«Золотая пора «Динамо» в прошлом»

В августе у стадиона «Динамо» сменился директор. Юрий Криводубский покинул пост руководителя по собственному желанию и перешел на должность заместителя директора «Минска». В интервью Goals.by Юрий Владимирович рассказал о причинах смены работы и своем нынешнем функционале, поделился мнением о реконструкции главной арены страны, а также пояснил, почему существовали проблемы с газоном и грязными сиденьями.

Главной проблемой «Динамо» Юрий Криводубский считает подтрибунные помещения
Главной проблемой «Динамо» Юрий Криводубский считает подтрибунные помещения
KriГлавной проблемой «Динамо» Юрий Криводубский считает подтрибунные помещения Из личного архива Юрия Криводубского

В августе у стадиона «Динамо» сменился директор. Юрий Криводубский покинул пост руководителя по собственному желанию и перешел на должность заместителя директора «Минска». В интервью Goals.by Юрий Владимирович рассказал о причинах смены работы и своем нынешнем функционале, поделился мнением о реконструкции главной арены страны, а также пояснил, почему существовали проблемы с газоном и грязными сиденьями.

— Как так получилось, что вы сменили стадион «Динамо» на футбольный клуб «Минск»?

— Обстоятельства. 20 ноября прошлого года на стадионе был сыгран последний матч. Оставалось ждать начала реконструкции. И изменилась концепция работы.

— Стало скучно?

— Другая специфика. Футбол ушел, а вернется ли он? Тут стоит поставить многоточие. Сейчас основная концепция легкоатлетическая, и футбол на новой арене может состояться только внутренний. Атлетика не предполагает подогрева. Нет его — нет сертификации УЕФА. А матчи Лиги чемпионов и сборной проводятся на стадионах минимум третьей категории. Поэтому на неопределенное время Минск останется без большого футбола.

— Почему нельзя одновременно располагать полем с подогревом и проводить соревнования по легкой атлетике?

— На «Динамо» жидкостный подогрев — оптимальный для футбольных полей. Он представляет собой пластиковые трубки, по которым течет тосол. Трубки находятся на глубине 20 сантиметров, и падение молота — семи с лишним килограммов после почти 80-метрового полета — опасно. Подогрев будет нарушен.

— А какие еще бывают подогревы?

«В Гомеле и Солигорске установлены электрические подогревы. Но насколько знаю, они не работают. Есть проблемы с электропитанием»

— В Гомеле и Солигорске установлены электрические подогревы. Но насколько знаю, они не работают. Есть проблемы с электропитанием.

— Ныне вы заместитель директора ФК «Минск». Чем заняты?

— Курирую завершающую фазу реконструкции стадиона на Маяковского. Там мы планируем в следующем году проводить матчи. Еще одна тема — работа с болельщиками и увеличение их количества не директивными методами.

— Это какими?

— Планируем работать в школах, организовать клуб болельщиков. К тому же на новом стадионе ожидается более высокий уровень сервиса.

Стадион «Торпедо» 1958 года постройки. И он давно никаких реконструкций не претерпевал. За исключением замены скамеек на пластиковые сиденья. Сейчас же зритель более требователен к комфорту. Да и вообще, считаю, количество болельщиков уменьшается. Зрелищ становится больше. В том числе и виртуальных.

— Одобряете слова Сергея Минского о полных трибунах на новом стадионе?

— Это задача-максимум. Вместимость трибун будет около трех тысяч. Сейчас же мы и до тысячи не дотягиваем. Но обычно на новых стадионах посещаемость увеличивается. Всем же интересно. Ну, а если понравится сервис и условия, человек вернется. Поэтому важно все предусмотреть.

— Что именно?

— Планируем наладить удобную торговлю быстрым питанием, кафе. Будем продолжать развлекательные программы до матча и в перерыве. Ну и надо активней использовать сайт клуба: опросы пользователей, учет их мнений и интересов. В этом поможет создание клуба болельщиков.

«Люди, пришедшие на стадион, не должны быть пассивными. У наших ближайших соседей поляков на матчах аншлаги»

Люди, пришедшие на стадион, не должны быть пассивными. У наших ближайших соседей поляков на матчах аншлаги. А если сравнивать высшие лиги, то разницы заметной нет. Класс БАТЭ позволяет говорить о том, что клуб боролся бы за высокие места в Польше.

— Но ведь уровень лиги определяется не первыми тремя командами, а последними.

— Конечно. Сюда же можно отнести проблемы с подготовкой резерва, детским футболом, отсутствием достаточной инфраструктуры. Пример динамовской футбольной школы, ютившейся на асфальте, необъясним с точки зрения логики. Стимулирование детских тренеров тоже не Бог весть какое. К примеру, в бытность игроком специалист получал полторы-две тысячи долларов, а у тренера доход еле дотягивает до 500. Разумеется, человек пойдет в другую сферу. Семью-то кормить надо.

***

— С какими чувствами вы переезжали с улицы Кирова на проспект Победителей?

— Было ощущение, что золотая пора «Динамо» в прошлом. Славные времена, когда собирались на трибунах под 50 тысяч человек, победа над Голландией в 95-м, пять сезонов подряд основных раундов еврокубков, все это ушло. Будет ли такое еще — знак вопроса. Очень хотелось бы ошибиться, но это осознание реальных вещей.

Может быть, легкая атлетика придет. «Динамо» знавал хорошие легкоатлетические времена. В 1966-м была встреча СССР — Польша. В 73-м — СССР — США.

— Как вы относитесь ко всем этим шараханьям в реконструкции?

— Считаю, что надо быть более последовательным. Закрытие стадиона привязать к готовому проекту, который бы к этому моменту вышел на финальную стадию. А так, снос козырька не ускорил реконструкцию, а только поставил ее в тупик.

В результате Минск остался без стадиона. Можно ж было сперва хотя бы «Трактор» подтянуть до третьей категории — сделать освещение, провести небольшой ремонт. А так это стадион ни о чем. «Динамо-Юни» — тоже на реконструкции. «Торпедо»? Сами понимаете: проблемная, полуаварийная трибуна…

— Какой вы видите реконструкцию?

«Исходя из современных тенденций, площади в 10 с небольшим гектаров для футбольного стадиона мало. А именно столько занимает «Динамо»

— Исходя из современных тенденций, площади в 10 с небольшим гектаров для футбольного стадиона мало. А именно столько занимает «Динамо». Россия к чемпионату мира заявляет 45-тысячники с территорией площадью от 20 гектаров. А у нас центр города — места расшириться нет. Наверное, надо было сделать добротный капремонт и оставить стадион в таком виде. А новый построить в другом месте.

На «Динамо» очень проблемные подтрибунные помещения. Гидроизоляция — проблема еще с 60-х годов. В 54-м было завершено восстановление стадиона после войны, но уже через несколько лет комиссия дала заключение, что подтрибунные помещения сильно текут. Воды с верхней части проспекта Сталина попадали в Свислочь. Менялись грунты, и в результате началась неравномерная осадка фундамента. Поэтому пошли трещины в стенах и перекрытиях трибун. Реконструкция 97 года не решила этот вопрос. Она делалась наспех. И ее толком не завершили.

Некоторые ерничают об исторической ценности стадиона, но это место, на котором проходили матчи олимпийского турнира. Думаю, вряд ли мы когда-нибудь на своей территории примем Олимпиаду. Игры дают странам другого масштаба. А у нас был групповой футбольный турнир Олимпиады-80. О чем свидетельствует факел. Архитектура 50-х тоже ценность. Да, неоднозначная эпоха. Но эпоха мощи государства. Это история.

— Англичане снесли старый «Уэмбли», с которым многое связано.

— У них было достаточно ресурсов, чтобы построить современный стадион. Но это обошлось в более чем миллиард долларов. Мы себе этого позволить не можем.

Надо реально оценивать наш футбол. Для чемпионата страны достаточно арены вместимостью в 10 тысяч. 40-тысячник нужен в разовых ситуациях: два матча Лиги чемпионов, когда приезжают первые сеяные клубы, и пару матчей сборной с топовыми соперниками. Игры против сборных уровня Грузии или Финляндии спокойно закроют стадионы в Борисове или Гомеле.

— Тяжело было содержать «Динамо»? Сколько стоит месяц его функционирования?

— Он содержался за счет своей хозяйственной деятельности — рынка. Хотя сейчас и рынок не в лучшем состоянии. Долгое время постоянно говорили о реконструкции, а в развитие торговой инфраструктуры ничего не вкладывалось. Рынок с конца 90-х годов обветшал и пришел в непрезентабельный вид. В центре города такое не совсем уместно, но если смотреть на экономическую составляющую, то это позволяло поддерживать поле и раздевалки на уровне.

«В 2012 году в месяц на содержание «Динамо» уходило примерно полмиллиарда рублей»

Что касается финансов, то в 2012 году в месяц уходило примерно полмиллиарда рублей. Сложнее приходилось в межсезонье — с декабря по март — коммунальные платежи возрастали, не было игр и рынок «сжимался».

Система освещения устаревшая, тянула много, но нам все компенсировалось или клубом, или АБФФ. Так что это не были затраты стадиона.

***

— Вы работали на стадионе с 2010 года. Вспомните самых требовательных гостей?

— Не помню, чтобы были какие-то придирки. Даже «Барселона», «Бавария» или «Милан» не выдвигали каких-то особенных требований и претензий. В том числе и к газону. А вот белорусские журналисты обязательно задавали вопрос о нем. Особенно в 2011 году, когда после плей-офф Лиги Европы БАТЭ — ПСЖ поле сильно пострадало. Тогда газон разогрели, но в 10-градусный мороз пришлось отключить подогрев. В результате очень сильно пострадала корневая система травы. Пришлось восстанавливать. Но к июню все было сделано.

По раздевалкам тоже претензий не было. К первой групповой стадии ЛЧ в 2008 году в них провели «косметику», и они выглядели приемлемо. Кстати, игроки «Баварии» настолько эмоционально восприняли поражение, что разбили в душевых сантехнику.

— Кто за это платил?

— Потери были небольшие. Ну и БАТЭ же играл не безвозмездно, поэтому было некорректно выставлять борисовчанам претензии. Закрыли все своими силами.

— Стадион построен на кладбище, правда?

— Да, часть его расположена на бывшей улице Магазинной, где и находилось еврейское кладбище. Оно было закрыто в 1883 году. Вообще в дореволюционном Минске преобладающим было еврейское население. Сейчас этот факт как-то не сильно афишируется. Первая перепись в Царской России 1897 года показала, что практически во всех городах современной Беларуси было 60 и более процентов еврейского населения. Кстати, учебные корпуса БГУ тоже частично стоят на еврейском кладбище.

«Поле довоенного стадиона находилось на верхней площадке. А после войны решили его перенести ниже, как раз туда, где и располагались захоронения»

Поле довоенного стадиона находилось на верхней площадке. А после войны решили его перенести ниже, как раз туда, где и располагались захоронения. Руины хорошо выровняли, засыпали плодородным слоем, засеяли травой и получили результат.

— Ремонтировщик Игор Варгас рассказывал, что находил кости и предметы быта. Куда это все складывалось?

— Находки не были чем-то регламентированы и централизованно никуда не передавались. Но нельзя сказать, что попадались чьи-то скелеты или черепа. Скорее обломки костей. Но они ведь могут быть разного происхождения. Находили все в районе южной штрафной, которая дальше от табло, когда делали шурфы. Как такового полноценного дренажа на стадионе нет, и были проблемные точки, где скапливалась вода.

— Почему так вышло, что дренаж не по всему полю?

— К московской Олимпиаде поле только выровняли и пересеяли траву. В 97-м его тоже не трогали — спешили. А по-хорошему надо снимать до метра грунта и укладывать все по определенной технологии. Дренаж — это и трубы, отводящие воду.

— А когда укладывали подогрев, нельзя было доделать?

— Тогда поле не снималось. Специальная машина делала разрезы и вставляла трубки. И все. Полив вообще установлен по периметру и по центру поля.

— Море нареканий вызывали грязные сиденья. От этого можно было избавиться?

— Они просто выработали свой срок эксплуатации. По договору с поставщиком он составлял пять лет и истек в 2003-м году. А вообще есть несколько версий такого состояния сидений. Нельзя утверждать, но, возможно, они были предназначены для помещений, а не для улицы.

— А вторая?

— В начале двухтысячных для мытья было применено сильное средство, разрушившее защитный слой. Сколько мы ни мыли, оставался эффект мазания одежды белесым налетом. Отсюда у болельщиков складывалось мнение, что за ними не следили. Задняя же стенка сидений в хорошем состоянии. Характерный блеск пластмассы остался.

— Можно было поменять.

«В нижней части стадиона где-то 35 тысяч сидений. Одно сиденье стоит от 10 долларов. Понятно, что у нас таких средств не было»

— В нижней части стадиона где-то 35 тысяч сидений. Одно сиденье стоит от 10 долларов. Понятно, что у нас таких средств не было. Меняли только сломанные.

— Докупали?

— Нет. Фирма-поставщик привезла с запасом. Изначально брали оттуда, а потом использовали сиденья с нижних и последнего рядов. Там никто не сидел: верхний занимали милиционеры, а с нижних смотреть неудобно из-за заградительного забора. По нормам он был нужен в 2000-х. Сейчас? Нет.

— Почему ж никто не убрал? Милиция против?

— Все опять упиралось в ожидание реконструкции. Очень сильные предпосылки были в 2005-м. Выходили на проект, даже вроде заключали договор. Но не сложилось. Ежегодное «вот-вот» не давало ничего делать. Смысл вкладывать деньги, если все будет меняться?

— Если бы вы не работали на стадионе, ходили бы на «Динамо» с такими сиденьями, сеткой и всем прочим?

— На топовые матчи да.

— В процессе беседы вы неоднократно углублялись в историю. Откуда это знаете?

— Всегда интересно знать свое прошлое. Я не историк по образованию, а радиофизик. Но к спорту всегда имел интерес. 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья