Александр Алексеев: «Мы разошлись со Скабелкой во взглядах на тренерскую работу»

Бывший генеральный менеджер «Гомеля» Александр Алексеев рассказал, почему ушел из клуба, а также попытался объяснить причины кризиса в команде.

 «По ходу прошлого сезона Андриевский перешел в «Динамо» и пост главного тренера занял Андрей Скабелка. В «Динамо» тогда решили сменить Глена Хэнлона, что, считаю, было ошибкой. Андриевский тоже звал меня в Минск, но я рассчитывал на другой вариант развития событий в «Гомеле», поэтому не хотел переезжать. После перехода Андриевского в «Динамо» назначили Андрея Скабелку. Не хочется обсуждать его как тренера, на мой взгляд, он не смог найти подход к игрокам. О причинах говорить не хочется. Тренер в первую очередь должен быть психологом. Можно взять помощников, которые решат проблемы тактики, физической подготовки, но с психологией всегда должен разбираться главный тренер. Чья заслуга в том, что команда заняла третье место? Это заслуга наработок предыдущего сезона. Команда — это машина. Конечно, сломать можно все, но для этого нужно очень сильно постараться. «Гомель» набрал ход и играл как по накатанному, потому добрался в итоге до третьего места.

Причиной моего ухода из тренерского штаба стало то, что мы разошлись во взглядах на тренерскую работу. Но по большей части я ушел не из-за этого. Давно хотел больше работать со школой, у меня были серьезные планы по ее развитию. В этом и заключается одна из ролей менеджера: он должен охватить и детский хоккей, и фарм-клуб.

Команда неудачно начала сезон, и первым, с кем было решено расстаться, стал Егор Филин. Думаю, после какой то игры случился конфликт. Скабелка что-то высказал, а Филин не так ответил. Поэтому я и говорю: тренер должен быть хорошим психологом, чтобы этих конфликтов было как можно меньше. Они, конечно, все равно будут происходить. Если кто-то из игроков выпадает, тренер должен принимать решение и менять его. Насколько сильным был конфликт между Скабелкой и Филином, я не знаю. Но ведь до этого можно было не доводить либо пытаться все разрулить. А если не можешь уладить ситуацию — набирай игроков, у которых нет своего мнения.

Дальше — больше: в фарме оказались Брикун и Есаулов. Видимо, это был уже новый конфликт между игроками и тренером. Наверное, они просто не понимали, чего он хочет.

В это время руководство клуба не вникало в суть проблемы, а просто наблюдало со стороны. На тот момент я уже не работал генеральным менеджером. Руководство сказало, что комплектованием должен заниматься главный тренер. Начну с того, что игроков я набирал не с потолка, меня просили их сохранить. Во вторых, я ориентировался на список Скабелки. Когда мы работали с Андриевским, все было проще. Бывший директор все время пытался выяснить у него, почему он не хочет знать, сколько зарабатывали игроки. Андриевский ответил ему при мне: «Зачем мне это надо? Мое дело их тренировать, а кто и сколько получает — это заботы Алексеева. Мне нужны вот эти игроки, и они должны быть здесь».

Не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что руководство ни на что не реагировало. Но перед началом сезона оно заявило, что Скабелка получает полный карт-бланш, ему на откуп отдали все, вплоть до набора команды. Поэтому тогда я стал работать с фарм-клубом и школой. Непонятно, конечно, почему так решили. Вот недавно слышал по телевизору высказывание одного российского тренера: в КХЛ уже пришли к выводу, что тренер не может совмещать свои функции и функции генерального менеджера.

Виталий Усович — человек новый. Скажем, работал бы он, к примеру, на фабрике, и тогда знал бы, что если там убрать одного, тут же найдется с десяток новых людей и производство не остановится. Но он не понимает, что в команде все по другому — хороших хоккеистов мало и ими нельзя просто так разбрасываться.

В «Гомеле» сменился капитан: от Якушина эти функции перешли к Антоненко. Не знаю, смог ли Олег всех узнать за то время, которое он провел в команде. Дело не в этом. Сейчас капитана назначает главный тренер. И если он совершил ошибку, приняв такое решение, то это его вина, а Олег здесь ни при чем.

Куда я подамся теперь по окончании гомельского периода? Пока не знаю. Ведь парадокс: обвинили-то во всем меня. Сказали: «Увольняйся, потому что решили, что виноват во всем ты». Сначала оказалось, я не тех игроков набрал, хотя пользовался списком Скабелки. Потом получился виноват в том, что работал генеральным менеджером, а не стоял на лавке рядом с тренером. Также мне намекнули, что это я подговорил игроков, чтобы они написали письмо. В итоге — будь любезен, увольняйся. А вообще все это случилось следующим образом: подошел Усович и попросил не выходить с детьми из школы и со второй командой на лед. Мол, я оказываю психологическое давление на игроков основной команды. Причем тут основа?... Мы в фарме только начали интересные моменты наигрывать…

Я всегда поражался Андриевскому. В восемь утра он уже сидел за компьютером, разбирая ошибки, чтобы решить, что мы будем делать. Тренер зарабатывает авторитет у игроков своим профессионализмом. Если он позволяет себе послабление, то и игроки могут расслабиться. Андриевский был начинающим тренером, но своей самоотдачей мне очень нравился. Своим профессионализмом он добивается отдачи от ребят, они просто не могут филонить у него на глазах. Спортсмена нужно уметь заставить работать. Кто то это делает с помощью денег, а Андриевский делал это своей самоотдачей.

По своему потенциалу «Гомель»  должен как минимум занять пятое место, а как максимум — играть в финале.

Есть ли вариант моего возвращения обратно в «Гомель»? Не знаю, наверное, здесь многое должно измениться, чтобы это случилось. У меня остались хорошие отношения здесь со всеми, но после таких обвинений, которые мне предъявили в клубе, возвращаться будет трудно», — цитирует Алексеева «Спортивная панорама».

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья