«Двоякие чувства»

Руководители БАТЭ и Александр Гутор с первого раза не смогли прийти к компромиссу по расторжению контракта игрока. 22 января все должно было решиться окончательно. Корреспонденты Goals. by провели в офисе главного футбольного ведомства страны четыре часа и увидели там улыбающегося Михаила Деменцевича, спокойного Олега Еремина, Александра Гутора в смешанных чувствах да неразговорчивых Георгия Кондратьева с Юрием Пунтусом.

Олег Еремин и Александр Гутор покидают Дом фуибола, добившись своего
Олег Еремин и Александр Гутор покидают Дом фуибола, добившись своего
ZasedanieОлег Еремин и Александр Гутор покидают Дом футбола, добившись своего  Надежда Бужан 

Руководители БАТЭ и Александр Гутор с первого раза не смогли прийти к компромиссу по расторжению контракта игрока. 22 января все должно было решиться окончательно. Корреспонденты Goals. by провели в офисе главного футбольного ведомства страны четыре часа и увидели там улыбающегося Михаила Деменцевича, спокойного Олега Еремина, Александра Гутора в смешанных чувствах да неразговорчивых Георгия Кондратьева с Юрием Пунтусом. 

10:30 утра. Корреспонденты Goals.by открыли двери офиса федерации футбола. Там тишь, гладь да божья благодать. Правда, охранник на вахте оказался совсем неприветливым:

— Ожидайте в фойе. Сейчас Томин спустится, заберет вас. Можете пока наш стенд посмотреть.

Действительно, что еще делать-то. К слову, ждать пришлось недолго. Движуха началась в 10:45. В это время в Доме футбола появились клубный юрист БАТЭ Юрий Колонтай и генеральный директор борисовчан Михаил Деменцевич.

Оба излучали оптимизм. Вежливо поздоровались. Михаил Михайлович даже успел переброситься парочкой слов с нашим фотографом. Мол, без согласия никого нельзя снимать. Позитив — вещь, которая передается по воздуху. Невольно улыбаешься.

***

Жизнерадостно выглядели и Александр Гутор с Олегом Ереминым.

На этот раз игрок решил проявить пунктуальность. Он появился в здании АБФФ за десять минут до заседания комитета. Правда, в голосах агента и игрока слышалась какая-то нервозность. Оба  быстро скрылись в коридорах Дома футбола. К слову, входившие в здание АБФФ были куда веселее выходивших. Все посетители федерации выглядели какими-то озабоченными. Речь в том числе и о Георгии Кондратьеве и Сергее Сафарьяне. Оба двигались так быстро, что сфотографировать их или переброситься парочкой фраз было нереально. Но пару часов спустя все-таки удалось услышать мнение главкома сборной Беларуси о происходящем:

— Повторяться не хочу. Могу уже сейчас прокомментировать решение федерации. Все будет сделано по закону. Мы разучились жить по нему. Решение будет принято так, как велит законодательство.

***

Зато куда веселее был Александр Томин. Пресс-атташе АБФФ упражнялся в филигранном остроумии.

 

Вот лучшие шутки Александра Александровича: «Может, вас прописать в этом фойе?», «Что-то вообще ажиотажа нет!», «Ух, палаточный городок». С вокалом у работника пресс-службы федерации все тоже в порядке. Бродил, что-то напевал себе под нос… Вот только подходить к музею АБФФ было запрещено. Ничего не поделаешь. Нас ожидало «веселейшее» времяпрепровождение. Благо, увидели, как Гутор о чем-то советуется со своим агентом.

Кроме того увидели, как Александр  Гутор шутил с Николаем Воробьевым, а Олег Еремин наблюдал за этим действием.

Хоть какое-то развлечение.

***

В это время Михаил Деменцевич вышел покурить. На часах 11:50.

— Михаил Михайлович, как там дела?

— Мы еще не начинали, — бросил на ходу генеральный директор борисовчан.

Заседание началось минут через 20 после перекура Деменцевича. Меж тем в Дом футбола заглянул Юрий Пунтус.

— Юрий Иосифович, как настроение?

— Не буду ничего говорить. Я не сильно в курсе происходящего. Тем более у Анатолия Анатольевича сейчас со здоровьем не все в порядке, — ушел от диалога тренер.

***

После четырех часов в музее АБФФ первым к журналистам вышел Олег Еремин. Агент был спокоен и, судя по всему, удовлетворен исходом заседания:

— Комитет вынес решение по данному вопросу. Оно пока не выражено документально. Звучит примерно так: удовлетворить требования Гутора в части расторжения контракта по обоснованным спортивным признакам с компенсацией в размере 180 тысяч долларов. Компенсацию БАТЭ будет выплачивать либо сам футболист, либо клуб, в котором он будет продолжать свою карьеру.

— Будете ли оспаривать решение?

— Это решение может быть обжаловано в десятидневный срок той или иной стороной. Не готов сказать, устраивает ли решение сторону Александра Гутора. Мы должны проанализировать ситуацию с учетом новых обстоятельств, которые появились в данном деле. Потом можно будет оценивать его успешность. В части разрыва контракта с БАТЭ договор нас устраивает. В части выплаты компенсации — вопрос оценочный.

— Почему заседание длилось так долго?

— На заседании комитета стороны аргументировали свои позиции. Затем были вопросы комитета к нам и сторон друг к другу. С кем Александр будет готовиться к сезону, пока неизвестно. Какой-то конкретики в этом деле нет.

— Гутор может тренироваться в составе другого клуба?

— Есть механизм, по которому, когда футболист находится в статусе временного трансфера, он имеет право участвовать в соревнованиях за какой-либо другой клуб до окончательного решения. Такое решение принимает спортивный арбитраж в Лозанне. Пока оно не будет принято там, футболист не должен страдать. Он обязан тренироваться и выполнять свою работу. Если говорить о нынешней ситуации, то следующая инстанция в случае обжалования — спортивный арбитраж Республики Беларусь.

***

Александр Гутор вышел к журналистам чуть позже. Вратарь сперва отправился в кабинет Георгия Кондратьева поделиться новостями. Сложилось впечатление, что футболист не знал, радоваться ли вердикту:

— Пока сложно сказать, доволен ли решением комиссии. Двоякие чувства. Даже не знаю, что сказать по этому поводу. С одной стороны, добился, чего хотел, с другой — многое связано с БАТЭ.

— Чем занимался последнюю неделю?

— Последние семь дней ждал заседания и работал по программе, которую выслали еще в Борисове.

— Есть варианты продолжения карьеры?

— Агент не сказал о вариантах продолжения карьеры? Они есть. Какие? Без комментариев.

— Что делали в кабинете Георгия Кондратьева?

— После заседания зашел к Георгию Кондратьеву. Он спросил, как у меня дела, как тренируюсь. Любой тренер сборной хочет, чтобы его футболисты получали игровую практику. Георгий Петрович не радовался тому, что я ушел из БАТЭ, или моей победе в этом деле. Он всегда объективно относился к моему поступку. У меня была голова на плечах.

— Как отнеслись к размеру компенсации БАТЭ?

— Компенсацию БАТЭ считал не я… Считаю 180 тысяч долларов не самой большой суммой. Это решение АБФФ. Борисовчанами называлась другая сумма, но я ее озвучивать не буду. Она была гораздо больше. Руководство БАТЭ хотело, чтобы я вернулся.

— Почему заседание длилось так долго?

— Заседание получилось очень долгим. Было несколько перерывов. Решение принимали минут 40-45. Комиссия попросила, чтобы мы покинули кабинет, и совещалась.

***

Представители БАТЭ чуть-чуть задержались на втором этаже Дома футбола. Клубный юрист от комментариев отказался. Официальную позицию борисовчан озвучил Михаил Деменцевич:

— Мы услышали решение АБФФ. Его мы обдумаем и будем подавать жалобу в высшую инстанцию. БАТЭ такой вердикт не устраивает. Мы ставили вопрос о том, чтобы Гутор вернулся в команду. О компенсации за игрока мы не думали. На этом все.

Было видно расстройство генерального директора БАТЭ. И тем не менее, он излучал оптимизм и дарил улыбки.

Из слов Михаила Деменцевича стало понятно, что точку в «деле Гутора» ставить еще рано… 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья