Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Бесчастных — очень крутой футболист»

Не так давно в профайле Паскаля Менди появилась запись о третьем белорусском клубе. Став игроком «Торпедо-БелАЗ», сенегалец вернулся в Минск. На неделе любознательный дуэт корреспондентов Goals.by побывал в гостях у обладателя самой лучистой улыбки высшей лиги. Кулинарные способности Абубакара Камара, нереальные счета за телефонные переговоры, неиссякаемая энергия Сергея Гуренко, брестские болельщики и минское быдло — в большом интервью Менди.

Паскаль Менди любит хип-хоп, обувь, телефонные разговоры и слово
Паскаль Менди любит хип-хоп, обувь, телефонные разговоры и слово "сумасшествие".
Pascal%20mendi%20(zhilcova)Паскаль Менди любит хип-хоп, обувь, телефонные разговоры и слово «сумасшествие». Анастасия Жильцова

Не так давно в профайле Паскаля Менди появилась запись о третьем белорусском клубе. Став игроком «Торпедо-БелАЗ», сенегалец вернулся в Минск. На неделе любознательный дуэт корреспондентов Goals.by побывал в гостях у обладателя самой лучистой улыбки высшей лиги. Кулинарные способности Абубакара Камара, нереальные счета за телефонные переговоры, неиссякаемая энергия Сергея Гуренко, брестские болельщики и минское быдло — в большом интервью Менди.

McDonald's, Камара, «Next»

— Мой агент помог найти эту квартиру, — знакомит нас со своим жилищем Менди. — Место мне нравится, тут приятно. Удобно — все рядом: торговый центр, McDonald’s…

— И часто вы жалуете фастфуд?

— Люди говорят, что фастфуд — не самая здоровая пища. В принципе, я согласен. Но иногда себе позволяю. Только не надо думать, будто бургеры составляют весь мой рацион :).

— А сами вы готовите?

— О, нет! Я не создан для готовки :). Вот в воскресенье ко мне заезжал Абубакар Камара, кухарил, что-то объяснял. Но я вообще ничего не могу понять :).

— Кстати, мы видели Камара, когда шли к вам.

— Странно. Он ведь живет очень далеко отсюда — на клубной базе «Минска». Это на станции метро «Автозаводская». Вчера Абубакар заезжал ко мне на такси. Заплатил что-то вроде 75 тысяч. Я ему говорю: «Кэм, ты чего: на самолете ко мне прилетел?» Дорого, очень дорого…

— В предыдущих интервью вы не однажды говорили, что предпочитаете проводить свое свободное время дома. Правда?

— Правда. Сейчас все тебе объясню. В «Партизане» со мной играли Камара, Ледесма, Маевский, Чиникас. Мы дружили, много времени проводили вместе. Периодически ходили играть в боулинг или развлекались как-то по-другому. А сейчас я один.

— Вот вы и ходите McDonald's со скуки…

— :). Я же тебе говорю — место тут хорошее. Если у меня выходные, могу сходить в McDonald’s, в «Риге» купить суши или пиццу. Но питаться только такой пищей нельзя. Потому я рад каждому приезду Камара. Он готовит африканскую еду, вот мы родину и вспоминаем.

— Скучно как-то вы живете.

— :). Конечно, когда дела в полном порядке — команда победила, находится на нормальной позиции в таблице, и ты сам сыграл неплохо — почему бы и не отдохнуть? Можно на дискотеку сходить, повеселиться. Иногда это позволительно.

— И в каких минских клубах вы бывали?

— Ходил в «Next». Не очень понравилось. Понимаешь, если я иду в клуб, значит, хочу потанцевать. Мне нравится RnB, Hip-Hop, reggaeton. А в «Next» крутят другую музыку.

— То есть в клуб вы выбирались всего однажды?

— Неее :). Когда играл в МТЗ, ездили в «Журавинку». Там два зала. В первом играет только House. Зато во втором RnB и Hip-Hop. Вот это было здорово.

— Что в вашем плеере?

— Много всего. На первом месте для меня Akon.

— Потому что он из Сенегала?

— И не только поэтому. У него есть очень классные вещи. На втором месте — Eminem. Потом — 50 Cent и Flo Rida.

— Ваш внешний вид обусловлен любовью к хип-хопу?

— Нет-нет :). Хотя некоторые действительно могут подумать, что я предпочитаю hip-hop style. На самом деле стиль для меня вообще не имеет никакого значения. Одеваюсь так, как мне нравится. Или соответственно своим ощущениям в конкретный момент. Иногда я могу одеться более… Нормально что ли :). Строго. Вообще же, многое зависит от обуви. Вот захочется мне обуть красные кроссовки, значит, я подберу к ним красные кепку с майкой и, наверное, синие джинсы. С белыми кроссовками я буду носить белые кепку и майку. И так далее в том же духе.

— И много у вас обуви?

— О, я фанат обуви! В Минске ее у меня немного. Зато дома в Сенегале — целое море! Знаешь, мне трудно выйти из магазина без новой пары. А бутс у меня не очень много. Просто когда приезжаю в Сенегал, все время дарю их друзьям.

— Пару слов о девайсах…

— Это крест, подаренный мне другом, который привез его из Италии. Я ведь католик. Вообще, в Сенегале две основные религии — католицизм и мусульманство.

«Рига», «сумасшествие», Бесчастных

— Правда, что вы проводите много времени дома, в том числе, и из-за реакции людей на улицах?

— Так и есть. Сейчас расскажу тебе историю. Не помню, когда это было. Два или три дня назад, кажется. В общем, закончились на телефоне деньги. Перед тренировкой забежал в «Ригу», пополнить баланс. В дверях столкнулся с каким-то мужчиной. Он — пьяный, аж страшно, — смотрит на меня и говорит: «Боже, какой же ты черный. Ты вообще вылез откуда?». То есть он пьяный, дает понять, что считает цвет моей кожи ненормальным, матюкается. Это нехорошо. Не выдержал я, в общем. Говорю… При девушке неудобно как-то.

— Она уже год в футболе — всего наслушалась.

— В общем, есть люди, которые тебя не поймут, если с ними разговаривать нормально. Вот я и не выдержал, говорю: «Слышь, ты с##а, б##, я тебе сейчас… Пошел ты…» Извините меня, что я при девушке так… Ну, и в том же духе. Потом он начал просить у меня деньги на водку. «Ни х## я тебе не дам, иди отсюда». Вот и поговорили. Сумасшествие какое-то! Я не понимаю, почему люди так реагируют. Естественно, никому не нравится, когда на него показывают пальцами. Вот представь: приедешь ты в Сенегал, и люди начнут переговариваться: «Какой же он белый». Тебе по-любому не понравится, ты предпочтешь покинуть страну.

— Переходя в брестское «Динамо», вы говорили, что в Беларуси ни разу не сталкивались с проявлениями расизма…

— О, в Бресте был случай. За день ко мне подошли дважды — утром и вечером. Разные ребята. Сумасшествие!

— Слушайте, а вы часто пользуете русский мат?

— Иногда. И нет в этом ничего удивительного. Тебе любой легионер скажет: «Первые русские слова, которые я выучил, были матерными». Помню, в московском «Динамо» играли вместе с Владимиром Бесчастных. Очень крутой футболист! Но он почти не говорил на чистом русском. Это я уже потом понял. В Вовиной речи было столько мата, что мне сейчас страшно вспоминать. Ты же сам понимаешь, запоминаются слова, которые ты слышишь чаще всего. Вот я как-то наслушался Володи, стал повторять. Но ребята объяснили мне, что я произношу плохие слова.

— Что за слова?

— Мужик, поверь мне, лучше их не произносить. Бесчастных… О, Боже! Этот парень просто неподражаем… Прекрасно понимаю, что ругаться — плохо. Просто не всегда получается себя контролировать. Но в основном, если нужен выход негативу, пользуюсь португальским.

— Как у вас вообще с русским языком?

— Понимаю практически все слова. Все-таки четыре года провел в России, почти два — в Беларуси. У меня был учитель русского, но что-то он мне разонравился. Общаясь на тренировках с ребятами, я узнавал больше. Но все равно русский — очень сложный язык.

«Торпедо», Гуренко, Геворкян

— Как вы обжились в «Торпедо-БелАЗ»?

— Нормально. Я — новичок. Понятно, что пока раззнакомился не со всеми ребятами. В основном общаюсь с Юрой Кендышем. Мы в «Партизане» вместе играли. Со Щегриковичем тоже налажен нормальный контакт. «Щегр» иногда меня веселит, подходит, интересуется делами, шутит. С Ланько и Челядинским тоже часто общаемся. Вообще, все ребята у нас хорошие. Скоро попривыкну — и все станет еще лучше.

— Что скажете о главном тренере Сергее Гуренко?

— О, Боже! В нем целое море энергии. А я ведь узнал о Гуренко еще раньше — когда он играл в России за «Локомотив».

— Можете сравнить Гуренко-игрока и Гуренко-тренера?

— Ну… Помню наш последний сбор в Турции. На одной из тренировок к нам добавился Гуренко. Главный постоянно кричал, что-то подсказывал, по-настоящему был захвачен игрой, хотел, чтобы мы действовали с таким же желанием, как и он. Знаешь, дай Гуренко сейчас сыграть в чемпионате, у него не возникнет никаких проблем. Я не знаю, откуда у Сергея Витальевича силы. Дай Бог мне столько же в его возрасте :).

— «Торпедо-БелАЗ» — ваша третья белорусская команда. Откуда такая любовь к нашей стране?

— Женя Гайдук — мой агент. Понятное дело, он работает на белорусском трансферном рынке. Ему намного проще устроить игрока в ваши клубы. Так что нет ничего удивительного в том, что я остался в Беларуси.

— Кстати, какой была ваша реакция на ликвидацию прежнего работодателя — «Партизана»?

— Когда завершилась моя аренда в Бресте, поехал в Минск. Пришел к Румбутису. Он не дал мне четкого ответа о моих перспективах, сказав: «Может, клуб продолжит свое существование, может, нет… Если все закончится печально, подыщу тебе команду». Людас Ионович предлагал мне некоторые варианты по Литве, но Беларусь все равно была для меня в приоритете. Все-таки уровень вашего футбола намного выше. В Литве есть три серьезные команды — «Судува», «Жальгирис» и «Экранас».

— Говорят, межсезонье вы отработали в Литве.

— Неправду говорят. Это Ледесма провел зиму в Литве. Он, кстати, подписал контракт с «Судувой». Может быть, Рафа и доволен своим нынешним положением. Но я более чем уверен, будь у Ледесмы предложения из Беларуси, он бы вернулся. «Динамо» намного сильнее «Судувы».

— Раз уж заговорили о Ледесме, помните ваш конфликт с Владимиром Геворкяном?

— :).

— Почему вы улыбаетесь?

— О, Боже! Это невероятный человек. Ничего не стану говорить о нем. Правда, никогда не забуду его наговоры на нас с Рафой. Кстати, в воскресенье созванивались с Ледесмой.

— А вы серьезно тратитесь на телефонные переговоры?

— Конечно.

— Каков порядок цифр ваших трат?

— Мужик, хороший вопрос! :) Если я тебе скажу, ты не поверишь. Напиши просто — слишком много :).

— А как же скайп?

— Хорошая штука. Но не у всех моих родственников и друзей он есть. 

— Давайте пофантазируем: допустим, «Торпедо-БеЛАЗ» участвует в чемпионате Литвы…

— Знаешь, когда я играл за «Каунас», выходя почти на каждый матч, был уверен, что сегодня наша команда победит. В первом сезоне мы стали чемпионами, а во втором — серебряными призерами. А «Торпедо»… Конечно, команда была бы лидером лиги. В Литве нужно напрягаться только во время матчей с «Судувой», «Жальгирисом» и «Экранасом». И, если все будет хорошо, ты сто процентов чемпион.

Гьян, расизм, телохранитель    

— Насколько можно понять, с Ледесмой вы общались на английском.

— Да. Но в школе английский я не изучал. Просто когда играл в московском «Динамо», сдружился с Баффуром Гьяном — братом Асамоа. Он из Ганы, там говорят на английском. Вот, общаясь с Баффуром, и научился.

— А с Дэвидом Лазари в Бресте?

— На португальском.

— Когда вы успели выучить этот язык?

— В московском «Динамо». Помнишь, когда в команде появились Манише, Коштинья, Дерлей?

— Когда у Федорычева сорвало крышу.

— :). Было такое. Так вот, общаясь с португалоговорящими игроками, я и подучил язык. Вообще, мои родители родом из Гвинеи. В свое время они переехали в Сенегал, где уже родился я. Кстати, в Гвинее я никогда не был :). Там говорят на диалектах, некоторые из которых очень схожи с португальским. Так что мне было легко выучить этот язык.

— Раз уж заговорили о «Динамо», ваше пребывание в Москве началось с весьма неприятной истории.

— Да, меня избили прямо около дома. Незадолго до этого мы сыграли матч против «Торпедо» вничью — 1:1. Кажется, в той игре я даже забил. Результат — неплохой, в принципе. Я был собой доволен, так что пребывал в приподнятом настроении. Возвращался домой после тренировки. Моя квартира находилась буквально в пяти минутах ходьбы от стадиона. Я видел «Динамо» из окон своей кухни. Шел-шел, а потом почувствовал спиной чьи-то взгляды. Оглянулся — за мной какие-то ребята. Втроем идут куда-то по своим делам. Подумал: «Никаких проблем, идут и идут, что тут подозрительного?»… Шел я, шел — и тут один подлетел ко мне и нанес удар. Сильный удар… Мужик, блииин, как же мне было больно! О, Боже! :)

— Теперь-то вы смеетесь.

— Теперь-то да — девять лет прошло. Но с того момента я… Не то, чтобы стал бояться. Нет, бояться — это глупо. Просто не позволяю себе ходить по улицам расслабленным. Мне вообще кажется, что темнокожих некоторые побаиваются. Все время подходят вдвоем или втроем. Сумасшествие!

— Так чем все закончилось?

— Ну, не смотреть же мне за тем, как меня бьют. Стал отбиваться от первого, но тут сзади подбежал второй и нанес еще один удар. Я ж тебе говорю — их было больше. Каким бы человек ни был здоровым, отбиться от троих вряд ли получится… Третий в это время схватил мою сумку — и они убежали. Внутри не было ничего ценного — только моя форма.

— Какое-то очень глупое ограбление.

— Я тоже так думаю… Знаешь, никогда не думал, будто что-то подобное может со мной случиться. Живя в Африке, я вообще не знал, что такое расизм. Честно, когда произошла та история, я был в шоке. Ни на минуту не хотел оставаться в России. Помню, вернулся, зашел в раздевалку, кричал: «Дайте мне билет, я полечу обратно в Сенегал». Один парень из административного штаба «Динамо» разговаривал на французском. Он пытался меня успокоить: «Остынь, остынь». Ну, по итогу меня отпустило. В целях безопасности клуб предоставил водителя, который постоянно следовал за мной.

— Водителя или телохранителя?

— Как угодно можешь называть, он выполнял функции и водителя, и телохранителя.

— Говорят, вам еще помогал вратарь «Динамо» Роман Березовский.

— Да. Иногда он подвозил меня домой с тренировок. Прямо к подъезду. Я ему очень благодарен.

 «Жанна Жанна д«Арк», боулинг, болельщики

— Вы ведь оказались в России в 2003-м?

— Ну, я отыграл сезон в Сенегале за «Жанна Жанна д»Арк»…

— Откуда, кстати, такое героическое название?

— Честно, я не знаю :).

— Это не столь важно.

— Так вот. Потом я решил попробовать себя в ПСЖ.

— Это ведь ваша любимая команда?

— Раньше эта команда мне очень нравилась. Но все поменялось. Теперь «Манчестер Юнайтед» для меня на первом месте. Ну, вместе со сборной Бразилии. Я даже не могу объяснить тебе своих предпочтений. Наверное, просто симпатия на уровне ощущений. Люблю команды, которые умеют контролировать мяч. Боже, как бразильцы это делают! Если бы играли сборные Бразилии и Сенегала, я бы болел за латиноамериканцев.

— Серьезно?

— Нет, конечно, — шучу я :).   

— Вы жили в четырех европейских городах. Где вам понравилось больше всего?

— Мммм… Сколько, ты говоришь, городов?

— Четыре: Москва, Каунас, Минск и Брест.

— А, да — все правильно :). Москва — приятный город. Но, Боже ты мой, какой же огромный! Так что больше всего мне понравилось в Минске и Каунасе.

— А что скажете о Бресте?

— Брест?... Брест-Брест — хорошее место. Просто… Как тебе объяснить. У маленьких городов есть свои недостатки. Помню, мы страшно валились в прошлом сезоне. Вообще, ничего не получалось — поражение следовала за поражением. И вот после одного матча мы решили снять стресс, как-то расслабиться. С Барткусом, Челидзе и еще двумя одноклубниками пошли поиграть в боулинг. Понятно, что в маленьком городе все постоянно пересекаются. Вот мы и встретились с фанатами. «Ну, что вы тут делаете?» — с претензией спросили болельщики. «Что делаем? В боулинг играем». Наверное, ребята посчитали, раз мы плохо выступаем, значит, не имеем никакого права на досуг. Как будто мы должны сидеть дома и накручивать себя на негативе… Мне, конечно, было неприятно. Но, с другой стороны, я понимаю тех парней. Они — фанаты, любят команду, а она по-сумасшедшему валится. Я бы тоже расстроился на их месте… Помню, после одной победной игры шел к автобусу. Ко мне подбежали болельщики: «Пас, не уходи из команды. Оставайся. Ты нужен «Динамо». Все нормально. Когда команда побеждает — болельщики любят игроков. Когда уступает — предъявляют претензии.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы