Реклама 18+
Реклама 18+

«Я продвигаю идеи Стрельцова?.. Выдумки»

Брат Тимофея Калачева совсем недавно завершил карьеру спортсмена и перешел на административную работу в родном «Днепре». Корреспондент Goals.by позвонил теперь уже не просто Дмитрию, а Дмитрию Сергеевичу, который рассказал, как принимал решение уйти в игровую завязку, объяснил, почему Дмитрия Лихтаровича называли Пирожком, порассуждал, какой из него вышел тренер и поведал, что входит в обязанности заместителя директора ФК.

Некогда защитник «Белшины» Дмитрий Калачев вернулся в родной «Днепр» в неожиданной ипостаси
Некогда защитник «Белшины» Дмитрий Калачев вернулся в родной «Днепр» в неожиданной ипостаси
KalachevdНекогда защитник «Белшины» Дмитрий Калачев вернулся в родной «Днепр» в неожиданной ипостаси Иван Уральский

Брат Тимофея Калачева совсем недавно завершил карьеру спортсмена и перешел на административную работу в родном «Днепре». Корреспондент Goals.by позвонил теперь уже не просто Дмитрию, а Дмитрию Сергеевичу, который рассказал, как принимал решение уйти в игровую завязку, объяснил, почему Дмитрия Лихтаровича называли Пирожком, порассуждал, какой из него вышел тренер, и поведал, что входит в обязанности заместителя директора ФК.

— В какой момент вы поняли, что пора заканчивать с игрой в футбол?

— Постепенно-постепенно самостоятельно приходил к подобной мысли. Понимал, что пора. Во-первых, поджимал возраст. Во-вторых, больше не позволяло здоровье. Имелись определенные проблемы. Может, еще и поиграл бы, но уже не видел смысла. Это было бы больше похоже на мучения, чем на футбол.

— Как отнеслись к вашему решению близкие?

— Да нормально. В принципе, до этого их понемногу готовил к своему решению. Ведь у меня уже был очерчен примерный срок, и я осознанно на него ориентировался. Потому все прошло тихо и спокойно.

— Что же до реакции брата Тимофея?

— Он отнесся ко всему с пониманием. Все-таки сам уже неоднократно травмировался. Какого-то специального разговора по поводу не было. Надо — значит надо. Ведь, в первую очередь, я сам для себя все решил. Ну, а так, мы с братом общаемся каждый день. Но в основном обсуждаем какие-то отвлеченные от футбола темы. Его и так хватает обоим :). По возможности стараемся видеться. На матч с Черногорией ввиду занятости на работе выехать не получилось. Но, думаю, на игре против Франции в Гомеле мы с Тимофеем увидимся.

— Прекрасно. Вы заканчивали карьеру в «Днепре-2». Что это такое?

— Ну, в то время «Днепр» играл в первой лиге. Клуб только спустился из вышки. Поэтому сохранился дублирующий состав. И вот, чтобы за год не потерять дубль, и создавалась эта команда. «Днепр-2», по сути, являлся подразделением «основы». Я оказался во второй команде потому, что на тот момент не имел на руках никаких предложений со стороны первой. Стоило уже определяться: либо играть футбол, либо уходить по другой стезе. Ну, я побыл там два-три месяца. Вот в это время и спокойно обдумал возможные варианты дальнейших событий.

— Во «втором» «Днепре» вы были самым возрастным игроком?

Старшее поколение было все-таки строже, серьезнее. «Старики» могли где-то напихать, где-то дать подзатыльника. Зато забьешь — похвалят, погладят по голове.

— Да. Точнее, даже не игроком. Играющим тренером. Являлся для молодежи, по сути, советником. Ребята ко мне нормально относились, воспринимали как человека, уже много знающего и повидавшего. Да и я себя вспоминал на их месте. В таком возрасте уже был на подходе к основному составу. И, конечно, у меня имелись свои учителя, которые пытались воспитывать. Раньше практиковались другие методы. Старшее поколение было все-таки строже, серьезнее. «Старики» могли где-то напихать, где-то дать подзатыльника. Зато забьешь — похвалят, погладят по голове.

— Какой тренер получился из Дмитрия Калачева?

— Думаю, достаточно требовательный. Иногда происходили перегибы, но никаких грубостей в адрес подопечных я себе не позволял. Нормально находил с ребятами общий язык.

— В вашей карьере случались моменты, за которые стыдно до сих пор?

— На футбольном поле такого не было никогда. Все, как у всех. Может, и были какие-то маленькие шалости в юношеском возрасте: где-то нарушал режим, где-то мог прогулять тренировку… Но ничего серьезного не случалось.

— Как тогда наказывали за мелкие провинности?

— На первых порах моей карьеры в ходу больше были разговоры. Штрафов старались не давать. Например, вызывали на ковер к директору или главному тренеру и вставляли мозги на правильное место. Это даже было страшнее, чем штрафы. Доставалось по полной :). Тот же Валерий Иванович отличался от всех. Он мог как пожурить, так и похвалить. Этот человек умеет достучаться до окружающих, чем и вызывает большое уважение.

— Первая тренировка в память врезалась?

Димка Лихтарович очень любил сладкое. За поедание булочек старшие его гоняли. Называли Пирожком.

— О да! Пришел на нее с трясущимися руками и ногами. Увидел больших огромных дядек, которые идут на занятие. А напротив я, такой маленький и щупленький мальчишка. Потом в придачу оценил сумасшедшие скорости и схватился за голову с мыслью: «Куда же я попал?» Но как-то потихонечку стал в коллективе своим. Конечно, были подначивания. Нам, молодым, придумывали клички, гоняли за мячами. Искали любую мелочь, чтобы зацепиться, подколоть. Тот же Димка Лихтарович очень любил сладкое. За поедание булочек старшие его гоняли. Называли Пирожком. И так у каждого находили какой-то изъян, мелочь для того, чтобы подтравливать. Меня вон, ввиду непростого характера, Злюкой обзывали. По молодости был колючим парнем, поэтому все время доставалось. Иногда мог перечить старшим игрокам, которые, не дожидаясь концовки занятия, объясняли, что да как. А я все равно никогда никому и ни в чем не уступал. И, думаю, это все-таки больше мой плюс, чем минус. О, вспомнил еще историю. Рассказать?

— Да.

— Я как-то пошел в борьбу и грубо подкатился под «старого» игрока. Мне один раз сказали, что так нельзя, второй раз сказали… Ну, а я все равно не послушался. В результате только получил мяч от партнера, как сразу отхватил подкат с двух ног. Меня вместе с этим мячом чуть не вынесли за пределы стадиона. Конечно, сначала обижался, но потом все равно возвращался назад.

— Как прошел ваш первый день вне футбола?

— Знаете, вполне неплохо. В приятной компании жены и детей. Каких-то больших расстройств по поводу завершившейся карьеры игрока не чувствовалось. Наступил период переосмысления. Где-то, может, что-то не получилось, где-то хотелось большего… Но, в целом, все, что я хотел, от карьеры получил. 

— Стать заместителем гендира «Днепра» вам помог диплом экономиста?

— Ну, получается, так. Вообще, предложение поступило неожиданно. Я в тот момент знал, что прежние руководители покинули клуб. Ну, и вдруг позвонил председатель правления Михаил Иванович Бондарев, который курирует подобные вопросы. Вызвал и предложил мне место в «Днепре». Я сразу не стал отвечать, взял время на раздумья. Но в конце пришел к выводу, что нужно соглашаться. Оставил тренерскую деятельность и подработку в частной фирме. Стал работать в родном клубе.

— Когда поступали в университет, предполагали, что образование может пригодиться?

Оставил тренерскую деятельность и подработку в частной фирме. Стал работать в родном клубе

— Конечно, предполагал. Не думал, может, что это будет сфера футбола, но поступал все-таки точно не просто так. 

— По-вашему, спортсмену все-таки лучше идти в физкультурный или получать «гражданское» образование?

— Каждый решает для себя. Лично мне учеба не доставляла серьезных хлопот. Может, у кого-то не получается совмещать футбол и получение образования. Тогда нужно поступать на специальность полегче. Ну, а если проблем нет, то можно посвятить себя чему-то более серьезному.

— И каковы теперь ваши обязанности в клубе?

— В основном, это решение экономических вопросов и частично спортивных. В целом же работы хватает.

— Какую последнюю проблему вы решили?

— Разобрался с заявкой Сидибе. Он неожиданно появился, и надо было оперативно сделать документы. Ему не выдавали рабочую визу. У клубных работников в наличии имелось очень мало времени, ведь все нужно было оформить в период дозаявки. Но наш администратор хорошо проработал вопрос. В итоге нам пошли на встречу, сделали все, что нужно, как можно быстрее. Теперь Сидибе — уже точно наш игрок. Совершенно официально.

— Расскажите о распорядке своего рабочего дня?

— Подъем, потом поездки — либо в горисполком и облисполком для решения насущных вопросов, либо на какие-то предприятия для проведения переговоров. Потом возвращаюсь в офис клуба на тренировку первой команды. Смотрю за занятием, узнаю, какие проблемы требуют решения. Ну, и вечером уже сажусь и подбиваю все свои дела за день, по итогам чего составляю график на завтра.

— Вливаться в работу было тяжело?

Первой моей проблемой в новой должности было погашение долга по взносу на чемпионат. Над нами довлел этот груз, что могло вылиться в штрафные санкции.

— Да. Ведь поначалу было очень много новой информации и разноплановых проблем. Пришлось научиться быстро переключать внимание с одной задачи на другую. Голова шла кругом. Но потом уже потихонечку адаптировался — и сейчас уже спокойно работаю. Как помню, первой моей проблемой в новой должности было погашение долга по взносу на чемпионат. Над нами довлел этот груз, что могло вылиться в штрафные санкции. Потому в первую очередь я и сконцентрировался на финансовом вопросе.

— Недавно Дмитрий Ковб рассказывал, что вы сообщаете о задержках по выплатам. Бывшему футболисту делать это тяжело?

— В принципе, нет. Если есть проблема, я говорю о ней напрямую. Мне не хочется обманывать людей, так как сам был футболистом и все понимаю. Пытаюсь объяснять ситуацию доступным языком. Но, если даже сравнивать, то раньше с этим все происходило тяжелее. Задержки по выплатам были много большие. Теперь же подобные вопросы контролируются городом, потому стало проще находить какие-то средства. На сегодня мы не имеем задолженностей по зарплатам. Есть лишь вопросы по премиальным. Пока должны игрокам за период с начала года. Пытаемся искать новых спонсоров, заключать контракты. Понятно, что все объять за короткий срок нельзя. Но мы работаем, не сидим на месте.

— Как экономист прокомментируйте тот самый указ президента, из-за которого в футбольной жизни многое переменилось.

— Это, конечно, все правильно. Жизнь не стоит на месте, понятно, что клубам нужно зарабатывать. Вопрос только, чем и как? Да, можно красиво говорить, что нужно зарабатывать на футбольных матчах: продажей билетов или атрибутики. Но это не такая большая статья доходов, как кажется. Благо вот в нашем хозяйстве есть автомобильный и продуктовый рынки. Потому будем стараться улучшать работу в этих направлениях.

— Расскажите про управление рынками.

— Есть отдельные люди, директора, которые курируют их работу. Нанятые специалисты узкого профиля. Но все равно мы собираемся в офисе вместе и обсуждаем какие-то насущные проблемы. Стараемся решать их сообща. Держим руку на пульсе. Потому что рынки помогают покрывать значительную часть наших расходов. Процентов 20-25 — уж точно. Без них было бы очень трудно.

— Сколько времени за день вы проводите в рабочем кабинете?

В кабинете провожу максимум часа три. Все остальное — разъезды, переговоры, либо же просмотр тренировки.

— Максимум часа три. Все остальное — разъезды, переговоры, либо же просмотр тренировки.

— Такая штука, как свободное, время вам знакома?

— После игры на следующий день, если она состоялась в субботу, у меня есть выходной. Тогда я уделяю время своей семье. Близкие для меня в приоритете. Ведь это самое важное, что может быть в жизни.

— Трансферное окно в Беларуси закрыто. Подведете итоги?

— Ну, мы тут еще недавно сидели, прикидывали. Состав у нас сформирован хороший. А занимаемое место не соответствует тому подбору игроков, который есть в клубе. Вроде бы выдали неплохой старт, но потом что-то сломалось в игре. Нужно искать усиление, в первую очередь, внутри клуба. Если мы сыграем на наших плюсах и ликвидируем минусы, то, я думаю, будет все нормально — команда подтянется повыше. Но все-таки усиление со стороны тоже нужно всегда. Вот остановились мы на нападающем из Нигера. По первой игре от него осталось приятное впечатление. Сейчас еще есть парень из Египта.

— А что до камбэка Владимира Юрченко?

Если Юрченко не возьмется за ум, ему будет сложно вернуться на прежний уровень.

— Переговоры с «Шахтером» велись легко. Володя — могилевский парень. Нам хотелось протянуть ему руку помощи в трудной ситуации. Вопрос только, как он сам себя поведет и заставит работать. Потому что в первом круге у нас был не тот Володя Юрченко, которого все ждали. Наверное, для этого есть какие-то причины. Но если Юрченко не возьмется за ум, ему будет сложно вернуться на прежний уровень.

— Известно, что у вашего клуба были какие-то проблемы с болельщиками.

— Интерес к команде зависит от показываемой ею игры. Есть результат — есть люди и интерес, нет результата — конечно, нет и болельщиков.

Мы вышли на ребят, встретились, обсудили проблемы. Болельщики пошли нам навстречу. Все-таки без зрителей футбол мертв. Мы нашли точки соприкосновения. Дай Бог, в дальнейшем у нас не будет никаких барьеров.

— Ходят слухи, что в клуб вернется Валерий Стрельцов…

— Знаете, слух он и есть слух. До меня что-то такое тоже доходит, но решений по данному поводу никаких нет. Комментировать тяжело. Я продвигаю его идеи в клубе? Это придуманная история. В последнее время лично я с Валерием Ивановичем не общался. И даже не знаю, где он сейчас находится.

— Шансов попасть в первую шестерку у «Днепра» практически не осталось. Это очень плохо?

— Нужно играть для своих болельщиков. Будем бороться хотя бы за седьмое место. Другого варианта у нас не остается. 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья