Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Надо было брать австрийское гражданство»

Еще лет пять назад фамилия этого гандболиста была на слуху. Сергей Убоженко легионерствовал (как-то даже признавался лучшим игроком чемпионата Австрии), вызывался в сборную (к слову, и сейчас входит в десятку игроков, проведших наибольшее количество матчей за национальную команду). Из спорта он ушел незаметно. Пытался остаться в гандболе — не получилось. О своем нынешнем занятии, об опасных лесах Боснии и о конфликте с Мироновичем бывший полусредний сборной рассказал Goals.by.

Сергей Убоженко хотел остаться в гандболе, но занимается сейчас отделкой квартир
Сергей Убоженко хотел остаться в гандболе, но занимается сейчас отделкой квартир
UbozhenkoСергей Убоженко хотел остаться в гандболе, но занимается сейчас отделкой квартир Анастасия Жильцова

Еще лет пять назад фамилия этого гандболиста была на слуху. Сергей Убоженко легионерствовал (как-то даже признавался лучшим игроком чемпионата Австрии), вызывался в сборную (к слову, и сейчас входит в десятку игроков, проведших наибольшее количество матчей за национальную команду). Из спорта он ушел незаметно. Пытался остаться в гандболе — не получилось. О своем нынешнем занятии, об опасных лесах Боснии и о конфликте с Мироновичем бывший полусредний сборной рассказал Goals.by.

«Отделка квартир — не мое»

— Итак, чем занимаетесь после спорта?

— Внутренней отделкой квартир — открыл фирму.

— И давно?

— Семь месяцев уже.

— Но карьеру вы завершали в сезоне-2009/10. Что было в этом промежутке?

— Пришел детским тренером в РЦОР. Меня отправили работать в Логойск. Там пробыл год. Но никаких перспектив не увидел, хоть и пообещали горы золотые. И решил покинуть гандбол. Жалко, конечно, что пришлось так поступить. Работать с детьми мне нравилось. Но на тот момент на деньги, которые я получал за тренерскую работу, я прожить не мог.

— Утверждается, что детским тренерам в Беларуси доплачивает федерация.

— Не знаю, я с этим не сталкивался. И с другими тренерами давно уже не общался — все некогда.

— Трудно было решиться на переход в другую жизнь?

— Ну конечно! Я и сейчас чувствую: отделка квартир — не мое, я не на своем месте. Но надо как-то жить, что-то делать.

— За карьеру удалось сколотить капитал?

«Кое-что удалось скопить. На родине, в Гомеле, недвижимость есть, а вот в Минске — ничего».

— Кое-что удалось скопить. На родине, в Гомеле, недвижимость есть, а вот в Минске — ничего.

— Насколько сейчас погружены в гандбольную жизнь?

— Общаюсь изредка с Максимом Нехайчиком, Дмитрием Никуленковым. В принципе, больше ни с кем. Играю в непрофессиональной лиге — чемпионат Минска, Кубок Минска за команду «Союз». Там видимся с некоторыми ребятами. В прошлом году были первыми в чемпионате и вторыми — в кубке.

— Есть в этих турнирах еще люди с известными фамилиями?

— Разве что Коля Якимович. А так… Из «Аркатрона» много людей, а вот из СКА или «Динамо» — никого.

«Ошибся, отказавшись от австрийского гражданства»

— Давайте вспомним, как вы вообще в гандбол попали.

— Начинал в Гомеле. Первый тренер — Татьяна Васильевна Борцевич. Затем поехал в Минск, в спортинтернат — в 15 или 16 лет. Затем попал в СКА. В 25 уехал в Австрию, после поиграл в Словении, вернулся в Австрию…

— Босния и Герцеговина…

— Там я поиграл буквально пару месяцев. Потом, когда стало известно, что команда уже точно не станет чемпионом, нам отдали зарплату за оставшиеся два месяца и сказали, что больше в наших услугах не нуждаются. После этого я приехал в Беларусь. Пошел сначала в создававшееся «Динамо», месяц там потренировался и понял, что нагрузки для меня уже слишком высоки, и пошел в «Викторию-Регию». Там отбегал больше сезона. Неприятная еще история была при расставании: обещали мне одни деньги, оказалось в итоге — другие. Судились еще с клубом. Считаю, что они, в том числе тренер Владимир Жук (ныне помощник Юрия Шевцова в национальной сборной — Goals.by), вели себя некорректно.

— СКА в те времена, когда вы там играли, был суперкомандой по белорусским меркам…

— Когда мне было 23-25 лет, многие ребята в СКА просто переросли себя. Откровенно говоря, дать им что-то здесь уже не могли. И было много недовольных, много было разговоров со Спартаком Петровичем. Он видел, что люди не прогрессируют и нужно их куда-то определять на новый уровень. Тогда ведь чемпионата, по сути, в стране не было.

— Вы вот даже в Испании поиграли…

— Меня туда отправили, когда мне было 20 лет. Сдали в аренду на полгода. После первого моего месяца в команде предлагали полноценный контракт на три года. Но все уперлось в финансы. Не нашли тогда вице-президент Белорусской федерации гандбола Герд Бутцек и «Гранольерс» общего языка.

— Тяжело было осваиваться за границей?

— Безусловно. Остался один в чужой стране: языка не знаю, общения нет…

— Солидная часть вашей карьеры прошла в Австрии…

«Даже гражданство предлагали. Но у меня тогда были другие планы, другие амбиции. Поэтому уехал в Словению на немножко большие деньги».

— Я приехал в очень маленький город — Хард. Там тысячи три, наверное, населения. Все в городе очень любили нашу команду, относились к ней тепло, по-дружески. И состав тогда собрался очень хороший: в первый сезон мы заняли третье место, потом — первое, второе. Даже в Лиге чемпионов играли. А меня лучшим гандболистом в Австрии признавали. Бывает, приятно вспомнить те времена. Много знакомых осталось в стране. Довольно-таки интересно там игралось и жилось. Даже гражданство предлагали. Но у меня тогда были другие планы, другие амбиции. Поэтому уехал в Словению на немножко большие деньги. Сейчас, со своим нынешним умом, понимаю: надо было брать гражданство. То, что отказался, было ошибкой. Здесь я не вижу для себя каких-то перспектив. Мне кажется, я мог бы помочь кому-то в нашем гандболе. Но покамест не нужен…

«Куда деваться, если нет своих гандболистов, а результат нужен?»

— Когда-то вы говорили в интервью, что хотите стать спортивным менеджером.

— Ну, говорить — это одно, а как оно осуществляется — совсем другое. Четкого плана тогда не было: просто сказал — и сказал. На самом деле, даже и не пробовал.

— А, например, агентом могли бы быть у белорусских гандболистов?

— Да, почему нет? Связи за рубежом остались, выходы на команды есть.  Думаю, можно было бы здесь искать перспективных ребят и открывать им двери за рубеж. Но этим надо серьезно заниматься, уйти полностью в это дело.

— Может, потому сейчас никто за рубеж и не уезжает из белорусов, что некому им помочь?

— Так сейчас все наоборот к нам едут. Значит, у нас самих нехватка игроков, нет квалифицированных кадров. А если бы были, все бы выступали либо в БГК, либо в «Динамо». Сейчас все, кто способен играть на высоком уровне, в этих командах.

— Вот и получается, что у Шевцова нету равноценных 16 человек в заявке.

— Зато у «Динамо» сейчас, я смотрю, хорошая школа. И первая команда хорошо выступает, и вторая, и третья, дети есть. В перспективе это принесет результат. Пока же белорусский клуб добивается успеха в Лиге чемпионов, и это здорово. И в сборной, смотрю, динамовцы на ведущих ролях.

— Тем не менее, и «Динамо», и БГК ругают за засилье легионеров.

— Так если нету своих гандболистов? А результат-то нужен. Куда деваться? Спорт — это бизнес. Тот, кто вкладывает деньги, хочет иметь результат. А наши ребята — это пока неблизкое будущее.

«В лес нам сказали не ходить — не все разминировано»

— От легионеров в ваших командах много требовали?

— Конечно. Если тебя купили, должен показывать результат. Раз уж на тебя тратят деньги, то хотят видеть, что ты их отрабатываешь и делаешь больше, чем другие.

— В бытовом и организационном плане в каком из клубов вам было наиболее комфортно?

— Пожалуй, в Испании, где был мой первый легионерский опыт. Там и зал был хороший, и деньги хорошие платили, и условия для жизни отличные. Но и в Австрии было неплохо. Жил в частном доме, который оплачивал клуб, мне предоставляли машину. И люди хорошие.

— Разгадали для себя феномен балканских стран, в которых тоже выступали? Вроде, и война там была недавно, а классных игровиков появляется много…

«В Боснии с трибун могут и заплевать тебя, и чем-нибудь бросить. И не важно, что ты приехал из первой команды, а принимает тебя аутсайдер».

— Что-то хороших гандболистов из Боснии я не припомню. Словения — это да. Там и внутренний чемпионат сильный, а в Боснии всегда было максимум две сильные команды. Мне еще не нравилось там, что, когда приезжаешь в другой город, команда не получает никакой охраны. С трибун могут и заплевать тебя, и чем-нибудь бросить. И не важно, что ты приехал из первой команды, а принимает тебя аутсайдер. Судьи заряжены были очень серьезно, и, чтобы победить, надо быть просто на две головы сильнее. А еще в стране сохранилось много следов от войны: зданий со следами от бомбардировки, например. В лес, нам сказали, лучше не ходить, потому что там еще не все разминировано было.

«И в казармах жили, и в автобусах спали»

— Как считаете, удалось реализовать свой потенциал на клубном уровне?

— Вы думаете, что я скажу сейчас, что достоин большего? Что есть — то есть, что уж жаловаться на жизнь? Где-то сам принял неправильное решение, в других случаях не оказалось рядом человека, который  подтолкнул бы к верному варианту. Что было — то было. Что толку вспоминать прошлое? Надо идти дальше.

— А сборная при вас показала все, что могла?

— Любой человек, если его вызывают в главную команду страны, приедет с радостью. Мы так и ехали. Всегда были готовы сыграть за нее. Единственное, что не всегда получалось.

— Условия в сборной, однако, было не на столь высоком уровне: приходилось и в дубленках спать, например, из-за холода в гостинице.

«Миронович говорил: «Не важно, что у вас майки порванные, главное, чтобы все было чистенькое».

— Разное было. Миронович говорил: «Не важно, что у вас майки порванные, главное, чтобы все было чистенькое». Всякое случалось: и в казармах жили, и в автобусах спали. В ту же Германию когда ездили. Бывало так: днем едешь, а вечером уже игра. А что делать, если не дают гостиницы? Сели — и поехали.

— Сейчас любой спортсмен скажет: «Мы — профессионалы, и требуем к себе такого же отношения».

— Мы тогда как-то и не задумывались об этом. Молодость. Играешь — здорово. Попал за рубеж — это самое главное.

— Был ведь момент, когда из-за вашего отказа ехать на ничего уже не значивший матч вас перестали вызывать в сборную.

— Это я не хотел бы обсуждать. Там все в какой-то мере были неправы: я, Спартак Петрович, гостренер Игорь Юдчиц. Друг на друга обиделись, не поняли один одного. Из-за этого, наверное, и вышел конфликт. Я, конечно, дико извиняюсь. Спортсмен не может так себя вести. Тем более выступая за сборную. Считаю, то, что произошло — полностью моя вина.

— За все время в сборной вы съездили всего на один топ-турнир — в 2008-м.

— Но был я тогда не в лучшей своей форме. Играл после операции на мениске и себя никак на том чемпионате Европы не проявил. Мне даже стыдно вспоминать о нем. Думаю, наша команда всегда выступала в свою силу. Выше головы прыгнуть мы не могли.

— Не завидуете нынешнему поколению гандболистов, которые имеют и другой уровень внимания к себе, и лучшие условия?

— Что мне завидовать, господи… Если людей уважают, им платят, если они достойны этого — всегда радуюсь.

— Как считаете, белорусский гандбол в верном направлении развивается?

— Думаю, после того как Коноплев всерьез взялся за наш вид спорта, за сборную, после того как возглавил команду Шевцов, вернулся Сергей Рутенко, многое изменилось в положительную сторону. И за этот год белорусский гандбол серьезно вырос. И сборная, и ведущие клубы. Смотришь игры «Динамо» в Лиге чемпионов — и тебе нравится то, что происходит.

— Нет пока единого мнения, благодаря чему добилась успеха сборная: то ли благодаря ежемесячным тренинг-кэмпам Шевцова, то ли благодаря продвижению ведущих клубов на европейской арене. А вы как думаете?

— Понятно, что если тренер взял людей на сборы, то за 10 имеющихся у него дней ничего сверхъестественного сделать он не может. А вот если гандболист играет постоянно в еврокубках, сталкивается с разной тактикой, он, безусловно, будет расти.

— Видели, как «Динамо» чуть не обыграло «Барселону»?

— Да. Могли ведь… «+7» вести… Ну ничего: «-1» — тоже результат.

— На игры заходите?

— Нет, все смотрю по телевизору — на походы на матчи времени нет.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы