? Пусть поют на здоровье.

— А сами петь будете?

— Если бы умел — спел бы. Но Бог не наградил ни голосом, ни слухом.

— Разделяете ли вы общее умозаключение о кризисе нападающих в белорусском футболе?

— Согласен с этим полностью.

— Как вы собираетесь решать эту проблему?

— Здесь от меня мало что зависит. Здесь больше работа детских тренеров. Надо смотреть за тем, как они будут работать. За три-четыре дня, что будут у меня игроки, я вряд ли смогу дать что-то нападающему. Да, могу подсказать, в какую точку бежать, как открываться, но не более. Но это больше задача клубных тренеров. Я на тренеров очень надеюсь. Вообще, считаю их очень хорошими специалистами. Я искренне говорю. Считаю, что у нас очень хороший тренерский штаб в Беларуси.

— Будете ли вы ездить и смотреть на футболистов в клубах, общаться с их главными тренерами?

Вы знаете, я не сторонник ездить по клубам. Допустим, играет Саша Глеб в составе. Что мне на него смотреть?

— Вы знаете, я не сторонник ездить по клубам. Допустим, играет Саша Глеб в составе. Что мне на него смотреть? Или, допустим, Кутузов? Дай Бог, чтобы он заиграл. Ну что мне ездить? Один раз туда слетать и с тренером поговорить? Для меня важнее, чтобы мои помощники ездили и соперников смотрели. А игроков… Я их и так хорошо знаю. Если в ком-то буду сомневаться то, конечно, либо сам слетаю, либо помощника отправлю. А так лететь, чтобы, как Ирмшер летал в Китай, чтобы посмотреть на Славу Глеба? Они считали, что так надо, я считаю, что так не надо.

— Вы сказали, что бросили курить, с какими еще вредными привычками хотели бы расстаться?

— Не знаю даже, что ответить вам. Давайте я сначала с куревом расстанусь.

— Матом ругаться на футболистов будете?

— Я на них вообще редко ругаюсь. Матом тем более. Как Саша Гутор сказал — читали, наверное, все — что «он нас только инвалидами называет». В шутку, конечно, говорю. Я редко на них ругаюсь.

— Какого вы мнения остались о Штанге?

— Что-то бегал постоянно… Выскажу свою точку зрения. Я считаю, что если тренер бегает возле бровки, на пальцах что-то показывает — значит, он в раздевалке плохо поработал. Это мое мнение. Второе, он работает на зрителя, как Моуриньо.

— Где будет сборная проводить отборочные игры?

— Нет пока у меня ответа на этот вопрос.

— А по вашему мнению?

— Ну, конечно, в Минске. У нас нет больше стадионов, чтобы принять испанцев или французов. Все-таки «Динамо», пусть и старичок, может принять такие команды.

— Но его ведь будут реконструировать…

— Собираются…

— При Штанге была еще одна традиция. Футболисты сборной помогали детским домам, устраивали фотосессии. При вас это останется?

— Конечно, ведь детям нужно помогать. И по возможности мы будем эту традиции продолжать.

— Тренировки будут открытого или закрытого типа?

— А они у меня никогда закрытыми не бывают. Пожалуйста, приходите и смотрите, что вам надо.

— Как вы думаете, Штанге позвонит вам с поздравлениями?

— Думаю, что позвонит, если знает мой номер телефона.

— До этого он вам никогда не звонил?

— До этого ведь у него был рабочий телефон. И там он у него был записан. А есть ли у него мой номер в собственном телефоне, я сомневаюсь.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы