Новости

«Про Драгуна вопросы будут?»

14 апреля 2012, 09:27
0

Владимир Хващинский скорее разговорчивый, чем молчаливый. «Этот малой станет вторым Ромой! Главное, чтобы никуда не продали!» — носясь по редакции, захлебывался коллега от появления в брестском «Динамо» Владимира Хващинского. С того момента прошло почти четыре года. Карьера уроженца Бобруйска не развилась стремительно, но он по-прежнему является одним из самых перспективных атакующих игроков страны. Корреспондент Goals.by позвонил нападающему «Динамо»/«Бреста» в надежде разрушить миф о его молчаливости. — Как игроки брестского «Динамо» убивают время на сборах? — Собираемся в группы по интересам. Наша вот делится на команды — играем в Counter-Strike или в футбол. Фильмы смотрим. — И кто в «Динамо» самые активные геймеры? — Я, Сигневич, Премудров, Гайдучик. Сокол пару раз играл. Макар. Хотя Макар у нас самый слабый :). — А самый сильный? — Ну, я бы выделил Сигневича и Премудрова. — Надо думать, «шутерами» и игровыми симуляторами твои увлечения не ограничиваются. — Это только на сборах я убиваю время подобным образом. Дома к компьютеру почти не подхожу. Могу изредка поиграть, но не более того. У меня жена и дочка. Так что провожу 80 процентов своего свободного времени с ними. Вообще же, особых увлечений у меня нет. Хобби — тоже. Интернет, телевизор, кино. Можем с женой и дочкой просто сходить погулять по улице, заглянуть в боулинг, кино или пройтись по магазинам. — И что ты себе приобрел во время последнего шопинга? — Ну, я один редко хожу, обычно с женой. А последнее?.. Даже не помню. А вот — кофту какую-то прикупил. — Жена контролировала? — Сам ходил :). Но понятно, если я себе покупаю какую-то вещь, то и ей нужно что-то приобрести. Она меня вообще часто заманивает, мол, пойдем тебе обновку посмотрим. И так получается, что и ей что-нибудь приобретаем. — Стандартный развод. — Ну, да. — По поводу дочки — летом многих шокировала новость о том, что у тебя есть ребенок. — Когда узнал о беременности жены, сам сначала в шоке был, даже боялся. Но привык. И теперь я просто счастлив, что у меня есть ребенок. Люблю дочку очень сильно. Ей два годика сейчас. — Как зовут? — Даша. — Ты заботливый папашка? — Очень. Правда, стараюсь дочку не баловать. А вот бабушки и дедушки сдержаться не могут — позволяют ей все. — А с женой, как познакомились? — В школе учились. Очень долго знаем друг друга. Года два до рождения Даши встречались. Теперь вот живем вместе на съемной квартире. На собственную я пока не заработал :). — А вы женились до беременности? — До. — Давай вернемся к теме времяпрепровождения и закольцуем ее. Как относишься к чтению? — Коэльо мне нравится. Книг шесть его авторства прочел. Правда, в последнее что-то я забросил это дело. — В межсезонье команда лишилась многих авторитетных игроков. Как считаешь, кто теперь станет лидером в вашем коллективе? — Даже не знаю. Сейчас состав очень серьезно омолодился. Пусть я и сам далеко не возрастной игрок, но когда вышли из отпуска, у меня возникло ощущение, будто в дубль вернулся :). А лидерские качества… Есть у нас Дима Макар, Виталя Гайдучик. Скоро Витя Сокол, подтянется. — Мозолевский ушел. Значит, скоро состоятся перевыборы капитана. Как они проходят в «Динамо»? — «Мозоля» мы в прошлом году выбирали в раздевалке. Нам раздали листочки, на которых нужно было написать три фамилии, расставив их по местам. Первое — три балла, второе — два, третье — один. Стандартная, в общем, процедура. — Ты за кого голосовал? — Мозолевский, Гайдучик, Макар. — Кого бы ты предложил на роль капитана? — Скорее всего, на первое поставил бы Гайдучика. Потом Макара и Сокола. — Гайдучик, кажется, лучший вариант. Все же местный. — Ну, да. — А ты сам родом из Бобруйска. — Да. Когда мне было четыре года, родители решили переехать в Брест. Не знаю, почему. Наверное, не нравилось им в Бобруйске. — Выезды в Бобруйск задевают тонкие душевные струны? — Если честно, вообще ничего не чувствую. У меня там ни родственников, ни друзей. Я даже ничего не помню из своего бобруйского детства. Слишком маленьким был. И вообще родным для себя считаю Брест. — Чем занимаются твои родители? — Папа работает каким-то мастером на заводе «Брестгазоаппарат». Мама товароведом на «Гефесте». В общем, со спортом никак не связаны. Хотя в школьную секцию по футболу меня отвел именно папа. Лет шесть или семь мне было. Периодически играли товарищеские матчи со СДЮШОРом. Нас с парой ребят заприметили и забрали. Стандартная история. — Ты дебютировал за «основу» «Динамо» в 18 лет. Как это стало возможным? — Играл какое-то время за дубль. Вроде Арушанов… Да, Арушанов обратил на меня внимание, пригласил в основной состав. Потренировался я месяц или два — и в Гродно вышел на замену (6 июня 2008-го — Goals.by). Мозолевский тогда два забил, мы 2:1 победили. А я минуты четыре сыграл. — Мандраж был? — Конечно, волнение присутствовало. Но не сильное. Тем более, желание переполняло. Отведенное время отбегал по полной программе, правда, даже не устал. Тем не менее, эмоции все равно остались прекрасные. Дебют в выигрышном матче — это хороший вариант. Помню, как все меня поздравляли. — А вообще тебе часто приходится волноваться? — Тут все от обстановки зависит. Во время матчей чемпионата Беларуси особо не волнуюсь. Но когда на Евро выходил на замену, ноги немного дрожали :). — Когда тебе в последний раз было реально страшно? — Сложно сказать… Хотя вот вспомнил. Совсем недавно играли двусторонку в Томашовке. Пошли в стык с Бурко. Лечу я, значит, вниз и понимаю, что приземлюсь аккуратно на вытянутую руку. Боялся, что сломаю. Упал на кисть. Тем не менее, когда встал, все было в порядке. — Продолжая тему дебютов, расскажи про первый гол вы в высшей лиге. — «Витебску» забил (12 сентября 2010-го — Goals.by). Дима Мозолевский все сделал. Обыграл защитников, пробил, но вратарь потащил. А мяч как раз ко мне прилетел. Я его добил. Эмоций очень много было. Тем более, больше 20-ти матчей не мог открыть голам личный счет… Понимаю, что радоваться нужно, а куда бежать, что делать, не знаю :). — Каким было послематчевое празднование? — Не помню… Может, разве что пива посидели после игры попили. А нет — Пудышеву в честь гола подарил бутылку шампанского. На тот момент у нас была такая традиция. Если забиваешь впервые или дебютируешь за «основу», несешь шампанское. — Пудышеву? — Ну, Пудышеву. А что там дальше происходило, я не знаю :). — Как, кстати, работалось с Юрием Алексеевичем? — Очень хорошо. Пудышев мог, конечно, во время игры напихать, но за полем относился к нам по-доброму. На тренировках все время снимал напряжение. Делаем какую-нибудь сложную работу, а Юрий Алексеич пошутит, и легче становится. Желание прибавляется. Пудышев нам еще клички придумывал. — Какие? — Сигневича он Китом называл. Наверное, потому что Коля большой. Бурко — Куманом, потому что похож. — А тебя? — Я остался без клички от Юрия Алексеича. Меня с детства все Бассуром называют. Во дворе как-то придумали, так и прилипло. Иногда еще Хващом. — В 18 лет тебе случилось провести несколько матчей в паре с Романом Василюком. Каково молодому футболисту играть с легендой? — Нормально. Рома очень хорошо цепляется за мяч… Вообще, спокойнейший человек. Даже не припомню, чтобы он кому-нибудь хоть раз «напихал». Не то, чтобы Василюк постоянно молчал, просто не балагурил. Нормальный человек, семейный. Некоторые Рому обвиняли, будто он на тренировках пешком ходил. А зря — Василюк работал наравне со всеми, помогал команде. В Бресте Рому до сих пор очень любят. Помню, какую негативную реакцию вызвала новость о его расставании с «Динамо»… Комфортно было с Василюком играть. Сколько раз он меня выводил один на один. А я не забивал… — Есть мнение, что у тебя не лады с реализацией. Согласен? — Конечно, согласен. Вроде все правильно делаю — открываюсь, как надо, в нужное время в нужном месте оказываюсь… Но в концовке чего-то не хватает. Все происходит, будто в замедленном действии. Или наоборот экстремально быстро. Вот и теряюсь. — Дмитрий Мозолевский как-то сказал, что решая эпизод, нужно отключить все мысли… — Мне тоже много кто такое говорил. Вот Андрей Климович, к примеру. Он вратарь, он знает. Говорит, выйдя один на один, никуда не целься — просто бей. А будешь выцеливать — никогда не забьешь. — Василюк, наверное, не выцеливал, когда в прошлом году забивал «Динамо»… — Знаешь, а все время так — игрок уходит из «Динамо», а потом в составе новой команды забивает нам. В прошлом сезоне вот Березовский забил, Василюк... А нас, главное, все время предупреждали на установках: «Аккуратнее с Ромой, внимательнее». Но он такой человек, что гол способен сделать из ничего. — В детстве Василюк был твоим кумиром? — Нравился Рауль… И Василюк :). Сейчас… Ну, Месси нравится. Но это смешно, он всем нравится. А вообще, мне «Реал» больше всего симпатичен. — Так про кумиров спросил… — Про Драгуна вопросы будут? :) — Будут. — На что потратил премию, заработанную в Дании? — На все понемножку. Что-то отложил, поменяв на доллары. Хотя с нашим курсом не так-то много и вышло. — Чем в бытовом плане запомнился молодежный чемпионат Европы? — Нормально все было. Не сказал бы, что с кем-то особо общался. Просто я в коллективе был новичком — в отборе ведь не играл. Стас вот говорил, мол, Хващинский все время молчал. Но я человек такого склада, что мне на адаптацию в любом коллективе нужно время. Не получается сразу же влиться. Вот у нас в «Динамо» есть Дима Макар, так он бы в доску своим и в «Барселоне» за пять минут стал. Думаю, если бы я играл в квалификации, Драгун бы обо мне такого не говорил :)… Ну, я же не могу придти к Стасу в номер и сказать: «Давай дружить» или «Давай общаться». Но это не значит, что я все время молчал и всех сторонился. Жил в номере с Гайдучиком, к нам заходили Гомелько с Гордейчуком в карты играть. Нормально общались. И вообще — скорее, я разговорчивый, чем молчаливый. — Какие воспоминания оставила Дания? — Организация турнира была просто идеальной! Придраться вообще не к чему. А больше всего поля запомнились. Таких вообще нигде не видел! — Забавно, но приезду с датских идеальных полей ты оказался на микашевичской синтетике, где прошел кубковый матч «Гранита» и «Динамо». — Контраст, понятно, ощущался. Но не сказал бы, что вышел на искусственное поле, и мне сразу стало грустно. Я ж в Дании не играл практически. Потому в матче с «Гранитом» очень хотел принять участие — сил и желания было в достатке. Правда, в концовке мне икры свело. Вот и пришлось замениться. — Еще про прилет из Дании. В аэропорту все обливались шампанским, всячески радовались. А Хващинский с Гайдучиком в автобусе быстро переоделись в клубные костюмы и куда-то пропали… — Было дело. Мы просто на поезд спешили… Правда, все равно не успели. Четыре часа ждать пришлось. Пошли на последний этаж вокзала, там где аэрохоккей и другие автоматы. — Четыре сезона в «Динамо» ты провел под 26 номером. Не было желания сменить его? — Кстати, сменил. Я бы и раньше это сделал, просто не было подходящих номеров. Дали 26-й — я и играл. Привык, не хотелось менять. А теперь Коля Януш ушел, оставив мне «десятку». — У тебя сменился номер, а у команды — название. Как ты к этому относишься? — Конечно, это неправильно. Но что мы сделать можем, если люди в Минске не понимают значимости названия для клуба!? Нам, игрокам, что: в Минск пешком пойти, просить вернуть «Динамо»? Наши фанаты — молодцы — писали письма губернатору. Но ничего не помогло. — Кстати, болельщики тебя узнают в городе? — Иногда. Вот недавно в маршрутке ехал. Заходит парень какой-то. Смотрит на меня. Потом говорит: «Вы Дмитрий?» Видимо, с «Мозолем» меня перепутал. Отвечаю: «Нет, не Дмитрий». «Извините» — сидит, минуту думает. Потом: «А вы Владимир, наверное, Хващинский!» Потом поговорили нормально о командных делах. Адекватный парень. — С неадекватными сталкиваться приходилось? — Нет пока. Хотя не думаю, что люди, которым я не нравлюсь, вдруг станут ко мне подходить на улицах и о чем-то расспрашивать. А когда с трибун кричат… Я все равно не слышу — об игре надо думать на поле. Бывает, на форумах читаю болельщицкие мнения — иногда неприятно. Не сказал бы, будто мне все равно. В некоторой степени, конечно, расстраиваюсь, но при этом понимаю, что за ником может скрываться кто угодно. Условно говоря, какой-нибудь 10-летний малой от нечего делать сидит и пишет всякую херню. И что мне: прислушиваться к нему? Это ведь тоже неправильно. — В конце прошлого года болельщики активно критиковали одну из команд, номинальным игроком которой ты являешься, — «молодежку» Юрия Шуканова… — Я провел несколько матчей за эту команду во время подготовки к отбору. В официальной игре с боснийцами вышел на замену, правда, потом и меня заменили… Больше вызовов не было. Наверное, не нравлюсь тренеру. — Слушай, а каково это выйти на поле на 27-й минуте и покинуть его на 73-й? — Понятное дело, расстраиваешься. Но что я могу сказать? Может, в игру не вошел… Конечно, неприятно. Но у каждого тренера свои мысли. Вот Соловей — второй бомбардир чемпионата — не играет в этой команде. Гаврилович — тоже. — Ну, они-то поссорились с Шукановым. Может, и ты? — Не, мы не ругались. Ну, я ж нападающий. Там «Хлеб» играет. Может, он сильнее. Может, Кравчук сильнее. Не знаю… У каждого свои заморочки. — Можешь сравнить атмосферу в командах Кондратьева и Шуканова? — В сборной Кондратьева очень сильный коллектив. Каждый стоит горой за каждого. Атмосфера намного лучше, чем в команде Шуканова. — Веришь, что молодежной сборной удастся успешно завершить квалификацию? — Дело не в том, верю я или нет. Просто хочется, чтобы они достойно завершили отбор. — Ты говоришь «они». То есть на вызов уже не рассчитываешь? — Если честно, не рассчитываю. Если меня не вызывали раньше, с какой стати, вызовут теперь? Фото: Эдуард Белемук, Иван Уральский, архив семьи Хващинских

Counter-Strike, Даша, Коэльо

Выборы, Мозоль, Бобруйск

Пудышев, шампанское, Бассур

Василюк, реализация, Рауль

Драгун, Микашевичи, аэрохоккей

Фанаты, маршрутка, Кондратьев