Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Sedadlo, vozidlo, divadlo»

Pilsner Urquell и лечение приводящих мышц сливовицей, чешская желтая пресса и школьный аттестат с тремя четверками, лингвистическая гимназия и мультик про Крота, ненависть к художественной литературе и несколько качественных историй во второй части большого и крайне веселого интервью Виталия Трубило.

Виталий Трубило признается, что пиво Velkopopovicky Kozel и Krusovice, а также мультик про Крота не особо популярны в Чехии
Виталий Трубило признается, что пиво Velkopopovicky Kozel и Krusovice, а также мультик про Крота не особо популярны в Чехии
Trubilo1Виталий Трубило признается, что пиво Velkopopovicky Kozel и Krusovice, а также мультик про Крота не особо популярны в Чехии Надежда Бужан

Pilsner Urquell и лечение приводящих мышц сливовицей, чешская желтая пресса и школьный аттестат с тремя четверками, лингвистическая гимназия и мультик про Крота, ненависть к художественной литературе и несколько качественных историй во второй части и крайне веселого интервью Виталия Трубило.

— Вы говорили о том, что клубная касса позволяла раз в пару месяцев отдохнуть всей командой.

— Да. Иногда подобные празднества происходили в паузе под матчи сборных. Но главные мероприятия проводились перед и после сезона.

— Пили пиво?

— Конечно! Как в Чехии без пива? Но это нормально. Один раз в два месяца можно собраться командой и выпить пива. Даже чего-то покрепче можно. Чехи хорошо к этому относятся.

— А покрепче в Чехии это «Бехеровка»?

— Это что угодно. И даже водка. А «Бехеровка», мне кажется, — экспортная вещь. В Чехии ее пьют только в классических ресторанах. Подойдут, бесплатно нальют стопарик туристу… А аборигены? Я не видел, чтобы они пили «Бехеровку».

— Какое чешское пиво вы жалуете больше остальных?

— Pilsner Urquell. Все чехи его любят. И мне оно тоже очень нравилось. Gambrinus варится на том же заводе. Хорошее пиво. Футболисты в Чехии жалуют эти две марки. А Velkopopovický Kozel, Krušovice, которые можно встретить в Беларуси, — экспортное пиво. Я не видел, чтобы его кто-то пил в Чехии. Разве что туристы. Чехи не пьют.

— Вы так говорите, будто в Чехии футболисты пьют пиво только раз в два месяца.

— Нет, что вы!

— Есть мнение, игрокам после матча разрешается литр пива.

— Литр допустим. Но обычно все ограничивается одной баночкой. Перед тренерами все, как надо, берут по баночке и расслабляются. Но кто там что дома делает, я сказать не могу :). Правда, если честно, в моей карьере в основном не случалось игроков, которые бы сильно увлекались алкоголем. Все ребята понимали, что они профессионалы, люди публичные, да и газеты в любой стране любят скандалы.

— В Чехии есть желтая пресса?

— Конечно. Работает, считаю, очень грамотно. Журналисты виртуозно умудряются сочинить скандал на ровном месте. Отыскать какую-нибудь страницу на facebook, показать все, что скрыто :). Это тамошние журналисты любят. Но по большому счету, в том числе и таким способом, они популяризируют футбол. Потому что людям это интересно.

— Вы попадали в истории?

— Нет.

— Надо поработать над этим :).

— :).

— А сколько вы можете чешского пива выпить?

— Я… Под настроение. А вообще могу много выпить.

— Слушайте, а когда вы в последний раз напивались?

— Чтобы прям совсем?

— Ну.

— … Вот! Вспомнил! Очень веселая история.

— Рассказывайте.

И вот этот доктор мне говорит, что каждый, кто к нему приезжает впервые, должен выпить чашечку сливовицы — чешский самогон.

— Однажды случилась у меня травма. Немножко потянул я приводящую. Играл тогда в «Злине». И повезли меня к доктору, который специализировался на народной медицине. Банки до черноты, трава и всякое такое. Очень в Чехии популярный. И вот этот док мне говорит, что каждый, кто к нему приезжает впервые, должен выпить чашечку сливовицы — чешский самогон. Налил он мне граммов сто, говорит: «Давай, ты ж русский, не подводи свой народ». Я все отмазывался, потом понял, что не прокатит. Пришлось пить. Он сказал, что так нужно: «Пей, мышцы расслабишь, технология». Ну, я выпил стаканчик. Он говорит: «Давай еще». Налил мне снова — граммов 50. А закусывать никто не дает. Откуда у доктора закуска? Он сам сидит параллельно какой-то винчик попивает. Ну, а где у славян вторая, там и третья. Вот так мы с ним и посидели. Как оказался дома, я не помню. Но факт в том, что приводящая у меня отпустила :).

— Чудеса.

— Вот, наверное, последний случай, когда я напился. Так мне было плохо от этой сливовицы, что до сих пор я ее в рот не брал. Года три с половиной назад это было.

— У вас в Чехии остались друзья?

— Такие, чтобы прямо друзья, нет. У меня очень хороший друг родом из Боснии и Герцеговины, есть из Словакии. Раньше прекрасно общались с канадцем.

— А где вы канадца отыскали?

— В «Мосте». Когда я туда приехал, то стал всего вторым легионером в команде. Но потом руководители вошли во вкус. Легионеров стало что-то вроде 12. Вратарь — из Австралии. Парень из Америки. Полная дружба народов!

— И как вы общались?

— На английском. Я этим языком владею, в принципе, очень хорошо.

— Очень хорошо?

— Да. Очень хорошо. Заканчивал лингвистическую гимназию. Проблем с иностранным языком у меня нет.

— Английский, получается, основной?

— Да. Раньше еще немецкий знал неплохо, но сейчас стал забывать.

— Сейчас-то особо уже и не нужно…

— Ну, кто ж его знает — посмотрим :). Но факт в том, что в немецкий футбол действительно тяжело попасть.

— Виталий, но в гимназии ведь действительно нужно учиться.

— Так я и учился. Хорошо учился. Мне даже учителя говорили: «Ну, что ты, дурак, делаешь?! Какой футбол?! Зачем ты свои способности отдаешь в ноги?!» Я им отвечал: «Ну, подождите. Посмотрим, кто из нас окажется прав». Думаю, некоторые учителя все-таки поняли, что я не зря занялся футболом. Ведь футбол я всегда любил. А учиться мне не нравилось. Но родители считали, что ребенок должен получить нормальное образование.

— Так это правильно.

— Согласен. И за это я родителям очень благодарен. И факт в том, что учеба с большего давалась легко. Прочитаешь один раз параграф — и все запомнил. У меня очень хорошая память просто.

— То есть вы гуманитарий?

— Все-таки да. За счет хорошей памяти легко осваиваю языки. С точными науками дело обстоит сложнее. Математику ведь учить нужно. Формулы там, законы. Это не мое.

— И с каким аттестатом вы школу закончили?

— Тогда еще действовала пятибалльная система оценки знаний. У меня в аттестате были только три четверки. Остальные — пятерки.

— По каким предметам четверки?

— Вот не помню… Физика, наверное, химия и, может, литература какая.

— А сейчас вы читаете?

— Несмотря на то, что гуманитарий, начал читать только в последнее время. И то не художественную литературу, а такие… умные книжки.

— А художественная литература не умная?

Художественную ненавижу. В школе, наверное, ни одной книжки по программе не прочитал. Все в сокращении. Просто я за книжками засыпал.

— Художественную ненавижу. В школе, наверное, ни одной книжки по программе не прочитал. Все в сокращении. Просто я за книжками засыпал. Мне это неинтересно было и продолжает оставаться таковым.

— Хорошо, и что за умные книжки вы читаете?

— Есть такой писатель Никонов. Пишет про историю, религию, Советский Союз. Вещи, которые очень интересно читать. Советую. Мне мой родной брат все предлагал почитать. А я такой чтец, что постоянно отмахивался. Но вот увлекся. Затянуло. И это очень удивительно. Ведь читать я просто ненавижу. Десять страниц — и засыпаю или думать начинаю о чем-то другом. Вот и получается, что потом не помнишь, о чем читал.

— Чем вы тогда время на базе убиваете?

— Ну…

— Карты?

— Нет. Азартные игры я не люблю. В карты не играю. Но игрушек хватает. Самая большая зараза — Интернет. Какие-то новости, постоянная скачка. В Чехии вот фильмы смотрел. Практически каждый вечер.

— Вы киноман?

— Да.

— Тогда назовите тройку своих любимых фильмов?

— «Хатико», «Игра» и... «Иван Васильевич меняет профессию». Хотя мне нравятся почти все фильмы Гайдая.

— Вы ввиду своего лингвистического профиля быстро выучили чешский?

— Да. Но я не заношу себе это в актив. Потому что на самом деле язык нетяжелый. Его изучение — вопрос полугода. По прошествии этого времени начинаешь все понимать. Я чешский вообще не учил. Просто смотрел телевизор, с ребятами общался, вот и стал все понимать.

— Назовете три самых смешных чешских слова?

И мне казалось, такой простой язык! Поставляй к русским словам dlo — и все будет круто :). Грубые слова, но смешные.

— Их больше, чем три. Я, как только приехал, постоянно смеялся. Вот слушайте: сиденье — sedadlo, машина — vozidlo, театр — divadlo. Очень много слов заканчивается на dlo. И мне казалось, такой простой язык! Поставляй к русским словам dlo — и все будет круто :). Грубые слова, но смешные.

— Так выделите тройку.

— На dlo надо одно взять. Пусть будет vozidlo. Кстати, очень интересный момент. В белорусском языке есть слово «шукаць», в польском оно звучит примерно так же и значит то же самое. А в Чехии «шукаць» — это совокупляться. Случилась однажды смешная история. Только-только в Чехию приехал. У каждого игрока на тренировке был свой мяч с набитым на него номером. Это в «Мосте» практиковалось. И тренер спрашивает: «Виталий, где твой мяч?» Я отвечаю, мол, я его шукал-шукал, но не нашел. Вся команда слегла от смеха. Мне потом объяснили, я все понял — действительно немножко опростоволосился :). Пацаны потом травили, спрашивали все время: «Где твой мяч любимый?»

— Качественная история.

— Кстати, я недавно возвращался из Чехии на машине через Польшу. Слушал тамошнее радио. И вот звучит песня. Что-то там: «Ищи меня, ищи меня, днем и ночью». То есть слово «шукай» используется часто. Если бы рядом сидел чех и слушал, умер бы от смеха… А по словам. Тройку действительно не оставлю. Много слов занятных. Záložník — это полузащитник, letadlo — самолет, okurky — огурцы, voňavka — духи.

— А как в Чехии вообще относятся к русскоговорящим?

— Ну, 68-й год чехи до сих пор помнят. На русских они поглядывают искоса, с опаской. К тому же, по сути, самый красивый чешский город — Карловы Вары — захватили русские. Приезжаешь — а там только они! Часто приходилось слышать от чехов: «Вы наш город оккупировали».

— Вы им объясняли, что Беларусь и Россия — это разные вещи?

— Объяснял. Но до чехов очень тяжело доходит. Они вообще разницы не видят между белорусами и россиянами. Мне местные часто говорили, мол, ты русский. Я в ответ: «А вы словаки». Такой кипиш подымался, так обижались! «Какие мы словаки?!» — «А какой я русский? У нас своя страна — Беларусь». Не считаю, что россияне нас чем-то хуже, но я белорус. И чехов просил называть меня именно так. Я же их не называл словаками или поляками. Но им все равно: Россия, Беларусь, Украина — это все русские, которых особо старики не любят.

— Слушайте, давно хотелось спросить. А мультик про крота, который придумали чехи, у них самих популярен?

Они любят «Ну, погоди!» Все чехи знают этот мультик. И еще какую-то сказку. «Mrazik» называется.

— Мне кажется, у нас популярнее. А они любят «Ну, погоди!» Вот все чехи знают этот мультик. И еще какую-то сказку. «Mrazik» называется.

— Простите?

— «Морозко», наверное :). Когда чехи еще учили русский, то проходили эту сказку по школьной программе.

— Вы знаете, что в России с недавних пор можно показывать «Ну, погоди!» только после 23:00, мол, пропаганда насилия, курения и прочих пакостей?

— Нет, не слышал. Но, по-моему, это глупо.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы