«Было время, только самые близкие звонили»

Фигура помощника нового главкома национальной сборной сама по себе очень интересна и противоречива. Вячеслав Акшаев выигрывал «золото» чемпионата, брал Кубок, приводил команды к медалям, но непременно уходил из клубов не по своей воле. В беседе с корреспондентом Goals.by наставник вспомнил некоторые моменты своей событийной карьеры, ответил на обвинения о покупке «Белшиной» своего чемпионство. А также признался, что готов к критике, которая непременно сопутствует профессии.

Вячеславу Акшаеву больно за витебский футбол
Вячеславу Акшаеву больно за витебский футбол
AkshВячеславу Акшаеву больно за витебский футбол Павел Алтунин

Фигура помощника нового главкома национальной сборной сама по себе очень интересна и противоречива. Вячеслав Акшаев выигрывал «золото» чемпионата, брал Кубок, приводил команды к медалям, но непременно уходил из клубов не по своей воле. В беседе с корреспондентом Goals.by наставник вспомнил некоторые моменты своей событийной карьеры, ответил на обвинения о покупке «Белшиной» своего чемпионство. А также признался, что готов к критике, которая непременно сопутствует профессии. 

— Разрешите вас поздравить с возвращением в большой футбол. Когда к вам с просьбой войти в тренерский штаб сборной обратился Георгий Кондратьев?

— Как только Кондратьеву предложили эту работу, он меня сразу и позвал. Я долго не раздумывал и ответил согласием. Да и зачем раздумывать-то?!

— Критиковать ведь по любому будут.

— Я спокоен. К этому уже привык за долгие годы. Не все ж время меня только хвалили. Критика — непременный спутник нашей профессии.

— Вы давние друзья с Кондратьевым. Насколько, кстати, давние?

— Дружим уже более 35-и лет. В 1975 году он приехал поступать в витебский техникум физической культуры. А у нашей команды тогда была практика просматривать тамошних футболистов. Георгия заметили сразу. После играли вместе в «Двине», жили в одном номере. Затем наши пути разошлись: его позвали в «Динамо», но мы продолжали поддерживать отношения.

— Поговаривают, он очень хотел вас видеть в помощниках в «молодежке», но кто-то из федерации был против…

— Конкретно кто был против, я сказать не могу — не знаю фамилий. Но, да, действительно, он мне предлагал. Ему в федерации сказали сформировать тренерский штаб и подать список фамилий. Моя фамилия в нем шла второй. Но мою кандидатуру не утвердили.

— Не выясняли, почему?

Возможно, моя фамилия кому-то резала слух. Судачили обо мне: «Он слишком много говорит»

— Возможно, моя фамилия кому-то резала слух. Судачили обо мне: «Он слишком много говорит». Я в интересах команды никогда не молчал. А это не нравилось руководителям. Вон Скоробогатько выступил — и вот результат.

— У вас же в карьере хватало подобных случаев.

— Частенько они происходили. Расскажу одну историю. В 2001-м под Новый год решил зайти в орготдел «Белшины» и поздравить женщин с праздником. А они мне говорят: «Евгеньевич, лучше бы не заходили. Нам дали задание с 95-го года на вас компромат найти». Просто я сцепился с заместителем директора клуба. Он совсем далекий от футбола человек. Начал непонятные вещи творить. Ну, я и указал на его отношение к команде. А он в ответ приказал поднять все «Прессболы», где я негативно отзывался о руководстве клубов и городов, чтобы потом прийти к генеральному, и показать какого человека мы держим.

— И что вы сделали, когда узнали об этом?

— Да ничего. Смысл был что-то делать? Если бы остался предыдущий генеральный директор клуба Аркадий Поляков, все осталось бы хорошо. Он замечательно относился к игрокам, любил команду. Он, кстати, меня постоянно в «Белшину» зазывал. Но я отказывал долгое время, так как в «Гомеле» работал.

— Слышал, была довольно интересная история, будто вы безработным были всего несколько часов…

— Когда в «Гомеле» начались проблемы, начальник городского управления спорта Поздняков выступил по телевидению с критикой в мой адрес. Говорил, мол, я не мог успокоить ребят, когда они бастовали. Тот конфликт удалось погасить. Но, видимо, обиду затаили и позже нашли причину, чтобы меня уволить. Случилось это после гостевого поражения от АИКа (0:1) в Кубке УЕФА (ответный матч «Гомель» проиграл 0:2 — Goals.by). Я в сердцах прыгнул в машину и уехал в Витебск. Отъехал всего километров на 150, звонок от Олега Гущи из Бобруйска. А он владел ситуацией везде. Я его называю гроссмейстер. Просчитывает все. И говорит: «Давай, не раздумывая завтра же ко мне, и приступай к работе». Утром набрал его, и ударили по рукам.

— Что еще можете сказать о нем?

Для меня стало полной неожиданностью, что Гуща неплохо в футболе разбирается. Он же заслуженный тренер СССР по велоспорту

— Для меня стало полной неожиданностью, что Гуща неплохо в футболе разбирается. Он же заслуженный тренер СССР по велоспорту. Со спортом на ты. Общались всегда хорошо и до сих пор общаемся. Правда, после интервью Алещенко вашему сайту, он отчего–то обиделся на меня и не берет трубку. Все не так было. Может, если прочитает, то возьмет трубку:).

— Много судачили, мол, «Белшина» купила свое чемпионство. Что скажете?

— Посмеюсь. Я и тогда смеялся.

— Говорили, что пенальти было много.

— Ты пойми, сам судья его не исполнит и до штрафной мяч не докатит. Та команда, которая больше владеет мячом, больше атакует, в итоге и имеет больше возможностей для пенальти. Я даже ругался с людьми, с которыми дружил. Задавал им вопрос: «А вы считали, сколько было пенальти, когда вы становились первыми?» Почему такой упор делался на «Белшине»? Многие не знают, что у нас были и задержки по зарплате. Какая покупка могла быть? Средняя зарплата у футболистов — 500 долларов. Это что бешеные деньги?

— После увольнения из ДСК у вас был перерыв. Чем занимались?

— Отдыхал. Помогал другу Саше Кончицу в «Осиповичах». Мы с ним дружим еще с тех времен, когда команда играла в высшей лиге. Познакомился с уровнем второй лиги. Не радужно, мягко говоря. Но зато поставил себе удар с правой ноги:). Ну, и на футбол старался выбираться, как мог.

— Можно ж было хобби завести.

Мне друзья предлагали заниматься бизнесом. Отказался

— В моем возрасте менять профессию сложно. Мне друзья предлагали заниматься бизнесом. Отказался. Не мое это. Директор витебского стадиона «Динамо» предлагал открыть футбольную школу Акшаева. Он поднял историю футбола в городе и был удивлен, что моя фамилия нигде не упоминается. Отказал и ему. Слишком уж это пафосно. Звонили тренеры и из моего родного СДЮШОР-6 и просили немного потренировать ребят, пока я клуб не найду. Согласился. Директором там сейчас Олег Воропаев работает, но школа подчиняется клубу «Витебск». И руководит всеми назначениями небезызвестный Столбицкий. Так вот, он отказал Воропаеву в моей кандидатуре, сказав, что Акшаев — персона нон грата витебского футбола. И знаешь, что удивило? Кто это произнес?! Человек, который не имеет никакого отношения к футболу вообще. В былые годы, зашел бы и по-мужски поговорил, но сейчас уже не хочу.

— Период в ДСК дал вам хоть что-то, кроме негатива?

— В очередной раз убедился, что когда в футбольный клуб приходят дилетанты, рано или поздно он развалится. Вот и здесь начал руководить клубом логопед по образованию и за год развалил все. Доходило до смешного. Всех иногородних начали увольнять. А у Чумаченко и Водовозова контракты до марта. И если цивилизовано поступать, то должна быть компенсация. А учитывая специфику ДСК, рассчитывать на это было сложно. Мы ж были подразделением комбината. Цех №15, как я называл. И вот они пошли к заместителю по кадрам. А у него кабинет такой интересный. Окно на пустырь выходит: снег, вьюга. Романтическая, в общем, обстановка. Я никогда не видел гнева в глазах Чумаченко. Игорь вылетел из кабинета с криком: «Да пошли вы!». Оказалось, они зашли, объяснили ситуацию. А им в ответ. «С завтрашнего дня вы вместе со своим Акшаевым с 8:30 до 17:30 с перерывом на обед в кедах будете бегать у меня под окнами». Дурдом. Так даже фашисты не поступали.

— Давайте вернемся к сборной. Телефон ваш не умолкает. Отвыкли от этого, небось?

Я сейчас стараюсь поменьше читать то, что пишут в интернете. Знаю, что и Георгий Петрович тоже

— Было время, только самые близкие звонили, а сейчас даже те, кого не слышал годами. Все поздравляют и желают успеха. Я понимаю насколько это тяжелая работа. Сколько критики может быть. Я сейчас стараюсь поменьше читать то, что пишут в интернете. Знаю, что и Георгий Петрович тоже. Меня даже жена его — Нелла — попросила, если что-то найду, не показывать Жоре. Конечно, есть люди, которых интересно читать. Несмотря на то, что они критикуют. Но таких немного. Проще всего взять псевдоним и любого человека опустить ниже канализации. Но к этому надо быть готовым.

— В Минске обосновались?

— Конечно. Долго осваиваться не пришлось. Я ведь работал здесь и с МТЗ, и с «Локомотивом». Город знаю достаточно хорошо. Сейчас подыскиваю квартиру, а пока живу у товарища.

— А из Витебска легко уехали?

— Когда в 99-м уезжал в Гомель, после того как 40 лет прожил в городе, меня постоянно прошибало на ностальгию. Хотелось вернуться, и трудно было уехать. Но, после всех этих «персон»… Но, тем не менее, Витебск — мой родной город, который я люблю. И мне больно за витебский футбол, и за то в каком состоянии он сейчас находится.

— Вы очень хорошо смотритесь в костюме. Всегда так одеваетесь?

— Раньше всегда носил костюмы. Только последний год не одевал — не было необходимости. Кстати, был случай, когда ходил вообще в спортивном костюме. Это в 98-м году. Отходил в одном и том же весь кубковый цикл. Весна, лето. 30 градусов тепла, а я в костюме. На фарт. Я тогда еще был суеверен. А потом с возрастом, все это прошло.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.