Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Это Африка, брат»

Еще в середине лета «Минск» выписал из «Карпат» очень экзотичного, но уже хорошо известного легионера. Чуть подождав, корреспондент Goals.by двинул в центр столицы и разузнал у Самсона Годвина, что тот мог оказаться в Беларуси еще зимой, выяснил, какими темпами развивается футбол в Украине, и понял, насколько сурова и опасна Нигерия.

Самсон Годвин считает Львов своим родным домом
Самсон Годвин считает Львов своим родным домом
Img_5239Самсон Годвин считает Львов своим родным домом Надежда Бужан

Еще в середине лета «Минск» выписал из «Карпат» очень экзотичного, но уже хорошо известного легионера. Чуть подождав, корреспондент Goals.by двинул в центр столицы и разузнал у Самсона Годвина, что тот мог оказаться в Беларуси еще зимой, выяснил, какими темпами развивается футбол в Украине, и понял, насколько сурова и опасна Нигерия.

«Все время с ребенком»

О чем ты тогда подумал, когда возник вариант подписания контракта с «Минском»?

— Мой агент — Валерий Русецкий — рассказал о «Минске». Я обещал подумать. Но на тот момент моему ребенку был всего месяц. Тогда я не мог уехать из Львова и попросил подождать до лета. На том и порешили.

— То есть в Беларуси ты мог оказаться еще зимой?

— Да-да. Я мог быть здесь раньше.

— Ясно. А где ты тогда играл?

— Я проводил много времени с ребенком, а тренировался с дублем «Карпат». Для меня тогда важен был сын. Потому никуда и не хотел срываться.

— То есть ты особо не переживал из-за отсутствия игровой практики?

— Нет, не было такого. Я знаю, на что способен. Верил, что без проблем найду себе команду. Тем более физическую форму я поддерживал.

— Опять же зимой возник вариант с «Андерлехтом».

— Да, но бельгийцы хотели меня заполучить свободным агентом. Правда, руководство «Карпат» долго тянуло с решением этого вопроса. Получилось, что трансферное окно уже закрылось, и только тогда со мной разорвали контракт. Было уже поздно переходить в «Андерлехт».

— Не жалеешь? «Андерлехт» — это бренд.

— Немного. Это большая команда, но я уверен в себе, знаю, что если буду стараться, смогу попасть в любую команду. В любой стране, кроме Англии.

— Это еще почему?

— В Англии очень быстро играют. Мне было бы трудно на Туманном Альбионе.

— Странно. Получается, Испания и Италия тебе по силам?

— Да, там можно попробовать себя.  

— Твоя жена Катя сказала: «Давай попробуем Беларусь!» Откуда у нее такое желание?

— Катя вообще говорила мне, чтобы я зимой уезжал. Говорила, что останется с ребенком, а мне советовала играть. Она могла приехать и позже. Но я этого не хотел. С рождением ребенка я вступил в новую жизнь. Мне хотелось быть первое время с семьей, чтобы помогать жене. Просто Катя тоже переживала, что у меня не будет игровой практики, что будет потом тяжело трудоустроиться. Но теперь я всех успокоил.

— Расскажи о своем ребенке.

— Очень красивый мальчик. Зовут Демьян. Имя придумала мама жены.

«Карпаты» — это мой родной дом»

— Ты провел в «Карпатах» 11 лет. Почему долгое время не мог расстаться со львовским клубом?

— Когда на Украину приехал молодой 18-летний Самсон, он подумал, что поиграет здесь 2-3 года и поедет дальше… А тут каждый год мне предлагают новый контракт, и я постоянно их подписывал и подписывал. Потом уже пробовал сменить команду. Но никак. Поехал в Казахстан — никак, пошел в «Волынь» — никак. Только в «Карпатах» мог играть. Это вообще кошмар. Наконец, все. Теперь у меня новая жизнь. Возможно, раньше меня просто связывал контракт с «Карпатами», и я знал, что смогу вернуться. Если мне в другом клубе что-то не нравилось, я сразу возвращался во Львов. Теперь же обратной дороги нет.

— Но хорошие отношения с «Карпатами» должны ведь были остаться. Тебе не предлагали работу в структуре клуба?

— Когда я разговаривал с президентом клуба, он мне сказал, что «Карпаты» — это мой родной дом. Заканчиваешь с футболом — приезжай к нам, мы тебе дадим любую работу, которую ты захочешь. Тренировать детей — пожалуйста, менеджером — без проблем. Все, что пожелаешь. Было очень приятно.  

— И какую профессию ты выберешь?

— Тренером — точно нет. А насчет всего остального нужно подумать. Знаю только то, что буду работать в футболе. И в «Карпатах».

— За твою жизнь после футбола можно быть спокойным?

— Да, у меня будет все хорошо во Львове. Вся моя любовь в этом городе. Жена — любовь, ребенок — любовь. Поэтому там я и останусь.

— Так, а с родной Нигерией что?

— Да, у меня есть там дом, родители. Но туда я уже буду приезжать в гости, а во Львове буду жить со своей новой семьей. 

«Деньги. Их очень много в футболе Украины»

— Разобрались. Что скажешь о Беларуси? Как тебе уровень нашего чемпионата?

— Хороший. Не такой, как в Украине или Европе, но тоже хороший. Что мне больше всего нравится, так это способность команд обыгрывать друг друга. Вот «Минск» проиграл «Белшине» 0:3, но потом уже может победить. Это очень интересно. На Украине такого нет. Если кто-то, кроме «Динамо» или «Металлиста», обыграет донецкий «Шахтер», — это уже большая сенсация. А тут даже БАТЭ легко может вничью сыграть.

— Какие у тебя были первые впечатления, когда приехал в «Минск»?

— Много знакомых. Всех я где-то уже видел. Леонид Ковель играл в «Карпатах». Рожок родом из Украины — да полно друзей. Почувствовал себя так, как будто не уезжал никуда.

— То есть разницы между странами не ощущаешь?

— Ага. Только в Беларуси немножко холоднее. Думаю, зимой будет очень холодно.

— Что скажешь о Вадиме Скрипченко?

— Хороший специалист. Много разговаривает с футболистами. Знает, как нужно настроить команду до игры. У нас всегда есть хороший план на матч. Нормально. Скрипченко будет сильным тренером. Он очень перспективный. Будет расти.

— Вы долгое время работали с белорусом Олегом Кононовым…

— О, он лучший тренер, с которым я сотрудничал.

— Главный тренер белорусской сборной Георгий Кондратьев сетовал, что это по-нашему, когда на поле много «работяг», но совсем нет технарей. Согласен?

— Белорусы в принципе не могут играть, как бразильцы или испанцы. Это невозможно. Играй, как можешь. Если футболисты привыкли много бегать и отбирать мяч, то они и будут так делать всегда.

— Ты говорил, что разница между белорусским и украинским чемпионатами заключается в быстроте футбола. Это единственное различие?

— На Украине с каждым годом возрастает уровень приезжих футболистов. Он уже очень высокий. Многие легионеры играют в сборных своих стран. Есть футболисты, которые выступают в сборных Бразилии и Португалии. Ты понимаешь?! А будет еще лучше. Вот увидишь.

— Почему так происходит?

— Деньги. Очень много средств вкладывается в футбол на Украине. Ведь за этих легионеров из Бразилии нужно много платить. Клубы это делают. Плюс постоянная реклама футбола. Телевидение много говорит о нашем виде спорта. Все вовлечены в эту игру. Я был там 10 лет, знаю, о чем говорю. Разница есть существенная. Скоро станет так, что если ты не играешь за какую-то сборную, ты не сможешь выступать в чемпионате Украины.

— По твоим словам, скоро первенство Украины станет одним из лучших в Европе?

— Почему бы и нет? Украинцы уже провели чемпионат Европы. Будут развиваться и дальше. Так что все впереди.

«В Нигерии очень опасно»

— Ты хорошо знаешь русский. Кто был твоим репетитором?

— Не очень хорошо. Мог бы и лучше. А учила меня вся команда. В клубе все разговаривали по-русски. Вот я и подтягивался за всеми остальными.

— Как познакомился со своей будущей женой Катей?

— Это было три года назад в супермаркете. Мы встретились взглядами. Я потом сам к ней подошел, заговорил. Правда, Катя долго не давала свой номер телефона. Потом уже все нормально стало. Начали встречаться.

— Все равно она, наверное, боялась такого экзотичного парня.

— Было такое ощущение. Родители ее тоже опасались. Но когда мы уже познакомились поближе, стали активно встречаться, успокоились.

— Тебе вообще сложно дался переезд из Африки в Европу?

— Трудно было. Сначала я приехал в Польшу. Туда я попал через местного агента, который приезжал в Нигерию. Играл в команде третьего дивизиона из Бельско-Бялы. А потом так получилось, что попал сразу в «Карпаты». Президенту клуба и главному тренеру понравилось, как я контролировал мяч. Они решили меня взять. Тогда я был еще совсем молодой. 18 лет. Первое время было сложно.

— Что бы ты рассказал о Нигерии мне как туристу, собравшемуся туда поехать?

— Это очень большая страна. Есть несколько плюсов, по крайней мере, для меня. Всегда хорошая погода. Очень вкусная еда. Есть много традиций, которые интересно узнать туристу. А самый главный минус — нестабильная экономика. Также очень серьезная разница в финансовом положении обычных людей. Практически нет среднего класса, очень маленький процент. Есть немного тех, кто очень богат, но хватает у нас и бедных.

— И большая у тебя семья в Нигерии?

— Нас всего семеро. У меня пять сестер и один младший брат. Плюс мама. 

— Для Беларуси это очень много.

— Это Африка, брат. Мы очень любим большие семьи. Когда я приезжаю в гости, мне нравится, когда собираются вместе абсолютно все — мужья сестер и так далее. Я обожаю, когда дома много людей, и все тебе родные.

— В этом кругу ты уже был с женой Катей?

— Да, мы съездили однажды. Ей очень понравилось. Правда, я тогда ночами не спал. У нас ведь много воруют, переживал за Катю. В Нигерии, на самом деле, очень опасно.

— Почему ты пошел именно в футбол?

— Надо начать с того, что у нас вообще нет футбольных школ. Только любители. Мы играем на улицах. Если ты себя хорошо покажешь, тебя заприметят. Приедет человек с профессионального клуба и пригласит на просмотр. У нас это нормально. Мы на улице играем 11 на 11. Правда, сейчас постепенно начинают строиться школы. Так я просто играл на улице, меня и приметили.

— У вас много талантов в стране, но сборная последнее время не блещет…

— Да, раньше наша команда была супер. Но сейчас странная ситуация в сборной получается. Играет тот, кто больше платит. Есть много сильных футболистов, но они не попадают в команду. Это очень плохо.

— Сложно уехать футболисту из Нигерии в Европу?

— Одной из самых главных проблем становится виза. Ее непросто получить. Нужно, чтобы в тебе были реально заинтересованы, тогда и вопросы с документами будут быстро решаться. Вообще, каждый мечтает играть в Европе, но не у всех это получается.

— В Беларуси у тебя есть соотечественницы — девушки-футболистки из «Минска».

— О, да, я уже успел с ними познакомиться. Постоянно спрашиваем друг друга, как дела, как родные в Нигерии. Это хорошо, что они есть.

— Может, еще вы и из одного города?

— Нет. Я из Уорри — это небольшой городок. Там проживает миллион человек. Для Нигерии это немного. Нас же всего 150 млн, а может, еще больше. Мы не богатые, но нас много. Такова Африка.

— В Википедии написано, что у тебя есть украинское гражданство.

— Это неправда. У меня был только вид на жительство. Да и зачем? Я был уже заигран за сборную Нигерии, правда, провел только один матч.

— Чем вы с женой занимаетесь в Минске?

— Выбираемся в центр гулять с ребенком. Живем возле станции метро «Спортивная». Мне нравится столица Беларуси. Это большой красивый город.

— Чем отличается наша страна от Украины?

— В Минске мне люди больше нравятся. Они очень добродушные. Все хотят угодить. Но пока я обращаюсь за помощью к моему агенту Валерию Русецкому. 

— Кстати, спасибо ему и за организацию интервью. А тебе не кажется, что белорусы беднее украинцев?

— Все, как в Украине. Столько классных машин ездит по городу.

— Скучаешь по нигерийской кухне?

— Немного. Мы любим все острое. Этого иногда не хватает.

— В «Карпатах» ты был любимцем болельщиков. В «Минске» их не так много…

— Да, их не так уж много, но они постоянно с нами. Куда мы ни поедем, в Гомель или Бобруйск, болельщики постоянно на стадионе. Они молодцы.

— Это все-таки фанаты. А вот болельщиков на домашних матчах совсем нет.

— Мне кажется, так происходит, потому что «Минск» — очень молодой клуб. Еще нужно время, чтобы люди стали ходить на стадионы. Должны появиться традиции. Наверное, скоро все будет хорошо.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы