Новости

«Самые легкие переговоры? С Глебом»

25 октября 2013, 00:00
0

Кирилла Альшевского продолжает тянуть к тренерству Кирилл Альшевский уже почти два года трудится в БАТЭ заместителем генерального директора по спортивным вопросам. Goals.byрешил выяснить, чем менеджер занимается на этом посту. В разговоре с Александром Ивулиным Альшевский рассказал о селекции в борисовском клубе, признался, что на белорусском рынке БАТЭ работать достаточно просто, вспомнил сложные переговоры по поводу аренды Максима Бордачева, а также рассказал о строительстве детской академии и взаимодействии с УЕФА. — Чем в БАТЭ занимается заместитель генерального директора по спортивным вопросам? — Спортивный директор отвечает за направление и ведение селекции главной команды клуба, дублирующего состава и групп подготовки. Помимо этого в мои обязанности входит контроль работы нашей детско-юношеской школы. Также через меня осуществляется определенное взаимодействие клуба с ФИФА, УЕФА и нашей федерацией футбола. — Когда вы работали главкомом «Динамо», то спали по два часа в день. Сколько времени уделяете сну сейчас? — Достаточно :). Я и тогда спал нормально, просто так написали. Сну уделяю от пяти до восьми часов. Разумеется, все зависит от интенсивности работы. Когда открыто трансферное окно, трудиться приходится очень много. В остальное время работы не меньше, но ее можно распределить более равномерно. — Давайте говорить о селекции. Как в клубе организована система скаутинга? — Методов поиска нужного игрока много. В первую очередь рассматриваются футболисты, получившие рекомендации от тренерского штаба БАТЭ. Наши тренеры понимают, кто и каким образом может усилить определенные позиции. Плюс к этому добавляется общая стратегия клуба. — Что вы имеете в виду? — При подписании футболиста мы учитываем возможность его последующей продажи. А еще бывают ситуации, когда после ухода из команды конкретного игрока на вырученные деньги мы сможем приобрести на его позицию нового исполнителя. — Приведите пример такой сделки. — Например, Павла Нехайчика мы продавали за очень серьезные деньги. За них клуб мог позволить себе приобрести более одного игрока… А если вспомнить, что мы вернули этого футболиста, то такая схема вообще кажется едва ли не идеальной :). — Однако Нехайчик вернулся в БАТЭ не в лучшем состоянии… — Тренеру всегда проще работать с тем исполнителем, который уже знает его требования. Такому футболисту не нужно будет адаптироваться. Паша вернулся в БАТЭ не в лучших кондициях? Он не получал достаточной практики в Москве. Да, сейчас период его игровой адаптации в нашей команде затянулся, хоть на тренировках Нехайчик смотрится отлично. Он начинает набирать обороты. В матче с минским «Динамо» Паша здорово усилил команду, выйдя на замену. Еще одна мысль не дает мне покоя, а может, Паша Нехайчик не стал играть хуже, а просто все остальные двигаются вперед :). *** — И все-таки как вы ищете футболистов? — У нас есть специальные программы, которые позволяют просматривать игры наших потенциальных новичков. — Какие программы? — Это коммерческая тайна. — Как строится ваш день во время трансферного окна? — Обычно в это время день начинается с переговоров. Нам предлагают конкретных исполнителей, мы беремся за просмотр их матчей. Если обстоятельства требуют, мы можем выехать куда-то, чтобы увидеть игру футболиста вживую. — Самое дальнее место, в которое вы отправлялись, чтобы посмотреть на игрока? — Еще один секрет. — В Брест часто выезжаете? Многие шутят, что там функционирует борисовский фарм-клуб… — Не стоит так обобщать. У каждого трансфера из брестского «Динамо» в БАТЭ своя история, в каждом из этих переходов имелась определенная доля случайности. Но в целом за брестский клуб выступают футболисты, многие из которых подходят нам с точки зрения игры. Соотношения возраста и умений исполнителей из «Динамо» устраивает БАТЭ. Мы понимаем, что в нашей команде эти ребята будут прогрессировать. Но нет никаких договоренностей с брестским клубом. Просто там люди умеют работать с молодыми игроками. Вот и вся закономерность. — Новый брестчанин в БАТЭ Николай Сигневич… — Это молодой футболист с определенным потенциалом. У него есть качества, благодаря которым Николай может вырасти в хорошего исполнителя. Сигневич достаточно быстро бежит, хорошо действует на втором этаже, понимает игру. И, что немаловажно, мы располагали информацией, что вне поля у парня правильные жизненные ориентиры. Из-за того, что мы не попали в групповой этап Лиги чемпионов, решили оставить парня в Бресте до конца текущего сезона. Там футболист будет получать игровую практику в команде высшей лиги и прогрессировать. — Вернемся к вашему распорядку дня во время переговоров… — Если на какой-то день планируется сделка, она начинает прорабатываться с утра. Как правило, переговоры проходят очень тяжело. Каждая сторона хочет сделать трансфер более выгодным для себя. Образно говоря, начинается перетягивание каната, поиск определенных компромиссов. С руководителем нашего клуба мы вырабатываем систему поведения. Далее после совещания с юристом составляется контракт. *** — БАТЭ достаточно свободно чувствует себя на трансферном рынке, потому что каждый белорусский игрок хочет попасть в эту команду. Согласны? — Финансовые условия — не главный фактор, который движет футболистом при переходе в ту или иную команду. Важную роль играет репутация клуба. Это же естественно, что каждый человек хочет стабильности и гарантий. Все это является брендом БАТЭ. При всем уважении к другим клубам стабильность в белорусском футболе чаще всего ассоциируется с нашим. БАТЭ может дать возможность молодым игрокам проявить себя на международном уровне. Поэтому на белорусском рынке договариваться с футболистами достаточно просто. Были случаи, когда при более скромных финансовых условиях игроки переходили именно в БАТЭ, а не в другой клуб.  — Что самое сложное в переговорах? — Тяжелее всего проходят переговоры, когда мы отдаем игрока в аренду с правом последующего выкупа. Тот же переход Макса Бордачева в «Томь» был очень сложным. Мы долго искали компромисс. Каждая сторона настаивала на своем. В результате заключен арендный договор с правом выкупа — уже на этом этапе мы хотели просчитать все риски и степень пользы от перехода. Старались предусмотреть все. — Сколько длились переговоры по аренде Максима Бордачева? — Примерно дней десять. Самыми интенсивными выдались последние трое суток, благодаря которым аренда и состоялась. — С арендой Артема Радькова было легче? — По аренде Артема Радькова мы начали договориваться буквально за два дня до закрытия трансферного окна. Оставались только сутки, чтобы урегулировать все нюансы. Успели. Артем подписал договор буквально на падающем флажке. — БАТЭ заработал от аренды этих двух футболистов? — Да, но я не могу назвать сумму доходов. Они небольшие. Для России, может быть, даже чисто символические, но наш клуб заработал на этих соглашениях деньги. *** — Ваши самые легкие переговоры? Как ни странно, это переговоры с Александром Глебом. Тогда договаривался сам Анатолий Анатольевич (Капский, — Goals.by), поэтому все получилось быстро. — Насколько часто Анатолий Капский вмешивается в трансферные дела клуба? — У Анатолия Анатольевича есть дар — он вмешивается в дела ровно тогда, когда нужно. При этом Капский доверяет своему менеджменту. Если Анатолий Анатольевич считает нужным что-то перепроверить, мы ему это объясняем. Его влияние происходит ровно в той степени, в которой нужно клубу. — Кстати, председатель правления БАТЭ не очень хорошо относится к футбольным агентам… — Он просто любит, когда человек выполняет свою работу качественно. Если кто-то хочет  взять денег, не прилагая никаких усилий, то какая может быть реакция? Когда агент помогает вести переговоры игроку, участвует в составлении контракта, переживает за футболиста, то уважение к нему, естественно, присутствует. Если в клуб обращается агент и предлагает какого-то исполнителя, то почему бы не обратить на него внимание? Это нормально. Так мы нашли многих футболистов. — Каких? — Я работаю в клубе всего лишь второй год. Каких-то новых громких приобретений за это время не произошло. Называть тех ребят, которых подписывали через агентов до меня, было бы неправильно. *** — Александр Глеб — ваша главная трансферная удача? — Привлечение Глеба в БАТЭ — это изначально удачная затея. Такой переход привлек дополнительный интерес не только к клубу, но и к чемпионату страны. Не будем скрывать, что Александр сильно помог команде пробиться в групповой этап Лиги чемпионов в прошлом году. Он является серьезной фигурой в нашем коллективе. В принципе, все наши сделки были удачными. Конечно, мы допускали ошибки, но делали выводы, чтобы двигаться дальше. — Покупка Майкона Калижури, Завена Бадояна… Это трансферные ошибки? — Деньги, которые мы потратили на приобретение этих игроков, не были какими-то космическими. Поэтому нельзя сказать, что мы сильно просчитались. Тот же Майкон в свое время уезжал из Беларуси в Польшу одним из лучших бомбардиров чемпионата. У нас не было оснований полагать, что у него не получится в БАТЭ. Мы рискнули. Однако потери на этом трансфере были минимальны. Не стоит забывать о том, что футболист делает за пределами поля. Майкон создавал определенную конкуренцию в атакующей линии команды, заставлял других наших игроков двигаться вперед. — Хорошо, а Бадоян? — Не стоит забывать, что Завен является игроком национальной команды Армении. А эта сборная достаточно серьезного уровня. Плюс-минус, Бадоян — исполнитель уровня нашей национальной команды. А что касается его непопадания в состав… На тренировках Завен забивает в девяти случаях из десяти. Правда, когда появляется шанс проявить себя в игре, футболисту чего-то не хватает. Опять же, Бадоян создает хороший микроклимат внутри коллектива, в том числе и благодаря ему усиливается конкуренция в линии атаки. Об этих вещах нельзя забывать. Это можно сравнить с переходом в БАТЭ Кежмана. Он создал великолепную атмосферу внутри команды. Молодые игроки удивлялись, как человек, добившийся таких высот в футболе, отрабатывал на тренировках. Подобный настрой передается всем. Таким вот образом у нас выросло много молодых игроков. Об этом нельзя забывать. *** — Давайте перейдем к детскому футболу. Расскажите о проекте академии БАТЭ. — Все нужные шаги для строительства клубной академии мы уже приняли. — Какие шаги? — У нас есть земля между Борисовом и Минском для строительства академии. Подписан инвестиционный договор. Сегодня занимаемся поиском генерального проектировщика. У нас амбициозные планы. Мы бы хотели, чтобы наша спортивная школа располагалась рядом с главной командой клуба. Дети получили бы возможность видеть, как работают игроки основы, и еще больше стремились бы к их уровню. Пока рано говорить о том, какой будет эта академия. Нами выработано лишь общее направление. — Какой вы видите академию БАТЭ? — Она будет находиться между Борисовом и Минском. На территории академии расположатся шесть полей с искусственным и натуральным покрытием. Плюс хотим построить небольшой футбольный манеж, два тренажерных зала, кабинеты для восстановления игроков. Собираемся сделать гостиницу для игроков первой команды и ребят из футбольной школы. Правда, изначально хотим, чтобы наши дети жили дома с родителями. Это принципиальный момент. Конечно, могут быть исключения, поэтому и необходим гостиничный комплекс. — В академии «Барселоны» все детские команды заточены под одну манеру игры. В вашем клубе будет что-то подобное? — Сегодня все наши старшие возраста играют по одной и той же системе. Это пожелание тренерского штаба первой команды. Другой вопрос, какой футбол мы демонстрируем. Можно действовать по одной и той же системе и играть по-разному. Одни будут доставлять мяч в штрафную при помощи коротких и средних передач. Другие — просто бить вперед. Системы одинаковые, а подход совершенно разный. Нам ближе вариант принципа игры через контроль мяча. Систему всегда можно поменять, а принцип действия — нет. — Насколько сейчас сложно попасть из спортивной школы БАТЭ в основную команду? Тот же Максим Скавыш говорил, что в его время это было сделать проще… — Когда в основу БАТЭ попадал Скавыш, команда была в начальной стадии получения опыта в еврокубках. Сегодня мы не просто хотим играть в группе Лиги чемпионов. У нас есть желание решать конкретные задачи в этом турнире. Из-за чего у более молодых игроков меньше шансов попасть в основу главной команды. Сейчас у БАТЭ немного собственных воспитанников, игравших на евроарене. Мы же стараемся развиваться и идти вперед… *** — Третья составляющая вашей работы — взаимодействие с ФИФА, УЕФА и АБФФ. Что это значит? — При подготовке к еврокубкам каждый работник клуба отвечает за свой участок. У УЕФА есть определенные требования к командам, участвующим в соревнованиях. Я занимаюсь составлением заявок на матчи Лиги чемпионов и Лиги Европы. Процесс это непростой. — То есть вы формируете заявку команды на еврокубковый сезон? — Совершенно верно. В регламенте УЕФА помимо этого очень много нюансов. Например, если бы в этом сезоне попали в групповой этап Лиги чемпионов, то наши ребята играли бы в турнире среди молодежных составов команд. Там свои требования к проведению соревнований, оформлению заявок… — Расскажите, что это за турнир? — Чем-то напоминает турнир дублеров. В нем принимают участие футболисты 1995 года рождения и младше. — Как проходит ваше общение с международными футбольными организациями? — УЕФА и ФИФА организуют различные семинары и конференции. На них представители разных клубов встречаются и обсуждают различные проблемы. Во время таких мероприятий выдвигаются предложения по улучшению регламента организаций. В свою очередь мы получаем какие-то рекомендации от УЕФА и ФИФА по развитию клуба. В большей степени это касается развития детско-юношеского футбола. *** — Давайте закругляться. Когда-то вы сказали, что футболист из вас получился бы посредственный. А какой из вас менеджер? Я бы не назвал себя менеджером в полном смысле этого слова. Я еще только формируюсь в этой профессии и многому учусь. Если сравнивать меня в начале пути и сейчас, то это небо и земля. Сегодня у меня куда больше знаний и опыта. Я четче понимаю, как вести себя во время переговоров… В качестве менеджера у меня больше шансов добиться успеха, чем в амплуа футболиста :). — Тянет ли вас на тренерскую работу? — Знания, которые я получил, работая тренером, помогают мне сейчас. Тренировать — это реально здорово. Это очень интересный процесс. Мне удается принимать участие в тренировочном процессе юношеских сборных страны. Тренировать тянет. Это однозначно. С другой стороны, у нас были определенные договоренности с Анатолием Капским, по ним я должен четко выполнять работу спортивного директора. — Кстати, как вы, будучи воспитанником «Динамо», оказались в БАТЭ? — Я скорее воспитанник БАТЭ. До «Динамо» я работал в Борисове с дублирующим составом. Потом появилась возможность попробовать себя в «Динамо». Там я, по сути, был год. Затем провел два года в федерации футбола. БАТЭ для меня родной клуб. Я видел, как он создавался. Когда команда впервые поехала во второй лиге на выезд в Волковыск, мне было 14 лет. Мой отец был директором клуба. У нас дома лежали мешки с формой и бутсами. Я видел, как строился стадион, база в Дудинке. Изначально там ничего не было. Я рос вместе с БАТЭ. Конечно, «Динамо» дало мне многое. Благодарен людям, предоставившим мне возможность там поработать. Но БАТЭ мне гораздо ближе. Это не обсуждается. — Рассказывайте душевную историю на прощание. — У меня появилась традиция: когда еду из Минска в Борисов, заезжаю на новый стадион клуба. Смотрю на то, что сделано, и ловлю себя на мысли, какой гигантский путь пройден от пакета бутс в моей комнате до такой арены. В эти моменты переполняет чувство гордости, потому что принимаешь в этом непосредственное участие. Это вдохновляет!

«Методов поиска нужного игрока много. В первую очередь рассматриваются футболисты, получившие рекомендации от тренерского штаба БАТЭ»

«У каждого трансфера из брестского «Динамо» в БАТЭ своя история, в каждом из этих переходов имелась определенная доля случайности»

«Капский доверяет своему менеджменту. Если Анатолий Анатольевич считает нужным что-то перепроверить, мы ему это объясняем»

«Мы бы хотели, чтобы наша спортивная школа располагалась рядом с главной командой клуба. Дети получили бы возможность видеть, как работают игроки основы»

«Знания, которые я получил, работая тренером, помогают мне сейчас. Тренировать — это реально здорово»