Новости

«В Беларуси женских банд больше нет»

27 января 2013, 13:20
0

Мозырские фанаты не могут найти общего языка с милицией уже лет пять.  Фанатка мозырской «Славии» Ольга — уникальная девушка. Во-первых, она лидер фан-движения двукратного чемпиона страны. Во-вторых, она организатор и идейный вдохновитель единственной в Беларуси женской фан-группировки «Spais-Head». И, в-третьих, она может похвастать околофутбольными победами! Об этом, а также об отношении с другими движами и о состоянии дел в мозырском фанатизме мы поговорили в рамках проекта «Фабрика футбола». — Сколько фанатов «Славии» собирается сейчас на секторе? — Тяжело сказать точно. В среднем где-то от 150-ти до двухсот человек. Хотя сезон начался обнадеживающе. На первый тур в Хойники выехало порядка 250-ти человек. Правда, не все смогли попасть на стадион. Возникли проблемы с ОМОНом, билетами. А тех, кто опоздал, вообще не пустили. В итоге на секторе было 170, но это успех. — А сколько лет фан-движению? — 15. — Есть, чем похвастать? — Одно время у нас в Мозыре были самые посещаемые трибуны в стране. Это было на стыке веков. Стадион забивался под завязку. Приходило под 20 тысяч человек. В Беларуси еще никто этот рекорд не побил. А что касается движа, то он всегда у нас был многочисленным. Особенно в годы больших успехов. С ухудшением игры и вылетом из «вышки» движение ослабло. Многие покинули сектор по разным причинам. У кого-то появились семьи, кому-то надоело, а кому-то стало неинтересно в первой лиге. Были матчи, когда на секторе стояло по 10-20 человек. К 2004-му году осталась лишь одна женская группировка Spais-Head. Только мы долгое время пробивали выезды и посещали «домашки». Но прошлый год стал подъемным. В первую очередь сказался фактор хорошей игры команды. Люди стали верить и возвращаться на сектор. Также появлялись и новые ребята. *** — Ваша женская группировка — уникальна в своем роде, так? — Да, в Беларуси женских банд больше нет. Мы существуем с конца 2001-го года. — Что подвигло на создание? — Хотелось удивить всех и зарекомендовать себя среди мужского общества. Показать, что девушки тоже на что-то способны и умеют болеть. Что мы не просто приходим на стадион ради футболистов или из-за желания найти себе парня среди фанатов. Мы на самом деле преданы клубу. Пытались привнести в фанатизм свою культуру. И мы стали самыми первыми девушками в стране, которые «пробили» выезд отдельно от парней. Это был 2003-й год. Съездили в Минск на «Торпедо». — И как вас воспринимали фанаты своего клуба и других? — Свои ребята, ясное дело, относились к нам положительно. В каких-то моментах помогали, а при необходимости заступались за нас. А остальные… Скажу так: многие относились с насмешкой и всерьез не воспринимали. В белорусском фанатизме отрицательно относятся к девушкам на секторах. Но мы уже к этому привыкли. И не обращаем внимания, а двигаемся вперед. — На постсоветском пространстве есть еще женские группировки? — Есть у московского ЦСКА. Раньше была у «Спартака», но есть ли сейчас, не знаю. — Контактируете? — С некоторыми девушками из ЦСКА общаемся. Раньше приезжала на матчи в Москву. — А до того, как создать фирму, футболом увлекались? — Да, я на секторе с 99-го года. Мне тогда было 14 лет. — Правда ли, что и вы лично, и фирма активно занималась околофутболом? — Раньше было такое. Сейчас уже не то время. Да и повзрослели мы уже. Хотя за себя постоять всегда сможем, но так активно, как раньше, в драки не лезем. И стараемся никого не провоцировать. — А дрались с кем? С девушками или парнями? — Было у нас пересечение с некоторыми белорусскими околофутбольщицами. Но многочисленными они не были. В формате два на два чаще всего. Просто нашей группировке было очень тяжело что-то противопоставить. Она у нас была большая. Да и сейчас осталось около 20-ти девушек. Так что собрать подобный аналог другим клубам было тяжеловато. Конечно, в каждом фандвиже есть по две-три фанатки, но они никогда не дерутся. А вообще, уже достаточно давно драк не было. Года три-четыре ничего не случалось. — Случаи драк с парнями были? — Конечно. Случилось как-то у меня пересечение с одним гомельским фанатом в Мозыре. Сцепились с ним недалеко от касс. В результате шарфик «Гомеля» остался у меня. Трофейный шарф, вы поняли :). А если брать более массовые случаи, то было пересечение наших фанов с фанами брестского «Динамо». И наши девчонки также поучаствовали. — Трофеев много в закромах? — Не считала. Но поражений у нас почти не было. Если и случались, только от сильного пола. — А разве не осуждается в фан-среде драка с девушкой? — Нормальные ребята не полезут драться. Но везде есть отбросы общества, которым в кайф помериться силами с девушкой. — На каком уровне ОФ сейчас? — Мы снова начинаем подниматься после забвения. *** — Поддержка на стадионе подразделяется на два вида: голосовую и визуальную. На что упор у вас? — Конечно, на голосовую. И главная проблема, почему не визуальная, даже не в финансах. На секторе есть много людей, которые работают и сдают деньги в «общак». Просто у нас возникает много проблем с милицией. На протяжении лет пяти никак не можем найти с ней общий язык. Милиционеры у нас славятся своим необычным норовом. Постоянно идет запрет на пронос баннеров, растяжек и прочего. Возможно, в этом году что-то поменяется. Хотя в Хойниках нам тоже запретили проносить баннер. — Чем мотивировали? — Ничем. Что-то им не понравилось. Может, потому что баннер на английском языке, не знаю. Но это полбеды. Они вообще запретили нам перфом! Хотя мы много чего с собой привезли. Готовились к старту сезона в «вышке». — А из-за ОФ деятельности доводилось попадать в милицию? — Мозырская милиция, конечно, была обо всем осведомлена. И, естественно, бывали моменты, когда выдергивали после игр для выяснения каких-то вопросов. — Вспомните самый проблемный выезд? — Ну, какие могли быть проблемы, когда нас ездило просто огромное количество?! Нам было все нипочем! А что касается драк, то мы никогда от них не убегали. Всегда могли за себя постоять. — А самый памятный? — Поездка на финал Кубка в 2000-м. Душа радовалась от количества выехавших людей. Автобусов 20 было точно! Да и по эмоциям тоже было здорово. После победы не могла сдерживать слез — лились из глаз. *** — У каждого рубриканта интересуюсь политическими взглядами… — Мы приходим на сектор, чтобы поддержать свою команду, и точка. Конечно, у каждого в душе есть определенные политические взгляды. Но мы стараемся не выплескивать их на стадионе. У нас существует костяк людей, который отвечает за сектор. В их обязанности входит наблюдение как раз за тем, чтобы ничего фашистско-экстремистского на секторе не было. И у нас всегда с этим был порядок. — С кем дружат, а с кем враждуют фанаты «Славии»? — Так как с «вышкой» мы давно не встречались, то в этом году будет своеобразный рестарт наших отношений. Но не думаю, что нас тепло встретят. От всего того, что довелось прочесть в интернете, веет какой-то неприязнью. Почему? Не знаю. А так, мы воюем со всей гомельской областью, не считая Жлобина. Также дружим со «Сморгонью» и «Волной». А вот с «Гомелем» у нас постоянно были проблемы. И, конечно, нет никаких отношений с друзьями этого клуба. У нас есть такое выражение: «Друзья бомжей нам не друзья» («Бомжи» — фанатское прозвище гомельчан — Goals.by). Со столичными клубами воинственны, кроме СКВИЧа и «Минска». Но самая ярая война у нас с болельщиками светлогорского «Химика». — Лидер фанатов «Партизана» говорил, что в Мозыре фанатизм застыл на 90-х: камелоты, бомберы и прочее… — И их тоже к врагам не забудьте записать :)! Его слова — чушь! Это или выдумка, или ему просто не повезло — где-то кого-то увидел. У нас на секторе таких людей нет. Мы уже отошли от этой моды. Уже лет 8 на секторе приветствуются белые кроссовки и кэжуал-стиль. — А чем так не угодили ребята из «Химика»? — Поставили им некогда свои условия — не поддерживать отношений с фанатами МТЗ. А позже узнали о том, что фаны «Химика» мало того, что общаются с ними, так еще и разделяют их политические взгляды. — Много сейчас говорится о случае с динамовским фанатом, пострадавшим в Гомеле… — Мы поддерживаем Евгения. А такая ситуация, как у «Динамо», когда-то случилась и у нас. Правда, виновными тогда были милиционеры, которые в драке избили одного нашего дубинками по голове. *** — Мозырь — город небольшой. Как удается привлекать новых людей на сектор и в группировку? — Стараемся популяризировать движение стикерами и листовками. Конечно, каждый пытается подтянуть близких и друзей. Но многие отсеиваются и из-за милиции в частности. Она, пусть и косвенно, но имеет влияние на численность людей на секторе. Для милиционеров главное, чтобы фанатов было меньше. Что касается нашей фирмы, то молодежь есть. Новые девчонки приходят всегда. Но берем только адекватных и проверенных. — Вы занимаетесь организацией сектора. Не тяжело? — Я вообще структурирую наше движение, а не только организую сектор. Стараюсь придумать что-то интересное в плане ультры, организовываю выезды и прочее. Все лежит на моих плечах и плечах моих соратников :). И за это им спасибо. Фото в тексте: rambler.ru, Яков Терешенков, из личного архива.