«Не устраивал Павлюковича как футболист»

Виталий Трубило начал год нетрудоустроенным, потратив концовку предыдущего на расставание с минским «Динамо». В интервью Никите Мелкозерову один из самых открытых футболистов страны вспомнил, как состоялся его перевод в дублирующий состав, признался, что держит обиду на прежний клуб за отсутствие приглашения на награждение бронзовыми медалями, и рассказал о претензиях Сергея Павлюковича и поисках нового работодателя.

Виталий Трубило не жалеет о прошлогоднем возвращении в Беларусь
Виталий Трубило не жалеет о прошлогоднем возвращении в Беларусь
TrubiloВиталий Трубило не жалеет о прошлогоднем возвращении в Беларусь Анастасия Жильцова

Виталий Трубило начал год нетрудоустроенным, потратив концовку предыдущего на расставание с минским «Динамо». В интервью Никите Мелкозерову один из самых открытых футболистов страны вспомнил, как состоялся его перевод в дублирующий состав, признался, что держит обиду на прежний клуб за отсутствие приглашения на награждение бронзовыми медалями, и рассказал о претензиях Сергея Павлюковича и поисках нового работодателя.

— Как встретил Новый год?

— Отлично. В компании друзей. В Бресте. Хорошо провел время.

— Ты до сих пор в Бресте?

— Да. Тут у нас все хорошо. Мне дома очень нравится. В Бресте живут мои родители. Друзья детства, с которыми у нас до сих пор теплые отношения. В общем, здесь мой дом. В этом городе я себя очень хорошо чувствую. Особенно с учетом моего долгого отсутствия в Беларуси.

— А как ты себя чувствовал в последние месяцы жизни в Минске?

— Ну, если честно… Ощущалась какая-то неопределенность, какая-то смута. Хотя пытался отвлечься от этого всего, нормально восстановиться и подготовиться к новому сезону.

— Каким образом боролся со смутой?

— Во-первых, немножко подлечился. Походил на грязи. Думаю, подправил свое здоровьице :). После слетали на море с женой.

— Куда?

— В Таиланд. На две недельки. Очень хорошо провели время. Считаю, это был мой лучший в жизни отпуск. Таиланд очень понравился, интересная страна.

— Ты культурный турист?

— Конечно :). Очень культурный. Экскурсии, оздоровление, никакого дьютифришного алкоголя без меры. Ну, могу иногда выпить. Но не в этот раз. Моя жена вообще не пьет. А я порой могу потянуть чуть пива. Правда, без лишнего увлечения. Чисто в терапевтических целях :).

— Про «подлечился». Травма в ноябрьском матче с «Неманом» закрыла для тебя сезон.

— На самом деле все было немножко не так. Я получил повреждение, которое лечится очень быстро. Через неделю я уже был готов играть и тренироваться.

— И почему не играл?

— Я травмировался, и мне больше не позволили работать с основным составом.

— То есть травма просто была использована как предлог для твоего исключения из первой команды «Динамо»?

— Да.

— Как состоялся перевод в дублирующий состав?

«Маскант сказал, что я могу приступить к лечению. И как только оно завершится, начать работу с дублем».

— В Стайках прошла встреча с представителями тренерского штаба. Роберт Маскант сказал, что совместно с руководителями клуба было принято соответствующее решение. Мол, тренерам нужны здоровые игроки для выполнения задач. А я могу с завтрашнего дня приступить к лечению. И как только оно завершится, начать работу с дублем.

— Каково было месяц проработать с дублем?

— Если честно, я не работал с дублерами.

— А как работал?

— По индивидуальному плану. Мы договорились с тренерами дубля, и они позволили мне работать отдельно. И вот каждый день я приезжал на базу и выполнял свою программу. Так было удобнее и надежнее для меня. Я знал, над какими моментами нужно поработать, что усилить. Тем более требовалось окончательно залечить травму и проработать мышцу. А условия тренировок дублеров для этого не подходили.

— Почему?

— Ноябрь. Поля размокшие, скользко, грязь — покрытие травмоопасное. Я работал в тренажерном зале и бегал кроссы самостоятельно. К тому же мое моральное состояние оставляло желать лучшего. Плюс я знал, что контракт заканчивается и для поиска новой работы мне нужно быть оптимально здоровым.

— Спустя неделю ты был здоров. Это никак не повлияло на принятое решение?

— Нет. Никто не интересовался сроками моего выздоровления. Тем более до окончания контракта оставался всего месяц. Наверное, руководители хотели, чтобы я занялся собой, подлечился :). В общем, ты все понимаешь.

— Как ты отреагировал на новость о своем отстранении?

— Если честно, я отреагировал нормально :). Я мог этого ожидать, подобные мысли приходили в голову и раньше. Так что я даже не злюсь. У человека заканчивается контракт, человек сломался, пока он восстановится… Плюс я знал, что контракт продлеваться не будет. Потому новость о своем отстранении воспринял как нормальное явление. Да и не хотелось распространять какой-то личный негатив на ребят на важном этапе чемпионата. Меня немного смутило другое.

— Что?

«Меня смутили события, произошедшие после сезона. Вернее, событие, которое, думаю, вредит имиджу клуба».

— Меня смутили события, произошедшие после сезона. Вернее, событие, которое, думаю, вредит имиджу клуба. А об имидже клуба стоит немножко заботиться.

— Так что произошло?

— Мало того, что я был сослан в дубль, так еще и организаторы награждения команды бронзовыми медалями даже не позвали на мероприятие. Вот это чуть задело и обидело. Все-таки «Динамо» для меня не чужой клуб. В команде общим скопом я провел пять лет. Свой первый профессиональный контракт подписывал именно с «Динамо»… Всегда старался принести команде пользу, а в итоге даже не был приглашен на вручение медалей, которые я, в принципе, заслужил. Вот тебе чешский пример. Я выступал за пражскую «Славию» три года. И спустя сезон после возвращения домой ее представители разыскали мой белорусский номер, позвонили и пригласили на церемонию празднования 120-летия клуба. Правда, я не смог поехать. Потому как тренировался и играл за минское «Динамо». Так что мне непонятно произошедшее после сезона.

— Чуть выше ты сказал, что знал о непродлении контракта. Откуда такие знания?

— Официально мне сообщили о прекращении наших отношений с «Динамо» после матча с «Неманом», в котором я получил травму. Был уведомлен за месяц до окончания контракта. Получил бумагу, мол, все, Виталий, ты свободен.

— Что за бумага?

— Официальный бланк за подписью генерального директора с текстом вроде: «Трубило Виталий, мы не собираемся продолжать с тобой сотрудничество. Приди в такое-то время. Получи расчет». И до свидания.

— Не случись отказа клубных руководителей от твоих услуг, хотел бы продолжить играть за «Динамо»?

— Тяжелый вопрос… В принципе, я бы, наверное, был не против. Чувствовал себя в «Динамо» очень комфортно. У нас были лады с тренерами. Условия, город, коллектив — все мне очень нравилось. Другой момент… Разговоров о продолжении работы даже не велось. Но если бы мне предложили остаться, я бы согласился.

— Разговоров о продлении контракта вообще не было?

— Вообще. Никаких разговоров.

— Довольно популярным объяснением ссылки в дубль был якобы твой отказ от продления контракта.

— Нет. Эта версия неверна. Я не противился никаким решениям клубного руководства. Правильная версия — отсутствие предложения о продлении сотрудничества. И намеки на это начались довольно давно.

— Насколько давно?

— Сразу после ухода Протасова.

— Кто намекал?

— Давай скажем «Динамо-Минск».

— Оба твоих расставания с «Динамо» происходили в бытность работы в клубе Юрия Шуканова.

— Да. В 2005-м Юрий Владимирович тренировал команду. В 2013-м являлся спортивным директором клуба.

— Это совпадение?

— Я не знаю :). Как и ты, теряюсь в догадках.

— Интересное совпадение.

— Что-то в этом есть :).

— Какими были ваши отношения с представителями нового директората клуба?

«Насколько я понял, у нас с Павлюковичем разные взгляды на футбол и жизнь. Слишком разные».

— Рабочими. Мы приветствовали друг друга. Без каких-то стеснений смотрели друг другу в глаза. Хотя плотного общения не было. Мы больше контактировали с Сергеем Васильевичем Павлюковичем. Он объяснял мне свою позицию по поводу того, как я должен играть, что делать. Но насколько я понял, у нас разные взгляды на футбол и жизнь. Слишком разные.

— В чем разница?

— Сложно объяснить.

— Хорошо, как ты смотришь на футбол?

— Я считаю, что футболист должен выполнять на поле некоторое количество функций. И если человек не обладает определенными качествами, то их не привьешь. К каждому игроку нужен индивидуальный подход. Кого-то нужно подталкивать постоянно. Кого-то хвалить. Грести всех под одну гребенку нельзя.

— Чего от тебя требовал генеральный директор?

— Чтобы был немножко посмелее, проявлял лидерские качества. Наверняка ему не нравились какие-то мои игровые характеристики. Я попросту не устраивал Павлюковича как футболист. Сергей Васильевич говорил мне об этом в открытую. И я не могу сказать, что он не прав. Трубило не устраивает Павлюковича — его право. Естественно, у меня на это другой взгляд. Вот и все.

— То есть у Павлюковича более универсальный подход к футболистам?

— Ну, да. У него свое видение футбола. Оттого генеральный директор пытался как-то меня поменять. В принципе, от меня не требуется долгих комментариев по этому поводу. Сергей Васильевич уже рассказал обо всем журналистам. Сейчас я просто повторяю его слова, которые всем известны.

— Как ты отреагировал на слова Павлюковича: «Трубило не доказал нам, что минское «Динамо» нуждается в его услугах в следующем сезоне»?

— Спокойно. Могу сказать, что его мнение имеет право на жизнь. Каждый человек наделен правом на выражение собственных мыслей. И все же я не согласен с позицией Павлюковича. Люди видели, как я играл за «Динамо». Видели, что я показывал. Да, происходили неудачные матчи в моем исполнении, но хватало и удачных. А если руководители решили, будто я не доказал свою нужность, пусть так и будет.

— Ты возвращался в Беларусь востребованным игроком национальной сборной. А теперь сидишь без работы.

«Мое нынешнее положение — моя вина. Процентов на 80 моя вина».

— Я бы не стал говорить, что мое возвращение в Беларусь не оправдалось. Во всем есть свои плюсы и минусы. Я по жизни пытаюсь ни о чем не жалеть. Все происходит к лучшему. В общем, не жалею о возвращении домой. К тому же я не потерял место в национальной сборной. Надеюсь, доказать свою профпригодность на международном уровне. Что до «Динамо», то так случается. На мое место выбрали другого человека. Я отношусь к произошедшему философски. Да, это меня злит. Но в первую очередь я злюсь и ругаюсь на себя. Мое нынешнее положение — моя вина. Процентов на 80 моя вина. Никого не собираюсь винить. Это я не смог убедить людей из «Динамо» в своей нужности.

— Тебя вызвали в сборную без наличия клубной практики. Что скажешь по этому поводу?

— Я благодарен Георгию Петровичу Кондратьеву за оказанное доверие. Он видел меня в тренировках, видел во мне футболиста. Наверное, у него ко мне были другие требования, которые я старался выполнять.

— Не такие, как у Павлюковича.

— Получается, да.

— Окажись ты на месте Кондратьева, вызывал бы в сборную футболиста без игровой практики?

— Даже не знаю :). Давай я не буду отвечать на этот вопрос. Все же каждый должен заниматься своим делом. Я не оканчивал тренерских курсов и к тренерской работе вообще не имею никакого отношения. Поэтому Кондратьеву виднее. Пойми, человек отвечает за результат. Он сам себе не враг. И если Георгий Петрович вызывает на сбор определенных футболистов и надеется, что они дадут результат, это его право.

— Была бы возможность вернуться на полтора года назад, ты бы ничего не поменял?

— Я… Конечно, всегда хочется лучшего. Конечно, полтора года назад ситуация была приятнее, чем сейчас. Но я не хочу ничего менять. Я вернулся домой. Побыл рядом с семьей. Пожил в этой стране. Не скрою, что улучшил финансовое положение. То есть плюсов очень много. И я не собираюсь о чем-то жалеть.

— Как ты относишься к злорадству вроде «вернулся домой за баблом»?

— Ну, все ведь не совсем так. Во-первых, я вернулся потому, что для меня в Минске были созданы нормальные условия. Это касается и финансов, и быта, и вообще всего. Во-вторых, мне очень хотелось домой. Все же в Чехии перспектив для роста не оставалось. «Славия» начала немного регрессировать. Потому у моего возвращения было много причин. Если угодно, то и финансовая. Все мы люди. Если тебе предлагают хорошие деньги, стоит соглашаться. Тем более «Динамо» не низкоуровневый клуб, чтобы говорить о каком-то шаге назад. «Динамо» — отличная команда. И я надеялся, что мы сможем взять чемпионство и даже выступить в Лиге чемпионов. Более того, я верил в это. Ведь «Динамо» со своим потенциалом должно становиться чемпионом. К сожалению, не получилось.

— Насколько ты выиграл в деньгах, перебравшись в Беларусь?

— Этот вопрос я оставлю без ответа :).

— Что слышно о новой работе?

— Жду хороших предложений. Я открыт для переговоров. Верю, что Дед Мороз сделает мне подарок.

— Что говорит агент по поводу намерений Деда Мороза?

— Агент вселяет оптимизм, которым сам полон.

— Какие есть варианты?

— Агент занимается моим трудоустройством за рубежом. Пока никакой конкретики нет. Так что, естественно, ничего говорить по этому поводу не стану. Но что-то намечается.

— Белорусские варианты рассматриваются?

«Мне сейчас 28 лет, и выступление за границей до сих пор в приоритете».

— Они есть. Клубы мной интересуются. Я думаю о поступивших предложениях, но никаких переговоров мы пока не ведем. Просто мне сейчас 28 лет, и выступление за границей до сих пор в приоритете. Но я не открещиваюсь от Беларуси.

— Полутора лет дома хватило?  

— Хватило. Насмотрелся. Но снова-таки — не исключаю, что останусь в стране.

— У тебя ведь в Праге осталась недвижимость.

— Да. Вариант возвращения в Чехию я тоже не исключаю. Тем более он существует, правда, не воплощен в конкретное предложение. Видимо, все движение начнется немножко позже. Пока люди в отпусках, еще есть время. И у меня, и у клубов.

— Иностранный вектор поиска работы исключительно западный или разносторонний?

— Разносторонний.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья