Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Запираем их в штрафной — и гоняем, как гусей»

2011 год Андрей Шеряков провел спящим гигантом. Трудно диагностируемая травма, последовавшее лечение, результат — всего один забитый мяч в чемпионате. Поменяв «Минск» на «Гомель», нападающий заметно приободрился. Воспользовавшись форточкой в межсезонном расписании новоявленного обладателя Суперкубка Беларуси, корреспондент Goals.by встретился с Шеряковым. В компании со своей женой Мариной Андрей рассказал о спокойствии Олега Кубарева, кураже Олега Дулуба и установках Валерия Бохно.

Андрей Шеряков с улыбкой вспоминает о заданиях Олега Дулуба
Андрей Шеряков с улыбкой вспоминает о заданиях Олега Дулуба
SheryakovАндрей Шеряков с улыбкой вспоминает о заданиях Олега Дулуба Анастасия Жильцова

2011 год Андрей Шеряков провел спящим гигантом. Трудно диагностируемая травма, последовавшее лечение, результат — всего один забитый мяч в чемпионате. Поменяв «Минск» на «Гомель», нападающий заметно приободрился. Воспользовавшись форточкой в межсезонном расписании новоявленного обладателя Суперкубка Беларуси, корреспондент Goals.by встретился с Шеряковым. В компании со своей женой Мариной Андрей рассказал о спокойствии Олега Кубарева, кураже Олега Дулуба и установках Валерия Бохно.

«Кружится спина — мягкая голова»

— Как считаете, почему 2011-й вам не удался?

— Когда я только появился в «Минске», на меня делался расчет. Потом был подписан Рома Василюк. Мы играли поочередно: матч — я, матч — он.

— Действительно была такая заведенка?

— Ну, во всяком случае, чередование легко прослеживалось… Игровая практика непостоянная. Плюс потом пришлось делать операцию — порвал косые мышцы живота. По-моему, в игре с «Нафтаном».

— И что по итогу?

— Поехал в четвертую больницу к военному хирургу. Молодой парень, хороший спец, в свое время он помог Жене Лошанкову с паховыми кольцами. Думали, у меня та же беда. Три недели делали блокады — это когда источник боли обкалывается. Думали, все заживет. Но нет. Сделали операцию. Залезли они в меня — оказалось, косые мышцы живота порваны. Сшили все — и полсезона я провел впустую.

— На ваше расставание с «Минском» как-то повлияла тренерская смена?

— Вопрос не в тренере. Еще в концовке сезона отношение со стороны руководство давало понять, что в команде меня не оставят. Да и контракт заканчивался. Я и подумал: «Пора мне отсюда». Ни со Скрипченко, ни с кем-то другим мы не разговаривали. Ситуация вообще получилась довольно… Пришел я писать заявление на отпуск в отдел кадров. Сидит там женщина, смотрит на меня, а потом: «А вы знаете, что с вами контракт продлен не будет?» Спасибо, говорю, что хоть вы сказали. Еще до появления Скрипченко пошли разговоры про омоложение. Вот мы с Женей Лошанковым, другими ребятами и покинули команду. Оставили в «Минске», в основном, тех игроков, которые раньше выступали в столичном «Динамо». Алексейчиков (спортивный директор «Минска» — Goals.by) их любит.

— То есть правду говорят — Александр Геннадьевич не ровно дышит к выходцам из «Динамо»?

— Есть такое… Когда увольнялся, кстати, очень тепло пообщались с директором клуба Игорем Шлойдо. У меня не осталось к нему никаких вопросов. Игорь Михайлович сказал: «Если не устроишься, приходи обратно». То есть было бы у меня желание, может, получилось бы остаться. Только его не присутствовало из-за такого отношения.

— После прошлогоднего увольнения Виталия Тараканова Алексейчиков сам взялся за команду. Как работалось под его руководством?

— Мы действительно раскрепостились. Хотя в конце сезона наши тренировки превратились в ненапряжные пуляши. Анекдоты на установках перед матчами — все сидят: «Ха-ха, хи-хи». В некоторой степени это игрокам помогло. Ведь не вылетели из «вышки».

— А правда, что Александр Геннадьевич учил вас, как правильно дышать?

— Он учил дышать правильно, бить по мячу правильно :). Помню, перед каким-то матчем на базе просматриваем предыдущую игру. Алексейчиков говорит Василюку: «Ну, Рома, ну, куда ты побежал!?» Рома на него смотрит: «Так меня ж уже заменили к тому моменту!» Алексейчиков стоит такой: «Елки-палки, кружится спина — мягкая голова. Не могу я с вами».

— А для чего тогда был нужен Андрей Довнар?

— Второй тренер. Проводил разминки, что-то защитникам в случае надобности подсказывал. Думаю, даже если бы Довнара поставили главным, в сложившейся ситуации ему, наверное, было бы трудно что-то изменить.

— «Минск»-2010 — боролся за «серебро». «Минск»-2011 — спасался от вылета. Что произошло с командой за межсезонье?

Ушел Дулуб. Я считаю, в ту нашу «бронзу» он внес большой вклад. Но у Дулуба с Таракановым не сложились отношения.

— Во-первых, ушел Дулуб. Я считаю, в ту нашу «бронзу» он внес большой вклад. Но у Дулуба с Таракановым не сложились отношения. В итоге, был приглашен Косенок. Говорят, он хороший специалист. Не знаю… За все время, проведенное в команде, ни одной подсказки футболистам он не сделал — просто присутствовал. Если бы Косенка не пригласили, возможно, прошлый год мы бы лучше провели. Многие ребята так считают.

— Откуда у вас такое мнение?

— Есть много неприятных нюансов, о которых не хочется распространяться.

«Сумасшедшая деревня»

— Теперь-то вы «Гомеле». Жизнь вроде как налаживается.

— Да. Зимой «Гомель» снимал в Минске зал для местных ребят. Я, чтобы поддержать форму, присоединился. Кубарев как-то сразу сказал: «Если ничего не найдешь, я не прочь видеть тебя в команде». Я думал уехать. Было пару вариантов — Азербайджан, Казахстан. Ждал-ждал, ответ из-за границы все не приходил. Решил согласиться с гомельским предложением. Тем более — команда ждала суперкубкового матча, продолжает участвовать в розыгрыше Кубка, готовится к Лиге Европы. В общем, очень интересно.

— В Азербайджан хотели уехать по старой памяти — вы ведь там играли?

— Игрок я уже немолодой. Естественно, возможность заработать нормальные деньги беру в расчет. Но с Азербайджаном не сложилось. Тамошний чемпионат чем-то похож на наш — команд пять достойного уровня борются между собой, остальные обитают внизу… Сумасшедшая деревня — аулы и больше ничего :).

— Какой порядок цифр предполагают «нормальные деньги» в Азербайджане?

— Зарплаты намного выше наших.

— Дайте понять насколько.

— В Казахстане и Азербайджане легионерская зарплата идет от десяти тысяч. Остальное — как договоришься. То есть в хорошем бакинском клубе можно зарабатывать 15-20 тысяч.

— Вы провели в «Симурге» всего ничего времени.

— Да — только полгода.

— Почему?

— Начались проблемы с финансами. Плюс на этом фоне возникли разногласия с руководством клуба.

— Чем в бытовом плане запомнился Азербайджан?

— Честно, тяжело там. Хотя база у нас была хорошая — коттеджного типа. Но за ее пределами — жизнь будто прекращалась. Люди неопрятные, некоторые дома вообще без окон и дверей. Сходить некуда… В выходные ездили отдыхать в Грузию. У нас в команде играли четверо грузин. Мы с ними объединялись, садились в такси за сто долларов — и через полтора часа были в Тбилиси. Вот там хорошо. Если ты гость, грузины накроют для тебя шикарный стол. И отказать нельзя — иначе обижаются: «Почему так!? Мы тебе пригласили, соглашайся на все!» Тбилиси — красивый, конечно, город. А в Азербайджане мне понравился Баку. Правда, по сравнению с Минском — место очень дорогое. По ценнику на продукты прямо Москва получается.

«Мы аудиозаписей не сохраняем»

— Из «Симурга» вы вернулись в знакомое «Торпедо». Кстати, решили свои финансовые дела с жодинским клубом?

— До сих пор ничего не решено… Очень жаль, что в федерации попадаются такие люди, как Сергей Ильич. Ситуация следующая. Приехав из Азербайджана, получал в месяц по миллиону вместо прописанных в контракте сумм. Плюс еще раньше клуб выручил за меня от «Симурга» 60 тысяч. Определенная часть этой суммы полагалась мне. Жодинские руководители обещали рассчитать. Не рассчитали. И куда деньги ушли — непонятно.

— После расторжения контракта с «Торпедо» группа бывших игроков команды обратилась в АБФФ…

— Приходим на заседание комитета по статусу и переходам… Представьте, вся команда предъявила «Торпедо» претензии по невыплатам заработных плат и премиальных, отправив в АБФФ соответствующие заявления. Федерация всегда заявляла, что приоритет в рассмотрении подобных вопросов отдается футболистам. Мало того, что в нашем случае этого не произошло, так нас еще и послали в гражданский суд. Представьте наше удивление, когда ответчика в лице директора клуба «Торпедо» пришел защищать Сергей Ильич — главный юрист федерации и глава комитета, на заседании которого наше прошение не было удовлетворено...

— На этом история ведь не закончилась?

— В областном суде признали нашу правоту. Дело вернули на пересмотр. Мы были согласны на проведение заседания в любом месте — только не в Жодино. Наших просьб никто не услышал. Разве что только судью сменили. Тот сказал, что заявления мы подали по прошествии трех месяцев с момента окончания контракта. И никаких выплат нам не полагается… В общем, некрасиво по отношению к ребятам поступили. Деньги-то мы заработали. После наших разбирательств в «Торпедо» налоговая приходила. Начались проверки, в клубной работе было выявлено очень много нарушений. Но на наши дела это никак не повлияло. Получается, нас лишили зарплат и премиальных за полгода. Кстати, в суде представители клуба начали говорить, мол, мы на заседании в АБФФ зарплату не упоминали, а только просили вернуть премиальные. Ладно, говорим Ильичу, давайте вашу аудиозапись с заседания по статусу и переходам. В ответ: «А мы аудиозаписей не сохраняем…»

— Еще надеетесь вернуть деньги? 

— Нам с Воронковым и Дулубом свою правоту доказать очень сложно. Мы в необходимые сроки для подачи заявлений действительно не уложились. Но Климович все сделал вовремя. Наш адвокат подал Димины документы в Верховный суд. Если у Клима все сложится, наши заявления тоже направят туда.

«Вес дошел до 90 килограммов» 

— У вас ведь было два пришествия в Жодино. Первое — кажется, из «Гранита».

— Из «Динамо» брестского. В «Граните» я выступал в качестве арендованного игрока. Вернулся из Микашевичей в Брест, а потом состоялся мой переезд в Жодино.

— В Бресте вы не особо феерили — четыре гола за 33 матча.

— Так я поначалу и не нападающего играл. При Курневе чередовал выступления за дубль и основу. Во второй команде мячей 15 забил. А в основе не получалось. Тогда блистали Руслан Кондрашук, Рома Василюк, Сергей Ковальчук еще играл. Конкуренция была сумасшедшей. Хорошо еще, что четыре забил как-то… Сам не знаю, как. Хотя, по большому счету, все в Бресте было нормально. Только тренеры слишком часто менялись. Меня в команду брал Нестеренко, через четыре матча пришел Курнев, потом Мархеля сделали главным… Боровский, при котором я поехал в Микашевичи, и напоследок — Геворкян.

— Владимира Франгесовича ни один игрок забыть не может…

— Я при нем килограммов набрал просто ненормальное количество. Приезжал в команду какой-то поляк, говорили, очень хороший специалист в этом плане. Вот мы и глотали таблетки по 25 штук в день, пили по два литра глюкозы после каждой тренировки, торты ели. У меня вес дошел до 90 килограммов — полгода потом сбросить не мог. Да, я чувствовал, что сил у меня очень много, но из-за веса становилось тяжеловато. А Франгесович говорил, что так и должно быть. Непонятно…

— Расскажите про «Гранит». Прекрасная ведь была команда.

— Весело было. Тренировались, помню, на школьном стадионе. Травы нет — один песок. По лесу бегали. Вообще, мы наизусть знали свой план тренировок. В «Граните» он годами не меняется. Потом начался очень сильный в плане воспоминаний период. Мы на автобусе стали ездить в какую-то деревушку. Километров 20 от Микашей. Приезжаем, на нас с поля коровы смотрят. Ну, понятно, после них плюшки оставались :).

— Где-то фишки, а где-то плюшки.

Саша Храпский однажды подкатился — и прямо в эту плюшку. А надо ехать назад на маленьком автобусике. Мы Саню из автобуса выгоняли :).

— Саша Храпский однажды подкатился — и прямо в эту плюшку. А надо ехать назад на маленьком автобусике. Мы Саню из автобуса выгоняли :). А Бохно все причитал: «Надо тренироваться, такие у нас условия — ничего не поделаешь»… Я в Микашах снимал квартиру. Так напротив моих окон была какая-то насыпь. Вскоре мы начали ее использовать во время тренировок. Бегаем по этой горке, прыгаем. Люди ходят, смеются. Хорошо, что сейчас условия в «Граните» хоть какие-то появились.

— Братья Бохно, говорят, очень мило общаются между собой. Правда?

— Ох, да :)! Во время матчей так друг на друга орали, что страшно становилось. Еще у Валерия Петровича проскакивали очень веселые высказывания на установках: «Запираем их в штрафной — и гоняем, как гусей».

«Ребята травят, мол, Дулуб — мой папа»

— В 2008 году вы установили рекорд. Забивали в восьми матчах чемпионата подряд…

— Да, девять голов…

— Собственное достижение часто вспоминается?

— Бывает. Конечно, хочется свой же рекорд перебить. Но сейчас в этом отношении стало тяжелее — пресловутая зависимость от хорошего паса плюс приоритет обороне. В последнее время полузащитники стали забивать больше нападающих…

— Ну да — Брессан последние два года становится лучшим бомбардиром лиги.

— Да, показатели хорошие. Но ведь штрафные, угловые, пенальти — все его. Не было бы этого, возможно, лучшими становились другие футболисты.

— Давайте к рекорду вернемся. Вы установили его как раз таки в матче с «Гомелем».

— Честно, я особого внимания на это не обращаю. Просто так получилось, что по итогу перешел в «Гомель».

— К «своему» тренеру. Со стороны Олег Кубарев кажется задумчивым, немногословным человеком. А какой он на тренировках?

— Такой же — абсолютно спокойный. Голос очень редко повышает. Если у игроков что-то не получается, объясняет все без эмоций. Когда видит, что пошла расслабуха, может прикрикнуть. В общем, как вы его видите, так и мы.

— Но все равно ведь в тренерском штабе должен быть строгий спец.

— Ну, вот теперь у нас Дулуб есть. Олег Анатольевич любит подзавести ребят. Играется «аквариум». Одна команда, к примеру, выигрывает в пять-шесть мячей. Дулуб начинает вести счет совершенно по-другому — гол за два, за три. В итоге на поле заруба, игроки время от времени уже орут на Анатольевича. Но он все это с расчетом делает.

— Вы с Дулубом в трех клубах работали…

— Ребята травят, мол, Дулуб — мой папа. Но до прихода в «Торпедо» я его вообще не знал. Правда, со времен Жодино как-то повелось, что мы общаемся на «ты». И у нас действительно хорошие отношения.

— Легенда гласит, что Олег Анатольевич, будучи тренером «Минска», устраивал игрокам эстафеты в бассейне. Это правда?

— Там немцы спокойно себе отдыхают, плавают по чуть-чуть. Тут мы приходим. Одеваем «полары», берем мячи — и всей командой в воду. Немецкие бабушки с дедушками смотрят на нас большими глазами, поплавать хотят, а мы в бассейне работаем на полную катушку. Но дыхательные упражнения — это нормально. Правда, мячи в воде — уже перебор :). Бывает, Олег Анатольевич так куражится. Прикольные, конечно, воспоминания :).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы