«В коме видел сон — еду в маршрутке»

Стартовый тур чемпионата Беларуси надолго запомнится как гомельским, так и динамовским болельщикам. Не забудет первый выезд в сезоне и минчанин Евгений. Вместо сектора стадиона парень угодил в реанимацию, после чего неделю находился в коме на грани жизни и смерти. Благо все обошлось. Евгений идет на поправку и готов, как и раньше, поддерживать свою команду. Goals.by пообщался с фанатом «Динамо».

Фанат минского
Фанат минского "Динамо", пострадавший в гомельской драке, уже побывал на домашнем матче своей команды против БАТЭ
Img_5489Фанат минского «Динамо», пострадавший в гомельской драке, уже побывал на домашнем матче своей команды против БАТЭ Яков Терешенков

Стартовый тур чемпионата Беларуси надолго запомнится как гомельским, так и динамовским болельщикам. Не забудет первый выезд в сезоне и минчанин Евгений. Вместо сектора стадиона парень угодил в реанимацию, после чего неделю находился в коме на грани жизни и смерти. Благо все обошлось. Евгений идет на поправку и готов, как и раньше, поддерживать свою команду. Goals.by пообщался с фанатом «Динамо».

Разговор с Евгением планировался еще две недели назад, но тот попросил перенести интервью на более поздний срок, так как был еще слаб. На днях встреча все-таки состоялась.

— Как самочувствие?

— Намного лучше. Уже потихоньку расходился. Правда, все равно очень быстро устаю. Когда выписали из больницы, сил хватало лишь на час, а теперь могу погулять по улице и три часа. Если просто сидеть, то можно находиться на свежем воздухе значительно дольше. Врачи запретили поднимать тяжести. На работу пока также не хожу. В июне предстоит еще одна операция с целью пересадки костной ткани черепа. Мне ведь удаляли гематому, поэтому сейчас необходимо еще одно хирургическое вмешательство. Значит, больничный продлится.

— Что было самым сложным, когда вышел из комы?

— Ходить. Я ведь неделю после того, как только очнулся, вообще не вставал с больничной койки. Первое время мог лишь дойти до соседней кровати. Да и то нужно было за что-то держаться.

— Что-нибудь чувствовал, находясь без сознания?

— На протяжении всего времени видел один сон — еду в маршрутке. Везде какие-то незнакомые улицы и люди. Когда нужно было выходить, тогда и проснулся. Мне казалось, будто ехал всего два часа. Но на самом деле прошла неделя.

— Мог бы вспомнить о событиях в Гомеле?

С другом зашли в туалет, который находился в здании общежития. Направлялись в сторону пиццерии. А дальше ничего не помню

— С другом зашли в туалет, который находился в здании общежития. Направлялись в сторону пиццерии. А дальше ничего не помню.

— Следишь, как развивается уголовное дело?

— Сказали, сообщат дату судебного заседания. Больше ничего не говорят. Знаю, что будут судить одного человека, который взял всю вину на себя. Остальные проходят по делу в качестве свидетелей.

— Как считаешь, не спустят дело на тормозах? Ты ведь ничего не помнишь…

— Со мной тогда был товарищ, которого также вызывают в суд. Да и следователь говорил, что свидетелей достаточно.

— Хочешь, чтобы посадили того парня?

— Честно, даже не знаю. Точно не берусь утверждать, но мне рассказывали, будто тот парень, либо кто-то из их компании, уже отбывал срок по аналогичной статье. Если так, то нужно отправлять в тюрьму. Не понимаю, зачем продолжать бить, когда человек уже и так без сознания? В подобных случаях никто добивать не будет.

— У тебя состоялся серьезный разговор с родителями?

— Нет. Наверное, не хотели травмировать. Рассказали лишь о своих переживаниях, о том, как волновались за меня друзья. Когда приехал в Минск, так каждый день кто-то да приходил. Приятно было ощущать поддержку.

— Когда собираешься на стадион?

— Уже побывал на секторе на игре «Динамо» против БАТЭ. Рад был вернуться.

— Родители знают?

Мама попросила повременить с выездом. Пока не сделают операцию, ограничусь лишь посещением домашних матчей

— Да. Правда, мама попросила повременить с выездом. Пока не сделают операцию, ограничусь лишь посещением домашних матчей.

— Не боишься выезда?

— Буду выбирать поезд, чтобы приехать в чужой город незадолго до начала игры. Это в Гомеле так получилось. Хотя лидеры их фан-движения приезжали в больницу просить у отца прощения за своих знакомых.

— Твое отношение к фан-движению изменилось?

— Все осталось по-прежнему.

— Думал, после всего случившегося будешь стороной обходить фан-сектор?

— Многие об этом спрашивали. Но я собираюсь и дальше болеть за «Динамо». То, что произошло в Гомеле, — случайность. В драку сам никогда специально не лез.

— Твое мнение о «Гомеле» и фанатах клуба поменялось?

— Я и сейчас продолжаю общаться с гомельским парнем. Достаточно ведь нормальных ребят, но иногда есть и исключения.

В ожидании суда

Правоохранительные органы Гомеля пока решили повременить с новыми комментариями по факту избиения фаната «Динамо». Goals.by попросили перезвонить в конце мая. Главный инспектор группы информации и связей с общественностью Управления следственного комитета по Гомельской области Мария Кривоногова сообщила: «В настоящее время уголовное дело находится в производстве. Материалы в суд еще не направлены».

Напомним, 28 марта было возбуждено уголовное дело по ст.147 ч.2 п.7 УК РБ «Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения из хулиганских побуждений». В ходе расследования также было установлено, что гомельчанин открыто похитил у потерпевшего шарф с символикой футбольного клуба. По данному факту возбуждено уголовное дело по ст.206 ч.1 УК РБ «Грабеж».

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья