Михаил Грабовский: «В «Торонто» нет обычая «проставляться» за шайбы»

Нападающий «Торонто» Михаил Грабовский рассказал о своей популярности в Канаде, о командных традициях, о рождении дочери, объяснил, как рождаются буллитные шедевры вроде того, что он забросил «Сент-Луису».

«В Канаде всегда часто раздаешь автографы. Хоккей здесь — игра номер один. Все хоккеисты — кумиры. Меня вообще уже хотят переделать в канадца. Моя девушка — канадка. Я нахожусь на ведущих ролях в популярной команде. И все думают, будто забиваю много потому, что уже наполовину канадец. Но это все шутки, несерьезно. Оставаясь белорусом в душе и по паспорту, я не могу назвать себя самым популярным в «Торонто».

Я не отрабатываю трюки, вроде того, что я совершил, реализовывая буллит в матче с «Сент-Луисом», на тренировках. Это вдохновение, которое приходит во время игры. Это как сочинительство музыки, стихов. Сиюминутное озарение, которому волшебным образом повинуются ноги и руки. Сотворенное в игре с «Сент-Луисом» для меня было впервые. Просто подумал: а почему не попробовать? И покатил к «рамке». В душе верил, что такой маневр может пройти.

Специального ритуала празднования шайбы, как у некоторых заокеанских профессионалов, у меня нет. Все действия после вспышки фонаря за чужими воротами диктуют эмоции.

В «Торонто» нет обычая «проставляться» за шайбы. Хотя одна маленькая традиция у нас есть, и она наверняка всем известна. 11 января, когда Рон Уилсон в гостевой встрече с «Сан-Хосе» добыл юбилейную, 600-ю, победу в своей тренерской карьере, мы «поймали» его на 600 долларов. Коуч вложил эти деньги в клубную казну. Когда выигран важный матч, в честь коллектива можно и проставиться!

Мы продолжаем бороться за плей-офф. Каждая игра сейчас решающая, каждая смена имеет судьбоносное значение. По крайней мере — для меня. А причин нестабильности наших результатов — целый клубок. Или слоистый пирог, в котором накладываются друг на друга неудачные действия нападающих, ошибки в обороне, вратарские ляпы и провалы целых звеньев. Может, это просто молодость. Возможно, следствие того, что команда в этом составе проводит только первый сезон. Хотя в принципе показываем хороший хоккей. Команда подобралась интересная, играющая. Где-то чуть-чуть не хватает мастерства, где-то — опыта, концентрации, везения, но все поправимо.

Прекрасно помню момент рождения дочери. В тот день был матч, и конечно, мне очень хотелось сыграть, но, сами понимаете, не мог не поддержать подругу в такой момент. Она сама из Канады. Ее зовут Катерина, но для меня она просто Катя. Приехали в больницу в семь утра. Естественно, не успел своевременно предупредить тренеров. Уже позже, после утренней тренировки, которую я пропустил, позвонил. Как мог, объяснил, в чем дело. А вечером, когда команда сражалась с «Коламбусом», присутствовал при родах. В обморок не падал. Просто если дорогой мне человек сам попросил быть рядом, поддержать, то как я мог отказать? Если бы Катя сказала, что стесняется, я бы не пошел. Хотя в принципе здесь разрешено присутствовать. Можно даже сказать, присутствие отца при родах — норма за океаном. Я бы туда и еще кого-нибудь позвал, но, жаль, все мои друзья сейчас в Минске. Для меня не имело большого значения, сын это будет или дочь. Главное, чтобы родился здоровый ребенок. К тому же у нас с Катей еще все впереди, поэтому варианты остаются», — цитирует Грабовского «Прессбол».

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья