Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«13:30 — время дневного сна»

Зимой Вадим Скрипченко сменил БАТЭ на «Минск», но борисовские привычки, кажется, сохранил. Нынешняя команда преисполненного амбициями главкома приблизилась к завоеванию Кубка Беларуси на расстояние одной победы. Но немного оторвавшись от подготовки к финалу, Скрипченко нашел время для интервью Goals.by, в котором рассказал о пяти предыдущих кубковых пробах, солигорском курсе шоковой терапии, традиционном тимбилдинге, физиологии и стильном клетчатом пиджаке.

Вадим Скрипченко уверен, что начинать один из самых интересных матчей сезона в 13:30 - неправильно.
Вадим Скрипченко уверен, что начинать один из самых интересных матчей сезона в 13:30 - неправильно.
_1Вадим Скрипченко уверен, что начинать один из самых интересных матчей сезона в 13:30 — неправильно. Екатерина Гарбулько

Зимой Вадим Скрипченко сменил БАТЭ на «Минск», но борисовские привычки, кажется, сохранил. Нынешняя команда преисполненного амбициями главкома приблизилась к завоеванию Кубка Беларуси на расстояние одной победы. Но немного оторвавшись от подготовки к финалу, Скрипченко нашел время для интервью Goals.by, в котором рассказал о пяти предыдущих кубковых пробах, солигорском курсе шоковой терапии, традиционном тимбилдинге, физиологии и стильном клетчатом пиджаке.

— Вадим Викторович, зачем «Минску» Кубок?

— Кубок — второй по значимости трофей белорусского футбола. Игроки и тренеры, будучи профессионалами, всегда хотят что-то выигрывать. Потому престиж, который сопутствует завоеванию Кубка страны, конечно же, нужно учитывать. Это первое. Второе (в дополнение) — возможность принять участие в еврокубках, которая поспособствует накоплению опыта и росту нашей молодой команды, а также пресловутая материальная сторона вопроса.

— Говоря о материальной стороне в интервью «Прессболу», вы отмечали, что финансы особо не волнуют «Минск» накануне кубкового финала…

— Честно скажу, решил для себя и впоследствии довел до команды мысль о том, что деньги сегодня есть, а завтра их может не быть. А завоевание трофея останется в памяти навсегда. Тем более столь значимых побед много быть не может. Подобными моментами нужно дорожить.

— Как может не хотеться почти ста тысяч долларов?

— Смысл не в том, что не хочется. Смысл в том, что на данный момент команда должна сконцентрироваться на спортивной составляющей и решении поставленной задачи.

— В том же интервью вы сказали, что готовитесь к воскресному финалу как к обычному матчу, но особые эмоции все равно испытываете. Можно чуть детализировать?

— Всем ясно, что для ФК «Минск» участие в финале — действительно событие. Раньше ведь команда никогда не продвигалась так далеко по сетке турнира. Не стал бы говорить о каком-то мандраже. Да, присутствует небольшое волнение, обусловленное повышенной ответственностью. Плюс ко всему имеется ощущение праздника, которым матч с «Нафтаном» станет, в том числе, и для учеников нашей СДЮШОР, а также их родителей.

— Каких эмоций за время работы в «Минске» вы испытали больше?

Тренерский штаб сумел убедить игроков в том, что солигорское поражение — несчастный случай, и у ребят появилось новое настроение

— Если проанализировать завершившуюся треть чемпионата и пару кубковых матчей, то положительных эмоций было больше. Хотя множество неприятных ощущений, вызванных поражением в Солигорске, стоят особняком. Быть может, кто-то и сломался бы в той ситуации. Если бы мы опустили руки после 0:7 от «Шахтера», то попросту расписались в своей беспомощности. Благо удалось перестроиться, тренерский штаб сумел убедить игроков в том, что солигорское поражение — несчастный случай, и у ребят появилось новое настроение.

— После матча вы сказали, что подобное поражение для тренера — это оплеуха. С какими мыслями возвращались в Минск, получив ее?

— Я понимал, что нагнетание обстановки обернется еще большими проблемами. Хотя, признаться, сразу же после матча у нас с игроками состоялся не самый приятный разговор. Не в моей манере позволять себе высказывания, способные задеть человека личностно. Но есть тренерские требования, которым должны соответствовать профессионалы. Если я вижу, что игроки их не выполняют, предъявляю претензии. Снова-таки без перехода на персоналии и без оскорблений. Мне нужно было обозначить свое недовольство. Но уже на следующий день я нашел в себе силы успокоиться и подобрать нужные для игроков слова. Поверьте, так и было.

— Что за слова?

— Время прошло достаточно — я уже, наверное, и не вспомню :).

— Солигорский случай — единственный, когда вам приходилось «пихать» игрокам?

— В раздевалке «Строителя» состоялся рабочий разговор тренера с командой на повышенных тонах. Называть его «пихачем» ни в коем случае нельзя. Вот и все.

— Хорошо, молодой тренер Вадим Скрипченко часто повышает тон?

Оскорблений себе не позволяю. И никогда не позволю

— Порой приходится. Когда замечаю у футболистов отсутствие должного отношения к рабочему процессу, повышаю голос. Но, повторюсь, оскорблений себе не позволяю. И никогда не позволю.

— Давайте продолжим об эмоциях. Помните свои игроцкие ощущения накануне кубковых финалов?

— Игроцкие эмоции во многом схожи с тренерскими. Особо я не изменился. Так сложилось, что во время моей игровой карьеры победы — как локальные, так и глобальные — стояли на первом месте. Современный футбол — это спорт высоких достижений. Потому, будучи профессионалами, игроки и тренеры ФК «Минск» должны ориентироваться на максимальный результат.

— Вам довелось участвовать в четырех финалах, только один из которых оказался победным…

— В пяти… из которых четыре были проиграны. Не судьба. Значит, так все и должно было сложиться. Кто знает, может, в качестве тренера мне предстоит принять участие в тех же пяти финалах, результаты которых компенсируют игроцкие неудачи.

— Какой финал получился самым памятным?

Кто знает, может, в качестве тренера мне предстоит принять участие в тех же пяти финалах

— Наверное, первый, который мы с «Динамо-93» выиграли. 95-й год, встречались с могилевским «Торпедо» на стадионе «Динамо» — матч полный драматизма, затянувшаяся серия пенальти... Добротная была команда, молодая, амбициозная. Руководил нами Виктор Петрович Сокол, Сергей Анатольевич Гоцманов являлся лидером коллектива и примером во всех отношениях. Интересные люди — такая же команда… Впоследствии были проиграны еще четыре финала. Особняком стоит российский ЦСКА — «Локомотив». Нашего игрока удалили на 17-й минуте, и в меньшинстве мы сумели открыть счет. По итогу основное время завершилось со счетом 1:1. Только в экстра-тайме соперникам удалось дожать нас, победив 3:2.

— Нынешний кубковый финал предварял брестский выезд «Минска». Почему по дороге домой команда задержалась в Малорите?

— Тихий чистенький городок, в котором недавно прошли «Дожинки», птички поют — прекрасная смена обстановки. Может, человеку, не жившему никогда на периферии, этого и не понять, но нашим ребятам, кажется, понравилось. Команде создали великолепные условия для восстановления. Некоторые игроки были приятно удивлены.

— Шутки ради можно сказать, что тренер «Минска» воспользовался служебным положением и отвез команду на родину?

— Да не в этом дело. Просто не было возможности заселиться в хорошую гостиницу в Бресте из-за проходящего в городе чемпионата Европы по футзалу. Мы проработали вариант Малориты, который оказался осуществим. Считаю, поступили правильно. Думаю, в дальнейшем во время брестских выездов будем проводить какое-то время в Малорите.

— Вы-то хоть с родней повидались?

— Ну, конечно :).

— Помнятся слова Александра Кержакова периода его выступления в «Севилье». Когда команда добралась до места проведения финала Кубка УЕФА, тренеры для разрядки собрали всех и повели в супермаркет. Вы планируете какие-то тимбилдинговые мероприятия накануне встречи с «Нафтаном»?

Не скажу, что мы практикуем жесточайший карантин. Единственное ограничение, и то не строгое, — регламентированное время отбоя

— Хороший европейский подход, сформированный не за один день. У нас все немножко по-другому. Существует устоявшаяся система предматчевого заезда на базу. Хотя не скажу, что мы практикуем жесточайший карантин. Единственное ограничение, и то не строгое, — регламентированное время отбоя. После 23:00 игроки не должны куда-то отлучаться. Есть тренировочный процесс, теоретические занятия, постоянный процесс общения с ребятами — не только на футбольные, но и на жизненные темы. Потому с микроклиматом у нас порядок.

— А вы контролируете игроков на базе?

— Нет. Но в моей практики были тренеры, которые после отбоя могли пожелать спокойной ночи :).

— Накануне финала вас как-то тревожит анонсируемая малочисленность зрителей?

— Безусловно, нам бы всем хотелось сыграть при аншлаге на трибунах. Тем более статус матча, выходной день, свободный вход, солнечная, надеюсь, погода аншлагу способствуют. Вообще, думаю, нам всем нужно пересмотреть свои подходы к организации матчей, чтобы делать из футбола праздник. Не только выступление команды должно быть катализатором зрительского интереса. Конечно, нынешняя ситуация плачевна. С низкой посещаемостью нужно что-то делать.

— Когда мы общались в предыдущий раз, вы предположили, что матч «Минска» и БАТЭ соберет аудиторию примерно в десять тысяч зрителей. Может, рискнете вновь сделать подобный прогноз?

Количество зрителей не столь важно. Главное, чтобы на трибунах присутствовали люди, которым «Минск» небезразличен

— Я уже говорил, что предстоящий финал очень интересует учеников нашей СДЮШОР и их родителей. Это праздник. Потому я надеюсь, что тысяч пять-шесть матч соберет. Хотя количество зрителей не столь важно. Главное, чтобы на трибунах присутствовали люди, которым «Минск» небезразличен.

— К слову, передвигаясь по Минску, много ли вы видели афиш?

— Не то, чтобы я их не видел. Просто не обращал внимания.

— Как вы реагируете на раннее начало матча?

— Телевидение…

— Оно понятно, но в целом? Воскресенье, половина второго, повышенное нервное напряжение…

— С точки зрения физиологии это неправильно. По-моему, человеческий организм в такое время не способен функционировать на максимуме. Основываясь на собственном игроцком опыте, могу сказать, что для организма дневные и вечерние матчи — это две большие разницы. 13:30 — время дневного сна. Вечер дает организму больше возможностей выработать максимум.

— Много уже говорено о дисквалификации Сергея Рожка и способности «Минска» в сложившихся обстоятельствах перестроиться. Наверное, сейчас вам вспоминается «один интересный футболист», контракт с которым в межсезонье все же не удалось подписать?

— Вспоминается. Еще один квалифицированный игрок средней линии команде не повредил бы. Честно, в преддверии финала Кубка вернулись к варианту подписания этого футболиста. Но решили, что по отношению к ребятам это будет неправильно. Игроки, прошедшие всю межсезонку, бившиеся в кубковых матчах, заслужили права участия в финале.

— Можете назвать имя этого игрока?

— Нет :). Может, этот футболист еще станет нашим игроком.

— Рассуждая об итоге главного матча Кубка, Роман Волков (нападающий «Славии», которая обыграла обоих финалистов в чемпионате) отметил, мол, козырь «Нафтана» — коллектив, «Минска» — главный тренер. Что скажете по этому поводу?

— Наверняка у Романа были основания говорить в подобном ключе. Костяк «Нафтана», невзирая на ежегодную кадровую текучку, сформирован годами. В остальном… Может, Волков учитывал мой борисовский опыт, за время которого я сформировал современное видение футбола, черпая опыт у лучших европейских клубов… Наверное, нападающий «Славии» прав.

— Вы говорили о празднике, которым станет финал Кубка. Торжественность  момента предполагает парадную форму одежды?

— Спортивный костюм одевать точно не буду. Если заметили, я этого не практикую.

— Есть у вас модный клетчатый пиджак…

— Да. Два последних матча мы выиграли — может, этот пиджак и одену. Ни в коем случае не хочу кого-то судить. Каждый решает для себя, что одевать. Но лично для меня внешний вид тренера имеет значение. Любая игра — своего рода праздник. Потому я и слежу за своим гардеробом.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы