Трибуна

Новости

Главная новость
Tribuna/Хоккей/Новости/«В «Динамо» мне обещали…»

«В «Динамо» мне обещали…»

1 ноября 2012, 18:00
0

Теперь Петр Сикора не склонен верить обещаниям... Из Минска на родину чех вернулся с убеждением: нельзя верить обещаниям. В интервью Goals.by хоккеист посетовал, что сам покупал себе клюшки. Признал, что в команде случались конфликты. Поведал о непростом положении главного тренера, который не может отказаться от белорусских игроков. А также заявил, что не получил зарплату за один месяц вопреки обещаниям динамовского руководства. На днях Петер Подградски, также покинувший «Динамо», сказал, что у него в Минске «застряли» немалые деньги и есть проблемы с их получением. А у вас не возникло никаких финансовых проблем при окончательном расчете с белорусским клубом? — «Динамо» выплатило мне не все, что полагалось. — И когда клуб обещает выплатить остатки? — «Динамо» заплатило мне по контракту за первый месяц. После второго месяца мне сказали, что я плохо играю, и мне не заплатят. Однако клуб обещал, что если мы попадем в плей-офф, то мне все же отдадут деньги за второй месяц. В плей-офф мы попали. Затем я спросил, где же мои деньги. Мне все твердили, что «на следующей неделе», и эта «следующая неделя» все продолжается. Я до сих пор не получил эту сумму. — То есть, сейчас «Динамо» вообще отказывается платить? — Нет, они говорят, что заплатят. — Секундочку, давайте проясним. Вы получили зарплату в «Динамо» только за первый месяц и все?! — Нет-нет, мне заплатили за первый месяц. Потом не заплатили за второй, за третий снова заплатили. Но была договоренность, что если мы попадем в плей-офф, то я получу деньги за второй месяц. Мне это генеральный менеджер лицом к лицу пообещал. И теперь вот такая ситуация. — То есть сейчас «Динамо» вам должно месячную зарплату? — Если честно, я уже не особо понимаю, там в контракте столько пунктов было, «Динамо» пыталось выписать мне какие-то штрафы… — Генеральный менеджер, который вам обещал, это был Алексей Торбин? — Это был генеральный менеджер. :) — И что вы сейчас планируете делать? Как думаете добиваться выплаты? — Никак. Я много лет играл в НХЛ. У меня есть гордость. Я агенту так и сказал, не выплатят, ну и «фак» с ними. — Вы получали зарплату в долларах или рублях? — В контракте было прописано в долларах, но я получал в белорусских рублях. — Сейчас вы можете огласить свою зарплату? — Не хочу подставлять клуб, поэтому цифру озвучивать не буду. Но она была не очень большой. Я не был самым высокооплачиваемым игроком. — Когда вам не заплатили, почему вы остались? — Сначала я думал уехать. Но потом из уважения к Мареку Сикоре решил, что, может, стоит и остаться. Позвонил отцу, он сказал, играй и помоги команде выйти в плей-офф. Я остался. — Какое у вас сложилось мнение о клубе, его структуре? — Структура клубов в России и Беларуси мне непонятна. Я не знал, к кому мне надо идти с моими вопросами, к кому обращаться. Например, за сезон я ломал клюшки, покупал новые за свои деньги. Я не знал, к кому обратиться в клубе по этому вопросу. Насчет коньков тоже не знал, к кому подойти. Хотя это все мелочи. — Стало ли для вас сюрпризом, что «Динамо» решило не продолжать с вами сотрудничество? — Нет. В какой-то степени я ожидал этого. Когда я не забивал на протяжении трех матчей, меня отправили в четвертое звено. И они хотели, что я забивал в четвертом звене? Вообще, это была трудная и необычная для меня ситуация. Ты в Беларуси. В команде больше 10 белорусских хоккеистов. И, будем откровенны, белорусы имели свое место в третьем или четвертом звеньях, как бы они не играли. Тренер не мог их убрать, потому что они белорусы, и если он уберет их, его могут уволить. Повторюсь, эта ситуация была необычной для меня. — Может быть, «Динамо» делало вам предложение на следующий сезон с уменьшением зарплаты? — Нет. Ничего такого не было. — Через «Динамо» за три сезона прошло много легионеров. Многие, покидая клуб, говорили, что они расстроены тем, что играли в Минске. Вы расстроены, что провели сезон в «Динамо»? — У меня было много позитива в Минске, но было и много негатива. Я не жалею о том, что приехал. Получил, кстати, хороший урок на будущее. Если еще когда-нибудь мне не заплатят деньги, я сразу же уеду и не буду верить «завтракам». Максим Спиридонов в интервью нашему сайту отметил, что вы в каком-то смысле были любимчиком у Марека Сикоры и он доверял вам, несмотря ни на что. Как-то можете прокомментировать? — Знаете, вот в этом разница между НХЛ и Европой. В НХЛ никогда ничего подобного не было бы сказано, потому что там игроки уважают друг друга. У меня тоже есть мнение о каждом, но я никогда не выскажу его в прессе. Я считаю, что такие вещи надо говорить в лицо. — Кстати, а в команде вообще были конфликты? Какая была атмосфера? — Опять же возвращаемся к тому, что существуют такие вещи, о которых не принято распространяться в прессе. Да, конечно, конфликты были, но они должны оставаться внутри команды…

«После второго месяца в клубе мне сказали, что я плохо играю, и мне не заплатят. Однако клуб обещал, что если мы попадем в плей-офф, то мне все же отдадут деньги за второй месяц».

„Моя зарплата была не очень большой. Я не был самым высокооплачиваемым игроком“.

«Будем откровенны, белорусы имели свое место в третьем или четвертом звеньях, как бы они не играли. Тренер не мог их убрать, потому что они белорусы, и если он уберет их, его могут уволить».