Олег Блохин: «Бойко Гусеву полголовы отбил, Канкаве надо памятник поставить за спасение жизни»

Главный тренер киевского «Динамо» Олег Блохин разобрал столкновение Олега Гусева с вратарем «Днепра» Денисом Бойко и сделал вывод, что этот эпизод значительно повлиял на дальшейшую игру команды.

- Как себя чувствует Гусев?

– Значительно лучше. Проведенное после возвращения в Киев обследование показало, что его состояние более оптимистично, чем считалось по горячим следам. А вот стоматологам придется с ним поработать.

Если говорить о столкновении с Денисом Бойко, которое и привело к травме Гусева, то судья в этом эпизоде должен был дать вратарю желтую или красную карточку и назначить пенальти. Во всяком случае, в этом меня убедил просмотр момента на видео в разных ракурсах.

- Вы полагаете, что был фол – то есть Бойко атаковал Гусева преднамеренно?

– О том, чего хотел в данном случае вратарь, судить не возьмусь. Но нарушение, с моей точки зрения, было очевидным. Назовите позицию Блохина субъективной, но Гусев-то стоял боком к Бойко, а не лицом, и не видел, откуда вратарь вылетает.

Мне показалось, что человеку отбили полголовы. Со стороны невозможно было понять, что происходит: Олег лежит, а вокруг – паника. И если бы не пришли на помощь игроки «Днепра», все могло закончиться плачевно. Джабе Канкаве надо поставить памятник – он спас Гусеву жизнь!

- Игорь Суркис признался, что после того инцидента в середине первого тайма меньше всего думал об игре. А что помогло вам сосредоточиться на событиях на поле?

– Это было тяжело: произошедшее выбило из колеи и игроков, и тренеров, сказавшись на всех дальнейших событиях. Мы на лавочке действительно долго не могли разобраться в произошедшем: Олег упал, ему оказали помощь и унесли на носилках в карету «скорой».

Только потом мне сказали, что у Гусева запал язык, и он несколько секунд не мог дышать. К моменту, когда узнал об этом, уже пришлось взять себя в руки: был обязан немедленно перестроить игру. Делать первую замену так рано я, естественно, не планировал.

- Что происходило в раздевалке в перерыве матча? Говорят, футболисты не столько думали о плане на второй тайм, сколько расспрашивали врачей о новостях из больницы, в которую увезли Гусева.

– Были такие разговоры. Многие ребята находились в прострации, о концентрации перед началом второго тайма и речи быть не могло. Словом, всем тем, кто сейчас говорит, что случившееся с Гусевым не могло повлиять на нашу игру, следовало бы минуту-другую провести в той раздевалке.

Напряжение просто витало в воздухе. Футболисты – живые люди, и если их друг только что был на волосок от гибели, можно ли думать о чем-то другом? Вот с середины первого тайма игра и потекла в совершенно ином русле. Наверное, потому Денис Гармаш в одной из атак, когда ему наперерез бросился Бойко, не рискнул пойти на мяч головой.

- После матча вы с возвратившимся из больницы Гусевым общались – в автобусе, в самолете?

– Беседовал с ним еще в раздевалке. А прямо с борта самолета Олега забрали в Киеве в «Борис», и я с тех пор почти круглосуточно держал контакт с врачами: каков результат повторного обследования, нет ли осложнений? Слава Богу, новый диагноз по многим пунктам опроверг старый, – сказал Блохин.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья