Реклама 18+
Реклама 18+

«Согласился перейти в БАТЭ за 30 секунд»

Год назад об Александре Карницком было известно... Да почти ничего об этом игроке никому не было известно. В итоге же полузащитник стал автором главного прорыва сезона-2013. С недавнего времени игрок БАТЭ встретился с Никитой Мелкозеровым еще будучи представителем «Гомеля» и рассказал о подкатах сзади в опорную ногу, кайфе от отбора мяча, сравнимом с голами, дипломе юриста, паре званий чемпиона Минской области и жизни вдевятером в четырехкомнатной квартире.

В начале года Александром Карницким интересовались представители «Нафтана», «Белшины», брестского «Динамо» и «Днепра».
В начале года Александром Карницким интересовались представители «Нафтана», «Белшины», брестского «Динамо» и «Днепра».
__1В начале года Александром Карницким интересовались представители «Нафтана», «Белшины», брестского «Динамо» и «Днепра». Лявон Воўк

Год назад об Александре Карницком было известно... Да почти ничего об этом игроке никому не было известно. В итоге же полузащитник стал автором главного прорыва сезона-2013. С недавнего времени игрок БАТЭ встретился с Никитой Мелкозеровым еще будучи представителем «Гомеля» и рассказал о подкатах сзади в опорную ногу, кайфе от отбора мяча, сравнимом с голами, дипломе юриста, паре званий чемпиона Минской области и жизни вдевятером в четырехкомнатной квартире.

— Как происходит приглашение в БАТЭ?

— Изначально телефонным звонком. В моем случае все произошло именно так. Обычный день. Я находился в Гомеле. Отдыхал после тренировки дома. И тут звонок — спортивный директор БАТЭ Кирилл Альшевский. Спросил, есть ли у меня желание переехать в Борисов. Вот и все.

— Твоя реакция?

— Даже не знаю, как сказать. Это было что-то большее, чем обычное удивление… Я ответил согласием почти без раздумий. Мне понадобились максимум 30 секунд. А потом я присел и задался вопросом: «Что это было?» :)

— Когда состоялся звонок Альшевского?

— С момента первого нашего разговора до публикации новости о моем переходе на сайте БАТЭ прошла, может, неделя. Точно не больше. С БАТЭ легко улаживать вопросы. Долго разговаривать не пришлось.

— Что стало происходить после публикации новости о твоем переходе?

— Да ничего… Вроде спокойно все было… Ну, как спокойно… Все начали писать поздравления. Я не понял, откуда это все. Откуда sms? Откуда звонки? Сижу себе в кино, а телефон постоянно барабанит. Потом залез в интернет, а там эта новость. Сразу все понял :). Многие ребята не поверили. Звонили мне, чтобы перепроверить информацию о переходе :). В остальном же поступали поздравления.

— Как на новость о твоем переходе отреагировали партнеры?

— В нашем футболе слухи распространяются очень быстро. Какие-то обсуждения по поводу меня и БАТЭ между гомельскими ребятами велись до того. А когда произошло официальное подтверждение, стартовала травля :). Такая, добрая. Помню, Фил Рудик зашел в раздевалку и повесил на мою вешалку вымпел БАТЭ :). Никакой злости по отношению к себе я не почувствовал. Ребята нормально ко всему отнеслись. Говорили, что меня беречь теперь нужно. На тренировках старались не катиться лишний раз :). Тренер, кстати, тоже хорошо отреагировал. Я нормально доиграл сезон в «Гомеле».

— С какими мыслями ты выходил на последний матч сезона против БАТЭ?

— Еще до матча некоторые знакомые стали задавать вопросы в духе: «А как ты будешь играть? Нет ли у тебя какой-то опаски?» И знаешь, ничего такого не было. Спокойно вышел играть. Мотивации победить и забить было даже больше, чем обычно.

— Стал бороться за место в весеннем составе уже осенью?

— Ну, да :). Нужно же было себя показать. Но в целом в голове у меня было спокойно.

— Ты организовывал какую-то прощалку гомельским партнерам?

— Нет. Ребята поздравили меня уже за два тура до окончания чемпионата. По прошествии последнего матча мы спокойно разъехались по домам. Вообще, надо отметить, что в «Гомеле» собран очень приличный коллектив. А команде-то всего год. Это очень показательный момент. И баланс есть. Хватает поигравших ребят, хватает молодых. И никаких проблем в общении, никакого дискомфорта испытывать не приходилось.

— С кем вы в основном общались?

— Вообще я с вратарями люблю общаться :).

— Чего так?

— Не знаю, как-то так получается :). У меня со всеми вратарями отличные отношения. Еще со Стасом Сазоновичем мы хорошо общались.

— Расскажи про вратарей.

— Отличные ребята! Причем я так могу сказать обо всех голкиперах, которые были в «Гомеле». Наверное, есть во мне что-то вратарское. Может, если бы начинал голкипером, заиграл бы в итоге в этом амплуа :).

— А кем начинал?

— Нападающим. Не знаю, как-то у меня ладится с вратарями. У них действительно свой мир. Мне интересно.

— Самый удивительный вратарь в твоей карьере?

— Пожалуй, Игорь Довгялло. Он сейчас в «Нафтане», а раньше мы в «Полоцке» вместе играли. У человека сумасшедший удар. Штрафные исполняет просто здорово. В первой лиге Довгялло любил выйти в поле на заменку, в атаке побегать :). Полоцкие времена вообще были интересными.

— Разница между первой и высшей лигами сильно ощущалась в начале года?

— Пропасти между лигами нет. Это точно. Но в «вышке» намного больше внимания уделяется тактике.

— А в первой лиге что?

— Проговариваются общие понятия. Еще в высшей лиге скорости выше, решения, соответственно, принимаются быстрее, да и ребята вокруг более мастеровитые. Внимания, наверное, тоже больше. В первой лиге о тебе знает лишь узкий круг людей — родственники, партнеры, ребята из других команд и читатели газеты «Всё о Футболе» :). А в высшей лиге… Тут же надо учитывать, что я попал в «Гомель». Команду, которой в городе уделяется очень много внимания.

— Как оно проявлялось?

— Я в первом туре забил «Днепру». Тут же мне позвонили из «Прессбола» с просьбой об интервью. Тогда я впервые общался с журналистами. В первой лиге со мной ничего подобного не происходило.

— И как?

— Ничего особенного. Спокойно ответил на вопросы. Мне общаться не трудно. Что еще… Меня стали узнавать на улице. Особенно после гола в матче с БАТЭ. Люди подходили, благодарили. Некоторые останавливали, мы стояли какое-то время, общаясь. В Гомеле действительно переживают за команду. В этом плане город отличный. Как-то мы шли со Стасом Сазоновичем и Егором Хаткевичем домой. Середина сезона. Подходит болельщик. Представляется. Говорит: «Пойдем ко мне в гости». Мы сразу не поняли, что происходит. Но согласились. Оказывается, у этого болельщика на кухне есть уголок, полностью отведенный под «Гомель». Хозяин называет его «музеем». Висят майки Ромы Василюка, какие-то вымпелы. То есть видно, что человек давно и серьезно увлечен клубом. Мы там сфотографировались. Болельщик сильно порадовался. Да и нам самим было интересно и приятно.

***  

— Почему ты занялся футболом?

— Как-то так получилось. Ребенку в моих родных Столбцах больше и нечем было заниматься. Технологии тогда еще не развились. Спорту уделялось больше внимания. Почти все ходили на футбол. Потом ребята стали отсеиваться, а я как-то задержался. Меня в семь лет на тренировку привел одноклассник. Он уже закончил. Иногда видимся, когда я дома. Он все шутит: «Я тоже мог бы заиграть :)». Типа «На твоем месте должен был оказаться я» :).

— А если бы не футбол?

— У нас в городе есть филиал предприятия «Минский моторный завод». В основном все жители там работают... Знаешь, на самом деле у моих родителей вообще не было никаких связей с футболом. Мама всю жизнь проработала и до сих пор работает воспитательницей в детском саду. Папа — водителем. А я пошел в футболисты :). Родители мне не запрещали заниматься спортом. К тому же до четвертого класса я был круглым отличником :).

— Фотография на доске почета.

— Нет, но грамоты, все дела — этого было много :). А после четвертого класса учиться стал хуже.

— Как ты школу окончил?

— Со средним баллом аттестата около семи. При этом аховых ситуаций в школе у меня не было.

— Любимый школьный предмет?

— Алгебра.

— Почему?

— Давалось легко. В аттестате стоит восьмерка. У нас математику вела классная руководительница. Я ее предмет знал так, что с занятий отпрашивался легко :). В остальном получалось не очень. Хуже всего, кажется, у меня было с химией. Не сложилось :).

— Надо понимать, со школьных времен ты шел к профессиональному футболу.

— Не сказал бы… Да я вообще не шел к профессиональному футболу…

— А к чему шел?

— Учился себе спокойно. Ни о чем не думал. В свое удовольствие бегал на чемпионате области. Команда из Столбцов участвует. Соревнование интересное. Сумасшедшие игроки. Вот Конопелько в своем интервью рассказывал про Егора Зубовича. Он там бегает. Интересных игроков много. Но я завязал уже :). Правда, еще во времена «Гранита» иногда бегал за Столбцы. Помогал. Получается, до 22 играл на чемпионате области. И все мои спортивные достижения связаны с этим соревнованием. Дважды чемпион Минской области по футболу :).

— Есть распространенное мнение, что районные соревнования очень брутальны.

— Оно во многом ошибочное. Вот сейчас в Столбцах очень крутая команда. Играют люди вроде Руслана Кондрашука. Видишь, я звездных времен не застал :). Но общий уровень соревнования достаточно высокий. И не нужно думать, что в чемпионате областей все настолько сурово. Никто никому в голову не катится. Ну, бывают зарубы сверхпринципиальные. Но ничего страшного не происходят. Мужички с пивными животами, в которых все верят, никого косой не косят :).

— Про подкаты в голову. С тобой в карьере что-нибудь подобное происходило?

— Ну… На сборах в Турции играли с какими-то казахами. 3:3 закончили. Я по ходу дела чуть щипал чудаков, ну, и все — ребята обиделись. Меня разок поймали.

— Как?

— Ничего особенного. Я пропускал мяч, а чудак (не знаю какие у него были мысли) двумя ногами пошел мне в опорную. Но все обошлось. Хотя с той командехой у нас вышла приличная заруба.

— Давай пополнять словарь футбольного сленга. «Щипать» — это…

— :). Это значит играть жестко, но в пределах правил. Соперникам в таких эпизодах неприятно, потому что зачастую достается по ногам. Плюс человека подобной манерой отбора можно дестабилизировать в психологическом плане. Это называется «щипать». Правда, побочным действием может стать ответный подкат сзади :). Но это нормально. Жесткой игры я никогда не боялся.

— Свой самый жесткий подкат вспомнишь?

— Нет. В своей жизни я, кажется, никого не ломал... Такого даже не вспомню… И вообще, надо же кому-то катиться на поле. Мне вот нравится.

— После двух кругов завершившегося чемпионата ты был лучшим игроком лиги по показателю выигранной борьбы.

— Мне приятно. Но я не загонялся по этому поводу. Мысли типа «надо пойти, набить статистику» не было. Честно, я не ожидал. Но как-то получилось. Я же говорю: мне нравится отбор. Красивый подкат — это круто. Да, на любителя. Но все-таки. Для меня это на одном уровне с красивым голом или передачей. От классного перехвата получаю удовольствие. Это черновая работа, которую болельщики не так замечают, как, допустим, успехи нападающих. Но уверен — понимающие люди оценят.

— Красивые голы у тебя тоже есть.

— Ничто не предвещало :).

— Что случилось в Жодино, когда ты закинул мяч за уши Владимиру Пятигорцу?

— Я обычно обращаю внимание на действия вратарей. Была мысль пустить ему мяч за спину.

— Есть ощущение, что такие мячи забиваются без мыслей в голове.

— Ну, не сказал бы. До того гола я следил за Пятигорцем. Смотрю — он вышел. Потом — снова вышел. Ну ладно — память об этом осталась в голове. Да, я не проводил какого-то сложного анализа перед голом. Но и не наносил совершенно бездумный удар. К тому же все сложилось удачно. Ребята мяч поставили, я его запустил куда нужно.

— Побочным действием того гола стала серия попыток его повторить.

— Только на тренировках :).

— Нет. Матчах в трех ты пытался бить с центра поля.

— Ну, не с центра. Ты что? Метров с 40.

— Все-таки мало футболистов в мире, которые каждый матч пытаются забить с 40 метров.

— Согласен. Но я и в первой лиге забил похожий мяч «Волне». Играл тогда за «Гранит». Парень стоял на линии вратарской и получил за уши. Я пробил метров с 35-40. И если у меня получилось подобное хотя бы два раза, почему не попробовать еще? Вот такая ситуация.

— Как партнеры по «Гомелю» отреагировали на твой гол в матче с «Торпедо»?

— Точно не травили. Думаю, травили вратаря «Торпедо» :). А я себя чувствовал нормально. Меня травить было не за что.

*** 

— До 19 лет ты не думал о профессиональном футболе и учился.

— Да.

— Где?

— В аграрно-экономическом колледже. Получал юридическую специальность. Учиться надо было год и десять месяцев. После я планировал в институт поступать. А на выходных спокойно бегал за Столбцы в футбол. Так и жил. Тренировочного процесса у меня не было.

— И что потом?

— Заканчивался сезон. Мой первый тренер — Сергей Арсеньевич Шингель — говорит: «Поехали, попробуешь себя в «Барановичах. Чего тебе терять?» Ну, и правда. Поехали. Команду тренировал Андрей Хлебосолов. Я провел двухсторонку. Потом еще одну. Хлебосолов сказал: «Ну да… Что-то в тебе есть. На следующий год мы тебя попробуем». Я такой был довольный. Ты даже не представляешь, новость показалась просто сумасшедшей. Ну и все.

— А учеба?

— Нормально все. В свой дебютный сезон как раз окончил колледж. Потом поступил в институт на заочку.

— Куда?

— Минский институт управления. МИУ. Прошедшим летом закончил. Теперь я дипломированный юрист.

— Тема диплома?

— Недавно было, а я не помню… А, вот: «Сделки и их виды по законодательству Республики Беларусь». Я, конечно, не бог юриспруденции, но чуть-чуть в теме :).

— В контракты смотришь, когда их подписываешь?

— Агенту доверяю :). Я свое образование пока не применял на практике. Но, честное слово, учился нормально. Никаких льготных условий.

— Давай снова про «Барановичи» говорить.

— Хлебосолова поменяли на Кипру. Он мне говорит: «Не знаю, кто ты такой. Надо посмотреть». Вот так я дважды проходил просмотр в «Барановичах» :). Но ничего. Мы тогда играли спарринг на Семашко в Минске. Кипра остался доволен. Меня подписали. Правда, в заявку я не попадал примерно до конца первого круга. Даже рядом с ней не стоял :). Команда тогда была хорошая. Козека играл, Колядко. Но Кипра поддерживал постоянно, просил подождать. Я ждал. И потом начались проблемы с деньгами. Все стали разбегаться. А мне какие деньги? Мне все равно было. Лишь бы поиграть. Вот Кипра и начал ставить.

— Что тогда платили в Барановичах?

— Копейки. Тысяч триста. Я был спортсмен-стажер. Это не основная ставка. Основная — спортсмен-инструктор. Получал минимальную зарплату из возможных. Как бы кто ни отреагировал, но серьезно — деньги меня тогда не волновали. Может, кто-то не поверит, мне все равно. Я тогда начал попадать в заявку и чувствовал какое-то нереальное счастье. 

— После «Барановичей» ты поехал в «Полоцк».

— История такая. Я сидел в Барановичах. До чемпионата оставалась неделя. Мы тренировались, все дела. С Димой Германом и Игорем Хомляком ждали до последнего. И никто не мог нам сказать, будет команда выставляться на чемпионат или нет. В итоге директор клуба за неделю до старта сезона сообщил: «Кто хочет — увольняйтесь. Ищите новые команды». А что искать?! Семь дней до чемпионата… Но мне позвонил Юра Сыроквашко (мы пересекались в Барановичах) и предложил приехать в Полоцк. Не думая, поехал.

— И что там?

— Поначалу все было очень даже неплохо. Подписал контракт. Платили больше, чем в Барановичах. Тренировочный процесс какой-то был намечен — фишечки, все дела. Но тренер, конечно… Юра рассказывал в своем интервью про этого веселого дядечку :). Во всех упражнениях участвовал. Когда пульку забивали, брал себе в команду молодых, типа он в порядке. Помню, молодой чудак дает передачу тренеру. Неточную. И этот тренер малому: «Все! Собирай вещи. Иди домой! Больше не приходи». Быстро разбирался с футболистами… А потом началась беда с деньгами. Попали 0:5 дома «Партизану», решили больше не собираться. Но вроде кто-то пообещал деньги. Собрались, на машинах поехали в Сморгонь. Ничейку зацепили, решили играть дальше. В итоге поднялись на максимально возможное место.

— Как жилось без денег?

— Не знаю, как-то жилось. Клуб снимал квартиру четырехкомнатную.

— Так неплохо.

— Правда, мы в ней жили вдевятером :). Веселуха. Выживали. Весь стартовый состав в одной квартире. Всего нас в команде было человек 13. Помню, мест на всех не хватало :). Где лег, там и спишь. Кроватей было приблизительно девять. Конкуренция за место на койке :). Везде кипа сушится. Не квартира, а магазин спортивного секонд-хенда. Собираешься на тренировку, и нет разницы, твое это или нет. Все брали то, что первым попадалось под руку :). Веселое  было время.

— Затем «Гранит».

— О братьях Бохно плохого слова никогда не скажу. Готовили меня к высшей лиге очень качественно. Подписал контракт, поехал в Томашовку. Это на границе с Украиной. Пробежечки в лесу, тренировочный процесс интересный. Мне нравилось. Был в команде такой ассистент главного тренера по фамилии Король. Просто молодец. Человек даже подсчитывал процент брака игроков, количество точных передач. Я этими показателями интересовался. Все было очень прилично. Очень четко. По порядку.

— Деньги?

— Меньше пятисот долларов. Были иногда задержки. Но нет проблем. Я вообще о первой лиге исключительно хорошего мнения. Если хочешь играть, будешь. Все от тебя зависит. Можно развиваться и там. Понятное дело, если относиться к себе требовательно.

— Сыроквашко назвал первую лигу пивной.

— Можно и так сказать. Но я алкоголь не употребляю.

— Вообще?

— Вообще.

— А что так?

— Ты не беспокойся, со мной все хорошо :). Просто не употребляю алкоголь — и все. Практически ни в каких видах и дозах. Могу позволить бокал вина раз в полгода. Но это максимум.

— А что ты после матча пьешь?

— Воду :). Видишь, меня даже Сыроквашко в своем интервью отметил по этому поводу.

***

— Как в твоей жизни возник «Гомель»?

— Я заключил контракт с Микашевичами на год. Отработал его и спокойно уволился. Вариантов по высшей лиге не было. Мой агент — Виталий Леденев — свозил меня в Польшу на просмотр. Появились варианты. Польские и чешские. Леденев дал информацию в прессу. И как только это случилось, пошли звонки от белорусских клубов. Вот такая грамотная PR-компания :). Помню я думал: «Ничего себе. А чего они все звонят?»

— Кто звонил?

— Представители «Нафтана», «Белшины», «Динамо» брестского, «Днепра». 

— Почему в итоге «Гомель»?

— Меркулов позвонил лично. Все объяснил. К тому же «Гомель» вел меня примерно полгода. Это подкупило. Очень быстро все сделали. Меркулов и Поболовец приехали в Минск. Мы подписали контракт.

— Футбольные контракты как-то отличаются от обычных?

— Никак. Обязанности клуба, обязанности футболиста, нормативы ФИФА, УЕФА. Три-четыре страницы. Билеты на отдых после сезона я не просил :). Был только пункт о сумме отступных.

— Два года назад «Полоцк» и квартира на девять человек, теперь лучший белорусский клуб.

— Мне, конечно, приятно, что все так повернулось. И да — льстит, когда слышу о себе хвалебные слова Игоря Ковалевича и Георгия Кондратьева. Очень уважаю этих людей. Но намного приятнее, что теперь меня стали приводить в пример. Недавно читал интервью Сергея Герасименко из «Березы». И он в конце сказал, мол, Саня Карницкий из Полоцка теперь переходит в БАТЭ. Понимаешь, смысл не в том, что я весь такой офигенный. Нет. Просто теперь у пацанов из первой лиги есть перед глазами история живого человека. Мне удалось. Почему бы им не попробовать? Не такое уж и болото наша первая лига. Если работать, можно нормально развиваться и дорасти до высшей. Мне вот нравится банальная мысль про то, что футболу надо полностью отдаваться. Мелочи тут не прощаются.

Фото в тексте: vk.com, Мария Амелина, Надежда Бужан, Лявон Воўк

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья