Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

«Хорошо, когда тебя боятся»

Нападающий «Юности» Владислав Клочков, являющийся одним из главных бойцов белорусского чемпионата, раскрывает тонкости драк на льду, повествует о самых ярких баталиях, называет причины, из-за которых чаще всего вспыхивают бои, а также признается, что не побоялся бы сойтись в рукопашной с самим Саймоном.

Мало кто в ОЧБ рискнет связываться с Клочковым
Мало кто в ОЧБ рискнет связываться с Клочковым
Klochkov Мало кто в ОЧБ рискнет связываться с Клочковым Иван Уральский

Нападающий «Юности» Владислав Клочков, являющийся одним из главных бойцов белорусского чемпионата, раскрывает тонкости драк на льду, повествует о самых ярких баталиях, называет причины, из-за которых чаще всего вспыхивают бои, а также признается, что не побоялся бы сойтись в рукопашной с самим Саймоном.

О драках в целом

«Для меня драки — неотъемлемая часть хоккея, а бой на льду — утверждение самого себя. Однако у меня никогда не было такого, чтобы я дрался из-за того, что ненавижу человека. А вообще бывает по-разному. Иногда хочется подраться, но нельзя, а иногда – не хочется, но надо. Мне нравятся контактные виды спорта — бокс, рукопашка, самбо, дзюдо. Было время, я занимался боксом, тренировался по четыре раза в неделю. Конечно, эти навыки помогают в драках на льду».

Об устрашении

«Хорошо, когда тебя боятся. Это сказывается определенным образом на ходе матча. Специально я никого никогда не запугиваю. Единственное бывает, что когда кто-то из соперников хамит, играет грязно, подъезжаешь и предупреждаешь его о возможных последствиях. Если он и дальше не понимает, спрашиваешь разрешение у главного тренера и приступаешь к более активным действиям. К слову, на мой взгляд, разрешение у наставника на драку надо обязательно спрашивать. Ведь в современном хоккее очень многое решает игра в неравных составах. К тому же, у нас, к сожалению, наказания за бои не столь лояльные, как в НХЛ. Считаю, что в нашем чемпионате за драки тоже бы неплохо ввести 5 минутные удаления без последующих дисквалификаций».

О наказании

«Драки вспыхивают по разным причинам. Одна из них – желание наказать соперника. Самое запоминающееся побоище на этой почве было между «Юностью» и «Гомелем». Игрок гомельчан Денис Исаенко умышленно нанес травму одному из наших нападающих. В следующем матче мы решили проучить его. Тогда Исаенко здорово накостыляли Коля Стасенко и я. Этот парень еще долго после драки находился в прострации. Но зато, надеюсь, он понял, что на любое действие всегда найдется противодействие. В хоккее ты должен осознавать, что твой опрометчивый поступок всегда приведет к последствиям».

О заступничестве

«Одна из самых серьезных драк, когда бились команда на команду, произошла в одном из матчей финальной серии против «Керамина». Мы были в меньшинстве, играли 4 на 5. Я сидел на лавке запасных. И тут начали драться наш Коля Стасенко с Игорем Андрющенко. В их бой попытался вклиниться кераминовец Дмитрий Якушин, который является авторитетным бойцом. Тогда Захаров сразу отправил на лед Серегу Ерковича, который тоже изначально сидел на лавке. Получилось, мы уровняли количество игроков, с каждой стороны по 5. И тут у «Керамина» шестым выскакивает Андрей Антонов. Видя это, я тоже бросился на лед. Сначала надавал тумаков Антонову, а потом со мной почему-то решил сойтись еще и Леха Страхов. Бой с ним тоже закончился моей победой».

О драках с вратарями

«За свою карьеру мне, пожалуй, всего два раза доводилось драться с вратарями. Первый раз в молодости, когда играл в Северной Америке. Второй раз в ОЧБ. Это был плей-офф. Матч против «Гомеля» на выезде. Мы проигрывали и решили как-то встряхнуться, взбодриться. Но на вратаря гомельчан я не планировал нападать. Все получилось спонтанно. Я гнался за полевым игроком, он от меня уехал за ворота, а голкипер соперников вдруг выехал мне навстречу и замахнулся на меня клюшкой, у меня сработал инстинкт самообороны, и я атаковал его. Но, естественно, драки полевых игроков и вратарей не бывают долгими, ибо за голкипера тут же заступается вся команда».

А потом было продолжение: за Брикуна вступился Олецкий, не побоявшийся сразиться с Клочковым.

О договоренностях

«Я редко атакую кого-то без предупреждения. Стараюсь всегда предупредить игрока соперников, что дело идет к драке и чтобы он был готов к кулачному поединку».

О травмах

«На самом деле в драках на льду серьезные травмы случаются довольно редко. То есть нокауты или хотя бы нокдауны – это разовые события. Обычно драки заканчиваются мелкими повреждениями – сбитыми кулаками, шишками.»

Об амуниции

«Не понимаю тех людей, которые во время драк не снимают шлем. Во-первых, если ты решил драться, то будь честен, сними шлем. Во-вторых, все шлемы сейчас с визорами, о который ты сам можешь порезаться».

О недопустимом

«Для меня все то, что происходит на льду, должно и оставаться на льду. Никогда не понимал, как конфликты на площадке могут перетекать в конфликты за ее пределами. В чемпионате Беларуси нечто подобное произошло, наверное, один раз. На льду в драке Сергей Еркович одержал победу накаутом над Алексеем Волчеком. Однако Волчек, немного отойдя, успел догнать обидчика в подтрибунном помещении и в новом бою победителем уже вышел Алексей.

Для меня те люди, которые бьют клюшками — просто ненормальные. Клюшкой можно легко переломать позвонки или вдавить нос в череп.

Во время выступлений в Северной Америке со мной приключился похожий инцидент. Подрались с парнем на льду, потом столкнулись с ним на входе в раздевалки, он замахнулся на меня клюшкой и началась драка. Сразу скажу, что для меня те люди, которые бьют клюшками – просто ненормальные. Клюшкой можно легко переломать позвонки или вдавить нос в череп. В общем, когда надо мной нависает такая угроза, я тоже выхожу за рамки, которые обычно не переступаю. Например, в драке на льду я никогда не ударю коньком. Однако в этом конфликте, я специально разрезал коньком противнику ногу, коленями сломал ему локоть и отметелил до серьезного сотрясения мозга. В общем, еще раз говорю, всегда надо думать, перед тем, как что-то делаешь. Захотел драться клюшкой – получил адекватный ответ».

Об уважении

«На мой взгляд, лед уравнивает всех. Когда ты на льду, нет разницы, сколько тебе лет, сколько ты весишь, какого цвета твоя кожа. Вышел – сражайся. Хотя уважение к заслуженным, именитым игрокам присутствует. Я не говорю, что не стал бы с ними драться из-за уважения. Я просто имею в виду, что при конфликте с человеком, которого ты уважаешь, постараешься смягчить итог: например, в драке, где бы ты мог его снести ударом, просто навалишься на него, чтобы разняли судьи. То же самое я сделаю и в том случае, если вдруг придется драться на льду с друзьями».

О братьях

«Я знавал двух братьев-близнецов, которые в жизни были не разлей вода, всегда вместе, всегда друг за друга горой. А на льду они дрались между собой, как сумасшедшие. Причем бились не ради прикола, а на полном серьезе старались причинить боль».

О судьях

Частенько рефери летят разнимать и получается так, что они блокируют одного, но зато дают возможность другому провести в этот момент несколько ударов.

«Не все арбитры ведут себя правильно при драках. Первое, что они должны сделать, если начинается бой – очистить это место площадки от клюшек и сброшенных перчаток. Если дерутся один на один, не надо разнимать бойцов, пускай выпустят пар. Частенько рефери летят разнимать и получается так, что они блокируют одного, но зато дают возможность другому провести в этот момент несколько ударов. На мой взгляд, разнимать дерущихся надо, когда кто-то из них упал на лед или когда они повисли друг на друге и не могут от усталости поднять рук».

О Саймоне

«Не сочтите за бахвальство, но я действительно никого не боюсь. Если надо будет, сражусь и с Саймоном. Тут просто под каждого соперника нужна правильная тактика. Дерись я с Саймоном, я бы просто прилепился к нему и все».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы