Трибуна

Новости

Главная новость
Tribuna/Футбол/Новости/«В «Реале» поиграл совсем мало»

«В «Реале» поиграл совсем мало»

27 февраля 2012, 10:29
0

Сергей Омельянчук успел поиграл и за «Реал», и за „Арсенал“ Минское «Динамо» готовит самый громкий камбэк нынешнего межсезонья (хотя и не факт, что он состоится). Вице-капитан национальной сборной Беларуси Сергей Омельянчук уже согласовал личные условия контракта. Сделав паузу в обсуждении юридических нюансов, защитник дал большое интервью Goals.by, в котором рассказал о периодах выступления за «Торпедо-МАЗ», «Реал» и «Арсенал», вспомнил Бернда Штанге, Анатолия Юревича и Жан-Клода ван Дамма, а также объяснил свое желание вернуться в Беларусь. — Вы говорили, что однажды пострадали от плохо составленного контракта. Когда произошла эта неприятность? — Пострадал… Переходил из «Торпедо-МАЗ» в «Легию». Молодой был, неопытный. Дали контракт — я его и подписал не глядя. Обговаривали один размер зарплаты, а за вычетом налогов получился совершенно другой. В общем, обсудили вроде бы чистый заработок, но юридические моменты я не учел. Вышло, что в Польше отдавал налоговикам больше денег, чем получал в Беларуси. Это было больно :). — В начале года вы как-то очень обреченно сказали: «Когда-то придется вернуться в Беларусь». И вот теперь близки к переходу в «Динамо»… — Вряд ли обреченно. Понимаете, хочется заниматься любимым делом, живя дома. Потому знал, что все равно вернусь. «Терек» базируется в Кисловодске — в Грозный мы летали только на матчи. Не хотелось срывать жену с детьми в Россию, тем более сын в Минске в школе учится. Кисловодск ведь — очень маленький город, там не разгуляешься, выбора школ и детских садиков особого нет. Да и вообще, после трех с половиной лет без постоянного контакта с семьей задумываешься: «Не пора ли побыть с домашними, начать проводить больше времени с детьми, которые очень хотят, чтобы папа был рядом?» — В профессиональном плане возвращение в Беларусь вами воспринимается как карьерное падение? — Каверзный вопрос… Я бы не сказал, что это какое-то падение. Можно ведь играть в Беларуси, участвуя в медальной гонке и выступая в еврокубках. Честно, это приятнее, чем бороться за выживание в той же России. Ничья-поражение-ничья — неприятный ритм, который приводит к очень угнетающему состоянию. Постоянный стресс — это вообще тяжко. — Вы говорите о еврокубках, в которых «Динамо» пока не участвует. То есть собираетесь подписывать с клубом долгосрочный контракт? — Честно, да — на два-три года. Но пока ничего не подписал, так что нет смысла об этом говорить. Хотя признаюсь, с «Динамо» мне бы хотелось поиграть в Европе. Ведь у каждого спортсмена есть какие-то личные цели. К тому же в еврокубках я не участвовал со времен выступления за московский «Локомотив». — Будучи уроженцем Гомеля, вы переехали в Минске благодаря Анатолию Юревичу. Правильно? — Да. Анатолий Иванович пригласил нас со Швыдаковым в «Торпедо-МАЗ». Прямо из ДЮСШ, в которой мы играли под руководством Владимира Дмитриевича Агеева — земля ему пухом… Афонасенко, Швыдаков, я, Данилов, Амельченко — все его воспитанники. — В «Торпедо» вы заиграли не сразу. Был период выступления в минском «Реале». С одноклубниками не шутили по поводу названия команды? — Ох, тогда не до шуток было :). — Почему? — Играли и играли… В «Реале» то я провел совсем мало времени. Со второго круга выступал за РУОР в третьей лиге по просьбе Юрия Антоновича Пышника… «Реал» — конечно, интересное название. Хотя я, выходит, и в «Арсенале» поиграл. Киевском :). — В «Торпедо» вы, говорят, форму сами себе стирали… — Нормальное явление. Я ведь вырос на этом. Как в детстве было? Трава на поле подрастет, придет дедушка, ее покосит. Мы потренируемся — и отправляемся мыться. Вместо душа у нас был кран с водой за раздевалкой. Умыл лицо, переоделся — и домой. Это у нынешней молодежи все солидно — души, раздевалки. А я вырос в более спартанских условиях. Хотя, думаю, это хорошо. Такая закалка и в жизни, и в спорте помогла. — Что еще из юношеской романтики вспоминается? — Летом ездили с командой в лагерь. Так тренер все время брал с собой сало. Или нас просил. Мы после ужина шли на танцы. А отгуляв, собирались в беседке — кушали сало с хлебом. Мы так его точили, как будто деликатес какой-то:). Ну, а организм молодой — потому все заходило за милую душу. — Какой была «торпедовская» романтика? — Ой, что-то я к вашим вопросам не подготовился :). Помню, ездили в Хорватию на сборы. 48 часов пути на автобусе! Без ночевки! Туда ехали каждый со своим пайком, а на обратном пути давали по пять долларов на человека на провизию :). — А какая у вас зарплата была в «Торпедо-МАЗ»? — 200 долларов. Но мне, чтобы жизнь малиной не казалась, все время давали меньше :). Говорили: «Если продолжишь хорошо работать, в следующий раз получишь 200». И так на протяжении многих месяцев… Но это мотивировало. Мне хотелось получить свои 200 долларов. Вот и работал через «не могу». — Заработали по итогу? — Получилось так, что «молодежка» сыграла три матча, победив во всех. И нас премировали путевками в Эмираты. Перед поездкой Анатолий Иванович дал мне денег — долларов 500 или 600. Сказал: «Серега, купи родителям подарки и сестре. Ну, и себе что-нибудь». — Слушайте, а как это вам не выдавали прописанную в контракте зарплату в полном объеме? — Ну, какие тогда были контракты? Я ж пустые листы подписывал :). Никаких документов в глаза не видел вплоть до перехода в «Легию». Может, в том контракте зарплата в сто долларов была прописана. Но я даже не спрашивал, меня это вообще не интересовало. Не был падким до денег. Давали сотню — радовался. Хотя тогдашнее стимулирование рублем, считаю, было правильным. — Каково было сыграть за сборную в родном для себя городе? — Чувствовал какую-то сверхотвественность. Все же на трибунах собрались родные и близкие, друзья. Мама с папой пришли посмотреть... Но тогда мы, конечно, такой команде проиграли, что после матча никому на глаза не хотелось показываться. Убитое было состояние. — То был один из первых матчей под руководством Бернда Штанге. Чем вам, кстати, немец запомнился? — Штанге, конечно, театрал :). Он умеет преподнести любой факт в десять раз ярче, чем есть на самом деле. Помню, приехали мы на Кипр в ноябре-месяце. — Когда 1:2 проиграли? — Да. И Штанге на предматчевой тренировке говорит: «Ребята, уже все билеты проданы. Завтра будет полный стадион народу!» Приезжаем на игру. На трибунах, грубо говоря, человек шесть сидит :). И то из них четыре агента и два, наверное, таксиста… Правда, такие моменты воспринимались по-хорошему. — Когда в прошлом году Штанге решил не задействовать вас в матчах с боснийцами, ни о чем хорошем, наверное, не думалось… — Мне было неприятно, все же очень хотелось на поле. К тому же последняя домашняя игра цикла, да и матч мегаответственный. Признаюсь, я закипал. Но в командных интересах решил избежать открытого конфликта. Зачем он нужен? Вот и наступил себе на горло. — История о вашей болезни, получается, была фикцией. — Мы спокойно побеседовали со Штанге. Сошлись на этой версии, чтобы не подымать шумиху накануне ответственного матча. Мне же нужно было взять паузу для размышлений. — Врач сборной Тадеуш Переход выступил в прессе, заявив, что вы перенесли ангину. — Все сошлось. С одной стороны — я действительно был простужен. С другой — нужно было уйти от конфликта. — Вам не жалко Тадеуша Стефановича? В 2008-м в интересах федерации он покрывал Сергея Шмолика, говоря про какое-то защемление позвонков. В 2011-м рассказывал о вашей ангине… — Такова судьба доктора :). Хотя я о Тадеуше могу сказать только хорошее. Как человек он мне нравится… Ну, не то, чтобы нравится — мне комфортно в общении с ним. О профессиональных качествах Перехода судить не могу. Это не мой род деятельности. — И все же в той неприятной истории можно отыскать что-то хорошее. Ведь игроки заступились за вас — пошли к Штанге и попытались убедить его отказаться от своего решения. — Мне приятен поступок ребят. Вообще, приятно, что в сборной за последние годы сформировался отличный коллектив. Те же игроки из «молодежек» очень органично вливаются. Воспитанные, адекватные парни. Приятно общаться с ними и на футбольные, и на нефутбольные темы. Быть может, именно за счет коллектива в последнее время нам и удались несколько громких побед. Правда, нестабильность сборной пока нам мешает. Надеюсь, постепенно, мы от нее избавимся. — С кем на сборах национальной команды вы живете в одном номере? — Чаще всего — с Тимохой Калачевым. Но если есть возможность жить в одноместном номере, пользуюсь ею. — Людей сторонитесь? — Нет. Просто каждый профессионал по-своему готовится к играм. Кому-то надо в 10 заснуть, кому-то — в 11, кто-то может позволить себе и в 12. Это нюансы. Иногда хочется, чтобы никто не мешал. Хотя у меня каких-то особых заморочек нет. Просто спать стараюсь лечь пораньше — в половину 11-го или в 11. — Вы режимщик? — Ну, да. — И никогда не нарушали? — Ну… Произошел один случай во времена «Торпедо-МАЗ». Пошли с одноклубником ночью гулять. Вернулись под утро. Дело было в «Стайках». По итогу проспали зарядку. За это Анатолий Иванович меня чуть из команды не выгнал :). Был залет… Правда, не такой я гуляка. Могу пойти поужинать в ресторан. Бокал вина выпить или пива — это нормально. Знаете, с годами начинаешь осмысливать происходящее, контролировать себя. Хочется продлить себе карьеру. Вот и задумываешься обо всяких нарушениях: «Надо ли тебе это?» — Как вы проводите время, когда рядом нет семьи… Она у вас, кстати, большая? — Да, у меня жена и двое детей. Мальчику восемь лет, девочка полтора года. В Минске почти все время с ними провожу. — А на сборах? — Если картежники в команде есть, с удовольствием играю. Можно по телевизору какую передачу или футбол посмотреть. Стандартный набор развлечений. И максимальный. Все же свободным остается только вечернее время. — Вам обязательно нужно переходить в «Динамо». В команде две лиги картежников. — Ну, да — начну с низшей, а там буду пробовать в высшую пробиться :). Касаемо досуга, вообще, люблю все, что связано со спортом. Если есть время, выбираюсь на футбол. Хожу на домашние матчи хоккейного «Динамо». Еще можем зайти в ресторан с женой. Люблю вкусно поесть. — Помните, как вы во время турецкого сбора национальной команды на тренировку не вышли из-за того, что отравились креветками? — Был момент :). — Некоторыми болельщиками он был воспринят очень остро… — Я не обижаюсь на людей, которые сидят на форумах. У каждого из них есть свое мнение. Они вольны его высказывать. И вообще наличие собственной позиции — это хорошо. Правда, у нас много негатива. Честно, угнетает, когда сплошь и рядом негативщина. А та история не стоит… — Съеденной креветки. — Да. — Географически у вас очень богатая карьера. Где лучше всего жилось? — В Киеве, наверное. Ставлю этот город вровень с Минском. Очень мне там комфортно было. Тем более жили с семьей. Жена с сыном и в Москве были со мной, и в Ростове. В Ярославль, правда, я их не взял.  — Ярославль с Ростовом — с командами из этих городов вы два года подряд вылетали из премьер-лиги. — Да… Очень хорошо помню те сезоны. Думал: «Что это такое!?» Вообще, когда попадешь на дно таблицы, выбраться оттуда чрезвычайно сложно — вокруг одни волки. Я и в церковь ходил, чтобы победы вернулись. Уже не знал, что делать. Состояние было нехорошее. Играешь, стараешься, а команда все равно вылетает… Благо потом все наладилось. — Жили вы себе в Ростове-на-Дону. И тут поступило предложение поехать в Чечню. Как среагировали? — Нормально. Клубы оперативно решили все вопросы. У меня никогда такого быстрого перехода не было. Обычно этот процесс затягивается — подготовка контракта, ознакомление с ним, нюансы, формальности… Мне объяснили, что команда базируется в Кисловодске. На игры в Грозный летает самолетом. Единственное, чего я реально боялся, так это третьего кряду вылета из лиги. «Терек» на тот момент шел третьим с конца. Если бы опять пришлось расстаться с премьер-лигой, можно было бы заканчивать с футболом. Но мы сначала победили «Спартак», потом сыграли вничью с «Москвой», стали набирать очки — и я успокоился. Проклятье, наконец, закончилось.  — Что вас поразило в столице Чечни? — По улицам ходили люди с автоматами, женщина на трибунах были редкостью. Об этом я уже как-то рассказывал. Помню, как Рамзан Кадыров пригласил команду к себе в резиденцию на банкет. Огромное озеро, по которому плавают утки, все виды диких животных, собаки, лошади… Шикарное место. Удивили масштабы резиденции и количество охраны на территории. Нас пригласили как раз после победы над «Сатурном». Настроение у всех было хорошее. Когда Рамзан Ахматович танцевал, его приближенные подбрасывали вверх деньги. Огромное количество. Кому эти деньги потом достались, не знаю. Может, артистам, которые там выступали. — А вы деньги бросали? — У меня с собой не было :). Бросали только приближенные. Я поначалу не понял, что происходит. Но потом мне все объяснили про местные обычаи. — Вам доводилось лично беседовать с главой Чеченской Республики? — Да. Честное слово, Кадыров поразил меня своим мышлением и психологией. В нем сразу же видится сильная личность. При этом в жизни очень простой человек. Помню, как во время наших двусторонок он брал манишку и играл за одну из команд. Рамзан Ахматович впечатлил меня своим отношением к людям. Говорю так не для того, чтобы его возвысить. Просто я действительно был поражен. — Не удивились, когда прошлогоднее празднование дня города в Грозном посетили Ванесса Мэй, Хиллари Суонк и Жан-Клод ван Дамм? — Ни капельки. Со временем перестал чему-либо удивляться. В Грозном я кого только не видел — сборную мира по футболу, артистов, которые приезжали в резиденцию и на открытие стадиона. — То есть отреагировали вроде: «Ну, ван Дамм — и ван Дамм»? — Честно, я не очень понял смысла его приглашения. Человек приехал, посидел, посмотрел гала-концерт и уехал. Но хозяин — барин. Кого захотел, того и пригласил. Я вообще не хочу кому-либо навязывать свое мнение. Главное, что жителям города, для которых организовали праздник, понравилось. — Если бы вы организовывали день города, кого бы позвали? — Не знаю… Нанял бы соответствующих специалистов и попросил бы пригласить самых популярных артистов, которые нравятся молодежи. — А вам кто нравится? — Честно, я любую музыку могу слушать. Мне нравится то, от чего прется молодежь :). — Вы вот все время говорите «молодежь». Неужели считаете себя таким старым? — Не считаю. Но многие уже причисляют меня к ветеранам. Когда расстались с «Тереком» , что-то подобное слышал. Тренеры старой закалки говорили: «Ну, 31 год — уже старый. Если бы был помоложе на годик, на два, конечно, взяли бы…» Я вообще этого не понимаю. Наоборот, считаю, что защитнику каждый год (в пределах разумного) идет на пользу. — А вы до какого возраста играть собираетесь? — Пока буду нужен и востребован. А если будут говорить, что я старый или плохой, или хромой, тогда закончу. Не буду мучить ни себя, ни людей, ни тренеров, ни футбол вообще.

Кисловодск и еврокубки

Я бы не сказал, что это какое-то падение. Можно ведь играть в Беларуси, участвуя в медальной гонке и выступая в еврокубках.

«Реал» и сало

Как в детстве было? Трава на поле подрастет, придет дедушка, ее покосит. Мы потренируемся — и отправляемся мыться. Вместо душа у нас был кран с водой за раздевалкой.

Театрал и Босния

Мы спокойно побеседовали со Штанге. Сошлись на этой версии, чтобы не подымать шумиху накануне ответственного матча.

Калачев и креветки

Я не обижаюсь на людей, которые сидят на форумах. У каждого из них есть свое мнение. Они вольны его высказывать. И вообще наличие собственной позиции — это хорошо.

Киев и Кадыров

Мы сначала победили „Спартак“, потом сыграли вничью с «Москвой», стали набирать очки — и я успокоился. Проклятье, наконец, закончилось...

ван Дамм и молодежь

Статистика