«Можно продать права на название стадиона»

В Борисове, точнее, рядышком, строили, строили и пока не достроили новый стадион. Просто еще не срок. Бригада пытливых корреспондентов Goals.by побывала на бурлящей стройке объекта, чей ввод в эксплуатацию должен состояться уже летом, и увидела будущие фан-сектор БАТЭ, vip-ложи и раздевалки, узнала, сколько стоит система подогрева поля и его создание с нуля, задала вопросы о клубном магазине атрибутики и вообще всячески приятно провела время в компании Натальи Марченко и Николая Воробьева.

В Борисове строят футбольную «Минск-Арену»
В Борисове строят футбольную «Минск-Арену»
Borisov_stadiumВ Борисове строят футбольную «Минск-Арену» Надежда Бужан

В Борисове, точнее, рядышком, строили, строили и пока не достроили новый стадион. Просто еще не срок. Бригада пытливых корреспондентов Goals.by побывала на бурлящей стройке объекта, чей ввод в эксплуатацию должен состояться уже летом, и увидела будущие фан-сектор БАТЭ, vip— ложи и раздевалки, узнала, сколько стоит система подогрева поля и его создание с нуля, задала вопросы о клубном магазине атрибутики и вообще всячески приятно провела время в компании Натальи Марченко и Николая Воробьева.

Стартуем с Боровой. Ребята из автоцентра «Атлант М» любезно предоставляют транспорт. Пакуемся в лощеный Ford Kuga. Наталья Марченко прослушивает инструктаж и задорно итожит:

— Прикольно :).

Дорога выходит веселой.

— Я привыкла уже, — рассказывает Марченко о своей работе. — На стройке бываю часто. Даже резиновые сапоги вожу в багажнике — веселенькие, в ромашки :).

Начальник департамента развития БАТЭ крепко держит рулевое колесо и ответ перед Ивулиным. Саша находит благодатную баскетбольную тему, и за радостными воспоминаниями о сборной Анатолия Буяльского Kuga проскакивает нужный поворот.

— Так, ребята, заговорили вы меня, — с деланым недовольством заключает Марченко. — Мы стадион проехали.

***

Чуть покружив, оказываемся в нужном месте. Стильный силуэт будущей арены легко угадывается.

Вокруг кипучая стройка. Заприметив фотографа, один из рабочих кричит на весь Борисов:

— Сфатаграфируй мяне полнасцю :).

В общем, очень атмосферное место.

— Это штаб строящегося объекта, — начинает экскурсию Марченко. — Здесь проводятся планерки.

Все пространство внешне ничем не примечательного вагончика заполнено длинными столами.

— Сколько вас тут человек помещается?

— Народу собирается много. Каждую неделю проводятся планерки с участием губернатора области. Все рассматриваемые вопросы вносятся в протокол.

Наталья Олеговна показывает президиум, в котором располагаются губернатор, мэр Борисова и прочие боссы стройки. Вся близлежащая стена увешана чертежами.

— Вы в них разбираетесь?

— Уже да, — реагирует собеседница. — Смотрите, здесь все планы. На чертежах отображены четыре уровня строящегося стадиона. На трибуны основная часть болельщиков будет попадать через второй уровень. На четвертом у нас — ложи. На третьем — зона гостеприимства.

— Зона гостеприимства?

— Подобные зоны требуются для проведения матчей групповой стадии Лиги чемпионов. Раньше под эти нужды на стадионе «Динамо» мы устанавливали специальные и дорогостоящие в плане аренды шатры. Ведь площадь Champions Club, согласно регламенту, должна быть не менее четырехсот квадратов.

Рассматривая чертежи, Марченко продолжает рассказ о коммерческом использовании стадиона:

— Однозначно после сдачи объекта рассматриваем возможность добавить зону  фуд-кортов, которые изначально не были предусмотрены проектом. Нынешний объем общепита формирует его нехватку. Поэтому на стадионе, в помощь кафе и буфетам, надеюсь, появятся и точки быстрого питания. Кроме того предусмотрены магазин атрибутики, офисные помещения для административного персонала стадиона, фитнес- и детский центры.

— Проще говоря, детская комната?

— Да. Если вы пришли на футбол всей семьей, а вашему ребенку вдруг стало скучно, можете оставить его в детском центре. Он гарантированно весело проведет время. Также предусмотрен современный фитнес-центр, оборудованный самыми современными тренажерами.

— Кажется, это называется «услуги населению».

— И фитнес-центр, и детская комната, надеюсь, разнообразят досуг борисовчан не только в дни матчей. Также остались свободные помещения, которые будут сдаваться в аренду. Руководству стадиона еще предстоит решить вопрос их использования.

***

Выходим на улицу. Приближаемся к постройке. Внушает, даже несмотря на свою незавершенность.

Так, кстати, выглядят, лестницы, по которым посетители будут подниматься на галерею второго уровня. Она дает доступ в чашу.

— Наталья Олеговна, расскажите про магазин клубной атрибутики.

— Сейчас изготовлением и реализацией брендированной продукции занимается сторонняя компания — наши многолетние друзья и партнеры. Клуб, в свою очередь, предусмотрел магазин атрибутики на строящемся стадионе — это известная мировая практика. От лица клуба хочу поблагодарить заказчика строящегося стадиона, УКС Миноблисполкома, за содействие в данном вопросе. Ведь строящийся стадион — бюджетный проект.

— Фишки магазина?

— Прежде всего, наконец-то весь ассортимент клубной атрибутики будет находиться под одной крышей, любой желающий сможет не только воспользоваться примерочной, но и персонализировать свою покупку — например, набить свою фамилию на реплику игровой формы. Сообща хотим ввести практику интернет-продаж, ведь каждый месяц мы получаем с десяток заявок  из-за пределов Беларуси от желающих приобрести футболку. Мы говорим о репликах, но пока у нас нет возможности, чтобы даже отправить ее потенциальному покупателю.

— Карточки игроков?

— Карточки с автографами. В принципе, и карточки, и майки с набитыми фамилиями болельщиков реальны прямо сейчас — но под заказ, а хочется вывести все это в массы. Сделать легкодоступным.

— И сколько будет стоить набивка номера с фамилией?

— Не думаю, что много, а может, и вовсе бесплатно — ведь надо понимать: если человек хочет себе оригинальную майку, придется выложить серьезную сумму. В целом однозначно хочется расширять линейку продукции. Да и размерный ряд должен учитывать интересы и самых маленьких наших болельщиков.

***

Встречаемся с Николаем Воробьевым, должность которого в БАТЭ звучит мудрено — заместитель генерального директора по техническим вопросам. Проще говоря, Николай Александрович курирует вопросы стройки. При опыте сотрудничества с УЕФА этот человека знает о соответствии международным стандартам если не все, то очень многое.

— В функционал Департамента развития входит разработка коммерческой составляющей на стадионе, — поясняет Марченко. — Николай Воробьев отвечает за спортивную: раздевалки, газон, освещение, соответствие помещений требованиям УЕФА, АБФФ и прочие важные моменты. Наша задача — построить стадион четвертой категории УЕФА, он сможет принимать не только матчи Лиги чемпионов вплоть до финальной стадии, но и встречи сборных.

Воробьев показывает распечатку эскизов стадионных помещений.

— Вот это в перспективе наш логотип, — начинается рассказ. — Логотип объекта. Контур стадиона с надписью «Borisov Stadium».

— Это окончательное название?

— Нет, вопрос прорабатывается. Можно сделать название коммерческим. Но его нельзя будет использовать во время матчей Лиги чемпионов, на которых скорее всего будет использоваться нейтральное «Borisov Stadium».

— А что до постоянного названия, которое будет использоваться во время матчей внутреннего чемпионата?

— Следуя мировой практике, можно продать права на название, — включается Марченко. — Примеров много.

— И сколько это стоит?

— Все зависит от рынка, можно пробовать, — поясняет Воробьев.

— Если не ошибаюсь, «Спартак» продал название стадиона банку «Открытие» почти за 40 миллионов долларов, — реагирует Наталья Олеговна.

— Правда, у россиян немножко другой рынок — завершает тему ответственный за стройку.

Рассматриваем эскизный буклет.

— Это наша раздевалка, — рассказывает Воробьев. — Шкафчики игроков расположены буквой «П» без разрывов. Основная зона — это 20 мест. Плюс еще пять в стороне. Имеется отдельная тренерская комната, смежная с основной раздевалкой, где будут располагаться тренеры, технический персонал. Это полностью их помещение. Если же стадион будет задействован, например, под матчи национальной сборной, то игроки и тренеры сборной смогут комфортно разместиться в основной раздевалке. Здесь есть просторная массажная комната, души, туалеты, умывальники.

— Как раздевалка согласовывалась с главным тренером команды?

— Мы говорили о нашем желании получить четвертую стадионную категорию, — напоминает Марченко. — Потому стоит выполнить определенные требования. Они распространяются и на раздевалки. Минимум 25 посадочных мест со шкафчиками. Далее придерживались общепринятых понятий комфорта: просторные шкафчики, место для обуви. Понятное дело, футболист не должен тесниться на своем месте. Массажные столы, ванны для льда, раковины для мытья бутс и прочее. Мы разработали варианты согласно представленным требованиям, после чего показали их Гончаренко. Единственным серьезным требованием Виктора Михайловича было открытое пространство для тренеров и игроков. То есть во время установки все ребята должны его видеть. В зоне игроков нет никаких колонн. Нет прерывания между шкафчиками. Команда находится в едином пространстве.

— Гостевая?

— О гостевой раздевалке редко кто заморачивается. Мы были на стадионах «Барселоны» и «Баварии». Там гостевые выполнены очень просто. Добротно, качественно, но без особых наворотов.

Тем временем Воробьев демонстрирует эскиз гостевой раздевалки и объясняет, чем она отлична от хозяйской:

— Эта раздевалка чуть уже нашей. Но длина та же. Отделка, начинка, шкафчики будут такого же качества, как и в хозяйской раздевалке. Опять же, рядом предусмотрена тренерская комната. И нашу, и гостевую раздевалки мы увеличили, по сравнению с первоначальным проектом, для комфортного размещения команд.

— Мы очень придирчиво относимся к качеству спортивной составляющей — поле, освещение, раздевалки, — продолжает Воробьев. — Сейчас их еще нет, но скоро появятся на углах кровли треугольные мачты для монтажа освещения. Они нужны, чтобы поднять фонари на требуемую высоту и обеспечить  углы падения света по стандартам ФИФА…

— Это зал для пресс-конференций, — указывает клубный куратор стройки в буклет. — Сбоку кабинки для переводчиков. Цветовое решение, которое вы видите на этой картинке, присутствует во всем дизайне стадиона.

Это фитнес-центр.

Это туалеты для зрителей, на втором уровне.

Это офисные помещения.

— Клуб переедет сюда?

— Если станет главным эксплуататором, то однозначно да, — отвечает Марченко.

***

Движемся по стадионному нутру.

— Здесь основной вход на стадион для команд и судей. Это наша раздевалка, — указывает Воробьев вглубь разрабатываемого пространства.

— В ней две входные двери. Одна — основной вход, вторая ведет в зону для разминки. Мы «нашли» это пространство после анализа планировки и потоков движения различных категорий людей. Это практически пустующий холл возле нашей раздевалки. В нем будет постелено специальное покрытие для работы в кроссовой обуви. В гостевой раздевалке такое устроить нельзя, поскольку симметричный холл используется для входа прессы. В обеих командных раздевалках есть просторные массажные комнаты, конечно же, души, умывальники и туалеты.

Гостевая раздевалка налево, наша направо от входа на стадион. Судейская комната располагается около гостевой раздевалки.

Комнаты для допинг-тестов находятся около хозяйской раздевалки. В той же стороне — комнаты для мальчиков и девочек, подающих мячи. Если будет смешанная судейская бригада, организаторы матча смогут использовать одну из этих раздевалок как вторую судейскую.

Мы находимся в центральном холле, который объединяет вход на стадион, выход на поле и коридоры, ведущие к раздевалкам. Здесь же расположатся четыре позиции для послематчевых интервью, микст-зона. Пол в этом помещении будет украшен большим логотипом БАТЭ.

Перебираемся в рабочую зону для журналистов.

— Эта большая зона — рабочее пространство для журналистов и фотографов. Есть отдельное помещение для коммутации телевизионной техники. Смотри, электрику уже подводим к столам, где вы будете работать, — объясняет куратор стройки. — Ваше рабочее пространство располагается на первом уровне. Вам, журналистам, будут выделены свои лифт и лестница для перехода к местам на трибунах, на четвертый уровень, где расположена ложа прессы.

— Круто.

— Это будущий зал для пресс-конференций. Пока отсутствует стенка слева вдоль колонн, отделяющая зал от зоны туалетов. Помещение соединено с раздевалками специальным коридором.

— То есть не произойдет ситуации, когда тренер появляется злой в пресс-центре, потому что шел до него 300 метров?

— Нет, тренерам нужно будет пройти 25 метров от выхода на поле по служебному коридору. Этот коридор упирается прямо в дверь, которая выводит тренеров к подиуму, где расположены их места. То есть главкомы команд и игроки ни в коем случае не пересекаются с журналистами.

— А дальше что?

— Мы уже дошли до северо-западного угла, здесь расположен выход фотографов на поле.

Журналисты, фотографы также не будут пересекаться без надобности с другими категориями участников матча. Только с командами в пресс-центре и микст-зоне. Для вас — места на парковке, выделенный вход на стадион, своя рабочая зона, отдельный лифт, свои места на трибуне, отгороженные от зрительских мест и мест категории VIP. Представители СМИ — особая целевая группа, потребности которой мы обязаны максимально удовлетворить при строительстве объекта, наряду с болельщиками, командами, ВИПами. Эти расходы вернутся сторицей в футбол.

***

Беседуем с Натальей Марченко о ее работе.

— С какими проблемами непосредственно сталкиваетесь вы как начальник департамента развития?

— Если говорить о стадионе, то наш департамент нацелен на привлечение болельщиков и создание для них комфортных условий. Все просто. Человек приходит, нормально отдыхает, имеет возможность перекусить, в общем, обеспечивает себе запоминающийся досуг. Всем понятно, что нынешняя посещаемость домашних матчей БАТЭ в чемпионате Беларуси меньшая, чем вместимость строящегося стадиона. Потому наш отдел думает над тем, как заполнить трибуны.

— Возможная Лига чемпионов даст вам аншлаг, но что до матчей ЧБ? Есть какая-то программа по привлечению публики?

— Понятное дело, на первых порах люди будут ходить просто, чтобы посмотреть на стадион.

— А потом?

— А потом должны заработать наши программы. Будем учиться всему хорошему у хоккейного «Динамо». Ведь ребята собрали 20 аншлагов подряд. Хочется создать такие условия, чтобы комфорт ощущался с первой секунды пребывания на стадионной территории. Начиная с парковки и заканчивая местом на трибуне. Нужно сделать так, чтобы человек хотел вернуться сюда.

— Допустим, человек не хочет мокнуть и мерзнуть на футболе в ноябре. Как вы убедите его пойти на ваш стадион?

— Во-первых, стабильно никто не намокнет. Все трибуны находятся под козырьком. Во-вторых, магазин атрибутики дает возможность купить теплый плед. К тому же на втором уровне будут функционировать четыре буфета. Можно купить чай. Нет проблем. Мы понимаем, при наличии аншлага четырех точек общепита мало. Потому просчитываем возможность привлечения мобильных официантов. То есть ребята будут ходить по трибунам с корзинами. Но для удобства денежных расчетов нужно запускать систему «безналичный стадион». Проговариваем возможность введения клубной карты. Вполне вероятно, она даже будет бесконтактной. Знаю, в метрополитене эту идею воплотили в жизнь.

***

— От трибуны до боковой линии поля восемь с половиной метров, — выходим в запесоченную чашу под звуки голоса Николая Воробьева. — На поле раньше складировали металлоконструкции. Строители уже освободили эту часть пространства. Скоро приступим к отрывке корыта. Сейчас проходит конкурс по строительству поля. Мы настоятельно рекомендовали привлечь к этому специализированную компанию, имеющую успешный опыт на стадионе четвертой категории.

— В июле-2013 стадион надо сдать. Стадион с полем и нормальным газоном. Это реально?

— Подготовить основание, смонтировать инженерные системы и постелить поле реально за 60 дней. Плюс две-три недели для укрепления травы до первого матча. Считайте сами. Могу сказать, что тендер проводится, конверты с предложениями вскрыты. Компания-победитель вырисовывается. Она определяется по цене и референц-листу. Сейчас ведутся переговоры, чтобы сбить цену. Пока получается дороговато. Для снижения стоимости и ускорения работы существует предварительная договоренность, что подготовку уплотненного основания, укладку инертных материалов отдадут белорусской компании, под контролем компании-победителя конкурса, которая должна будет подписывать акты скрытых работ.

— Сколько стоит хорошее поле?

— Понимаешь, если стройка производится в жесткие сроки, то цена растет.

— Понятно. А в идеале?

— Смотря что ты будешь туда закладывать. Какой подогрев, дренаж, полив, качество травы. Нужно учитывать, станешь ли ты ее высеивать или завезешь из-за границы. Дешевле всего сеять поле на месте, но после засева до первого матча нужно ждать два-три месяца. Привезти готовый дерн тоже можно двухсантиметровый, а можно и толщиной в шесть см, это в три раза увеличит транспортные расходы, но позволит через пару дней после укладки провести матч (так поступили шведы на Friends Arena в Стокгольме этой весной). В расчет также берутся инженерные коммуникации. В общем, чистое поле 105 на 68 с дренажом, поливом, подогревом, привозным дерном у нас может стоить в районе одного миллиона долларов США. Как и везде, более раскрученные компании берут дороже за свои услуги, а тот, кто внедряется на рынок, может и демпинговать.

На борисовском стадионе еще есть зона безопасности по пять метров со всех сторон поля. Получается размер натуральной травы — 115 на 78 метров. Затем идет водоотводный лоток и еще три-пять метров технической зоны с искусственной травой. Получается, что трибуны ограничивают прямоугольник размерами 125 на 85 метров, а это почти на 50 процентов больше размера самого игрового поля. Все это обуславливает удорожание.

Начинаем говорить о лавках запасных.

— Есть вариант купить готовые, — подхватывает Воробьев. — Вообще-то по концепции планировалось, что у скамеек запасных будет заглубление. На картинках скамейка запасных накрыта ковриком из искусственной травы, чтобы зрителей вообще ничего не отвлекало от футбола. Хотя лично для меня скамейка — очень интересная часть матча. Надо понимать, что объект строится параллельно с проектированием, и когда мы с проектировщиками стали детально прорабатывать скамейки, поняли, что для заглубления сложно сделать водоотвод. Нам сказали, что это обойдется неоправданно дорого. На практике же получается, что главный тренер, как правило, проводит матч на ногах и видит все, что происходит на поле. А запасным игрокам и остальным тренерам, которым во время матча стоять нельзя, смотреть из ямы очень неудобно. Все предпочитают скамейку на уровне поля. Но тут есть другой вопрос.

— Обзор зрителей с первых рядов?

— Да. Получается, если скамейка будет достаточно высокой, то это «убьет» первые ряды.

— Билеты здесь будут стоить однозначно дешевле, — включается Марченко.

— А места тут самые козырные, — поясняет Воробьев. — На расстоянии вытянутой руки выходят на поле команды, судьи, рядышком располагаются скамейки запасных, все видно и слышно :).

— Не хотели прибегнуть к английскому варианту? — вопрос Наталье Марченко.

— Действительно, прорабатывали вопрос скамейки, вмонтированной в трибуну.

— Почему отказались? — вопрос Николаю Воробьеву.

— Долго думали, обсуждали. С одной стороны, решили подстраховаться. Нет у нас в стране такой традиции. Мало ли… Бросят что-нибудь, будут провоцировать тренеров гостей — придется закрываться козырьком, который выбьет пару рядов сзади, потеряем еще больше. И опять же, это должны быть самые ценные зрительские места, лучше их продавать, а скамейки разместить внизу. Поле ведь не зажато в трибуны, между ними 8,5 метров. Сейчас мы обсуждаем и вырабатываем окончательный вариант. Мое мнение — скамейка должна быть на уровне поля, козырек должен создаваться наклонным ровным прозрачным стеклом. Если правильно рассчитать угол, оно не будет бликовать и мешать зрителям видеть ближнюю бровку, а обращать на себя внимание в худшем случае станут только две стойки, к которым стекло крепится. И то — совсем чуть-чуть.

***

— Переезд на новый стадион увеличит стоимость билетов?

— Немного увеличит, — отвечает Марченко. — Не могу сказать, что билеты станут стоить непомерно много. Но все будет зависеть от полноты пакета услуг, который мы хотим предоставить болельщикам. Ну, и от статуса матча. В рамках чемпионата Беларуси билет на, допустим, минское «Динамо», возможно, будет стоить дороже. Хотя прямо сейчас я не могу говорить четко о билетной программе. Будем утверждать ее с приближением срока введения стадиона в эксплуатацию. Мое убеждение следующее: мы не можем брать непомерные деньги с болельщика, если не даем ему комфорта. Потому предлагаю дождаться открытия.

— Кажется, белорусский болельщик не особо любит тратиться.

— Это сложный вопрос. Вот в той же Америке, где я проходила обучение, люди приезжают на стадион за четыре часа до начала бейсбольного матча. Пусть парковка и платная, болельщики разворачивают на ней мангалы. Отдыхают, ждут матча, в общем, проводят pre-party.

— То есть халявы на борисовском стадионе не будет?

— Нужно понимать: постройка такого объекта обходится дорого. Но есть еще и его содержание. Это тоже статья расходов. Статья ощутимая. Каждый месяц нужно хотя бы платить за коммунальные расходы. Мы строим визитную карточку Борисова и нашего вида спорта. Таких стадионов в стране еще не было. И пока «Динамо» не отреконструируют, не появится. Люди должны захотеть пойти на стадион и ждать только положительных эмоций от пребывания на нем, от комфортных условий. Отсутствие нормального общепита и закрытые туалеты испортят впечатление даже от самой громкой победы.

***

Мы все еще на поле. В принципе, команда БАТЭ по пляжному футболу может начинать эксплуатировать стадион хоть сейчас.

— Газон свой?

— Привозной, — отвечает Николай Воробьев. У него страшная работа. Надо знать кучу всего. 

— Трава у вас будет голландская?

— Если победит компания, предложившая наилучшую цену, то траву, выращенную в питомнике в Словакии, будут поставлять австрийцы.

— Можно вас попросить об одолжении?

— Да.

— Расскажите на теоретическом уровне, что такое дренаж футбольного поля.

— Это система отвода излишней влаги. Через шесть метров по всему полю роются поперечные траншеи. В траншеях лежат перфорированные трубы диаметром где-то 11 сантиметров. Лежат на песчаной подложке. Траншеи сверху засыпаются крупным щебнем. И получается, что вода через этот щебень спускается в трубы. Трубы с уклоном. Они отводят воду в коллекторы по длинным сторонам поля. Коллекторы разводят ее по четырем углам. Это так называемая система дрен. Есть еще горизонтальный слой щебня более мелкой фракции. 15-сантиметровый под всем полем. Щебень, с одной стороны, сам способен принять излишки воды, а с другой — позволяет воде распределяться в дрены. За щебнем (выше) идут 25-30 сантиметров песка. В нем на глубине 25 см закладывается система подогрева. А верхний слой этого песка смешивается с органикой и создает прикорневую зону. Ее под травой сантиметров 15-17. На эту поверхность кладется натуральный газон, корни которого прорастают в глубину в идеале на 10-12 см.

— Сейчас мы стоим на уровне поля?

— По проекту первый ряд находится на 85 сантиметров выше уровня поля. Вообще, мы много консультировались по устройству футбольного поля со специалистами, в том числе с представителем всемирно известной английской компании STRI, которого УЕФА присылал зимой в Гродно для мониторинга подготовки газона к февральскому матчу Лиги Европы. И еще раз убедились сами и пытаемся убедить всех заинтересованных, что вопросами проектирования и строительства футбольных полей должны заниматься специализированные компании. Ведь у нас в Беларуси есть много примеров, когда дренаж поля не работает из-за ошибок проектирования либо из-за применения неправильных материалов, например, песка с примесью глины, которая не позволяет отводить излишки влаги. В конце концов, мы кардинально поменяли проект, начиная с разуклонки, геометрии дрен, и заканчивая количеством спринклеров (их будет 24).

— Допустим, в следующем году вновь стукнет Хавьер. Работники нового борисовского стадиона смогут привести поле в нормальное состояние?

— Не знаю, как в идеальное, но в играбельное совершенно точно. Ведь наличие полуметра снега на поле не обязывает топить его системой подогрева. До 50 градусов температуру не поднимешь — сгорит трава. Верхний слой снега можно убрать вручную или малой техникой. Хотя наша система будет достаточно функциональной. Электрическая система подогрева дешевле в установке. Но дороже в эксплуатации. Жидкостная же — наоборот. Мы будем использовать вторую.

— Сколько она стоит?

— Установка отдельно взятой системы жидкостного подогрева стоит порядка 200 тысяч евро.    

— На вашем стадионе можно будет осуществлять концертную деятельность?

— Хочется этого, — говорит Марченко. — Концертная деятельность предполагает покупку специального помоста для проведения соответствующих мероприятий. Он защищает газон. Однажды на одном из семинаров мы с Алесей Капской общались с представителями компании, которая занимается этими помостами. Площадка стоит на специальных ножках. Эти опоры способны выдерживать колоссальную нагрузку. Не причиняя вреда газону. При этом быстро монтируется и демонтируется. Да, стоит прилично, но дешевле, чем восстанавливать поврежденный газон.

***

Мы на втором уровне. Том, который полностью будет отдан болельщикам. На ребра металлических конструкций скоро натянут шкуру фасада.

Рассматриваем прилегающие территории. 

— Как такового одного центрального входа на стадионе нет, — всматривается вдаль Воробьев. — Думаю, тот, который расположен ближе к городу, станет наиболее популярным и будет восприниматься как центральный. Вообще, все очень близко. На въезде с улицы Гагарина строится удобная развязка, городской транспорт сможет ходить прямо до стадиона. Неподалеку станция электропоездов «Печинский». И борисовчанам, и гостям города должно быть удобно.

— На пространстве около стадиона предполагается круговое движение. Дорога разобьется на две полосы, — подхватывает Марченко. — Хватает мест, на которых можно установить те же рампы для скейтбордистов или устроить стритбольные площадки, организовать прокат велосипедов и роликов. Правда, нужно будет еще посмотреть на качество плитки. Для роликов подходит не все покрытие. Тут можно развернуть сцены, дополнительный общепит, поставить столики и зонтики. И вообще есть идея смотреть выездные матчи около стадиона. То есть на этих площадях будет собираться народ. И смотреть на больших экранах трансляции игр БАТЭ из других городов. В принципе, мы можем выводить картинку и на табло. Тогда будем приглашать людей в чашу.

— А еврокубковые матчи?

— Действительно, можно транслировать таким образом матчи Лиги чемпионов, в которой нам очень хотелось бы выступить вновь. Понятно, что 13 тысяч билетов на подобные игры будут реализовываться очень быстро. Но у болельщиков, которые не смогут попасть в чашу, может появиться возможность находиться рядом и смотреть футбол. Правда, это нужно согласовывать с УЕФА. Понятное дело, если приедет «Барселона» или «Зенит», который собрал в Минске наш самый внушительный лигочемпионский аншлаг, нужно предусматривать подобные возможности.

— Сколько рабочих мест даст Борисову введение объекта в эксплуатацию?

— Однозначно очень много. Уже разрабатывается штатное расписание.

***

Почти уперлись в потолок. Николай Воробьев начинает очередной рассказ.

— В изначальном плане все это пространство было заложено ложей прессы. Но мы не испытываем такой потребности. Оттого некоторую часть мест, расположенных под самой крышей, отдали зрителям. Самый аншлаговый матч соберет максимум 200 журналистов. И с помощью мобильных перегородок, других конструкторских решений, гибкого распределения мест мы получим возможность обеспечивать рабочими местами такое количество представителей медиа.

— Тут будут две стационарные комментаторские позиции, — говорит Воробьев. — Все, как просили наши телевизионщики, со звукоизоляцией. Вообще минимальный расклад мест для представителей СМИ на трибунах включает эти две комментаторские позиции и 33 места для журналистов со столами. Максимальный вариант — 25 комментаторских позиций (каждая на три рабочих места), 256 мест для журналистов, более половины из которых со столами, телестудия с видом на поле. Это удовлетворяет самым высоким требованиям УЕФА. Когда телестудия не будет использоваться по прямому назначению, мы разместим там VIP-ложу.

— То есть условный Николай Ходасевич сможет выходить в эфир со своей программой прямо отсюда?

— Та компания, которая выкупит студию, и будет работать отсюда. То есть все реально. Все коммуникации уже проводятся.

— А позиция Цвечковского уже вся готова, — глядя на установленные леса, юморят добрые Бужан и Ивулин.

— Наверху, в самой высокой точке будет располагаться центральная платформа для телекамер, — с улыбкой оценив юмор, продолжает Воробьев. — Дальше на нашем уровне VIP-ложа, она располагается ближе к центру. Всего на западе и востоке их будет десять. Туда можно добраться на отдельном лифте. И опять же ВИПы не пересекаются с журналистами. У ВИПов отдельные вход и парковка. Северо-восточная парковка. По-хорошему нужно, чтобы VIP-зона располагалась на западной трибуне. Но когда мы пришли на этот проект, все было уже распланировано. Переместить VIP-вход на запад было невозможно, поэтому мы задействуем обходную галерею на третьем уровне, по которой часть гостей будет переходить на свои места на западной трибуне.

Снова рассматриваем прилегающие территории.

— Все парковки уходят от стадиона лепестками. Их будет семь. Лес стараемся сохранить, — признается Марченко.

— Наталья Олеговна, почему на стадионе все же не использовано желто-синее цветовое решение?

— Это мировая практика. Абсолютное большинство стадионов очень нейтральны по окрасу фасадов и сидений. Аналог нашего стадиона — словенский «Марибор». В плане нейтральности цвета мы тоже ориентировались на словенцев. Нельзя исключать вариант ребрендинга — нужно помнить, что изначально на клубной эмблеме использовались белый и зеленый цвета :).

— Вы серьезно задумываетесь об этом?

— Нет. Но надо учитывать все варианты. Сравните лого 96 года с нынешним. Потому не хочется привязываться к цветам. Тем более что и сборная будет тут играть. И вообще цвета будет хватать, будет очень ярко. Сочный газон, футболки спортсменов, атрибутика, реклама по периметру.

— Вы, говорят, хотели устанавливать видеощиты?

— Хотели. Но отказались от электронной рекламы. Пока это очень дорого.

— Насколько?

— Стоит примерно миллион. В перспективе, если будем видеть, что реклама приносит доход, конечно, смонтируем нужные конструкции. Но нужно понимать, это снова-таки другие мощности. Пока это очень дорого.

***

Воробьев понемножку завершает экскурсию. Идем на сектор, что за одними из пока не установленных ворот.

— Работники клуба встречались с представителями болельщиков. Они хотят, чтобы их сектор располагался за северными воротами.

— Так и будет?

— Так и будет. Многого ребята не просили. Мы предусмотрели с этой стороны в подтрибунном пространстве закрывающееся помещение для хранения баннеров. Было также пожелание дополнительно выгородить их места на трибуне, но, к сожалению, на этом этапе внести такое изменение уже нельзя.

Вот место, в котором с течением времени расположатся фанаты БАТЭ.

— Вообще на стадионе будет реализован безбарьерный подход, чтобы люди не чувствовали себя, как в клетке, — говорит Воробьев. — Исключение — болельщики гостей, которые разместятся в юго-восточном углу. У них согласно требованиям УЕФА будет полная сегрегация, в том числе собственные турникеты, туалеты, буфет и ограждение на трибунах. Туда они будут попадать не с галереи второго этажа, как все зрители, а через отгороженный вход на уровне поля.

— Музей и магазин атрибутики расположатся близко к нашему фан-сектору, — поясняет Марченко. — В духе «не проходите мимо».

— А на восточной трибуне на уровне поля расположатся платформы для инвалидов, — продолжает Воробьев. — 32 места (инвалид-колясочник плюс сопровождающее лицо). В северо-восточном углу для них будет организован вход, там же расположены туалеты для инвалидов.

— Чем еще будет начинен стадион?

— Наш стадион не только уникальный по архитектурному решению, но и достаточно современный по функциональности. Добротный стадион, даже по сравнению с европейскими аренами. В нем будет реализована концепция Connected Stadium одного из мировых лидеров в области высоких технологий — компании Cisco Systems. Она позволяет на базе единой компьютерной сети объединить все необходимые для жизнедеятельности объекта модули: сеть wi-fi (в том числе с гостевым доступом), телефонию, мультимедийные системы (табло, звук, телевизионные панели). Эта оболочка будет включать в себя также систему диспетчеризации инженерных сетей стадиона, платежно-пропускную систему (интегрированную с турникетами и кассовыми терминалами, с модулем продажи билетов через интернет), видеонаблюдение и контроль доступа… Вообще, мы надеемся, что новая борисовская арена станет примером того, как можно и нужно строить футбольные стадионы в Беларуси, развивать сотрудничество клуба с республиканскими и местными органами власти, относиться к своим болельщикам.

Ну, вот и все.

Так и съездили.

P.S. Скоро будущий мэр Орши Александр Ивулин напишет текст о пяти новшествах борисовского стадиона.

P.P.S. Ребята из Ford, спасибо за кофе и предоставленную машину.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья