«Ни разу не был в ночном клубе»

Нападающий «зубров» и сборной Беларуси Сергей Дрозд и его отец Николай, работающий водителем в «Динамо», вспомнили, как для Сергея начался хоккей и как он едва не закончился в раннем возрасте из-за ухудшения зрения, объяснили, почему уехали в Ярославль и с помощью кого им удалось оттуда вырваться, а также поведали о своих весьма необычных интересах и хобби.

Николай Дрозд для своего сына Сергея не только отец, но еще и тренер.
Николай Дрозд для своего сына Сергея не только отец, но еще и тренер.
DrozdyНиколай Дрозд для своего сына Сергея не только отец, но еще и тренер. Иван Уральский

Нападающий «зубров» и сборной Беларуси Сергей Дрозд и его отец Николай, работающий водителем в «Динамо», вспомнили, как для Сергея начался хоккей и как он едва не закончился в раннем возрасте из-за ухудшения зрения, объяснили, почему уехали в Ярославль и с помощью кого им удалось оттуда вырваться, а также поведали о своих весьма необычных интересах и хобби.

— Ну-с, господа Дрозды, рассказывайте, как для Сергея начался хоккей?

Сергей: А тут особо и нечего рассказывать. Моего старшего брата позвали заниматься хоккеем. А меня родители хотели в футбол отдать. Но, как это так, старший брат в хоккее, а я в футболе? В общем, начал плакать, что тоже хочу в хоккей. В итоге родители сдались :). 

Николай: Если откровенно, я из эгоистических побуждений думал Серегу в футбол записать. До футбольной секции от дома гораздо ближе было :). А вообще у меня было правило. Дети помимо любой спортивной секции еще должны были заниматься плаванием. Сергей с братом с самого детства ходили в бассейн.

— Признаться, второго хоккеиста в Беларуси по фамилии Дрозд я не знаю, что же случилось со старшим братом Сергея? Он играет в хоккей?

Николай: Нет. Ему пришлось завязать с хоккеем из-за зрения. Врачи запретили играть.

Сергей Дрозд: «У меня примерно с 10 лет начались проблемы со зрением. И мне хотели запретить играть. Кстати, из-за этого во многом я в раннем возрасте и уехал в Ярославль».

Сергей: У меня ведь тоже примерно с 10 лет начались проблемы со зрением. И мне тоже хотели запретить играть. Кстати, из-за этого во многом я в раннем возрасте и уехал в Ярославль. А брат у меня был вратарем.

— То есть в Россию ты отправился потому, что там тебе разрешали играть с твоим зрением?

Николай: На самом деле было много нюансов. Зрение Сергея сыграло определенную роль, но не только из-за него он уехал в Ярославль. В то время в Беларуси не было нормальных условий. Форму было не достать, вся амуниция за счет родителей, а стоила она очень дорого. А в Ярославле тогда давали все. Вот я и решил отправить Серегу в 11 лет в Ярославль.

Сергей: Мне кажется, все ребята в то время мечтали уехать в Россию. Помню, когда играли против российских команд, всегда старались показать себя, чтобы нас заметили российские тренеры.

Николай: Сергей приглянулся в Ярославле, ему сказали оставаться после первой же тренировки. А когда еще в своем дебютном матче он шайбу забросил, все было окончательно решено.

— Серег, ты столько лет провел в России, почему решил вернуться?

Сергей: Потому что в Ярославле было очень трудно попасть в первую команду. Даже самых талантливых россиян молодых там особо не подпускали к основе. Играть в фарм-клубе мне не хотелось. Я решил, что надо как-то куда-то уезжать.

Николай: И вот когда у Сереги начали появляться мысли об отъезде, ко мне как раз подошел Цыплаков, предложил вернуться, сыграть за сборную Беларуси на чемпионате мира. Потом обстоятельно поговорили на эту тему с Сергеем Гончаровым, бывшим генсеком федерации. В общем, мы решили вернуться в Беларусь.

— Николай, помню, как-то вы рассказывали, что расписываете Сергею тренировочный процесс сами. Откуда у вас такие таланты?

Николай Дрозд: „Я ведь думал Серегу просто отвезти в Ярославль, а в итоге остался там работать. На тренировках помогал Сергею, другим детям, в клубе это заметили и предложили мне остаться“.

Николай: Да я ведь сам бывший спортсмен, мастер спорта СССР по пятиборью. К тому же мне это всегда интересно было. У меня море литературы. Кстати, вот забыл рассказать. Я ведь думал Серегу просто отвезти в Ярославль, а в итоге остался там работать. На тренировках я просто помогал Сергею, другим детям, это заметили и предложили мне остаться. В тренажерном зале помогал, кроссы бегал с детьми. Это сейчас у меня пузик такой, потому что я за рулем все время, а раньше я был стройный-стройный :)

— Николай, а почему с таким-то багажом знаний вы не работаете тренером?

Николай: Грубо говоря, образование 10 классов у меня. В нашей стране нужны бумажки. Да и не хотел бы я в Беларуси тренером быть. Я просто все свои знания стараюсь передать сыновьям. Ну и к тому же я очень жесткий, боюсь, со своим характером не смог бы все-таки быть тренером.

— Неужто у тебя папа и впрямь такой жесткий? Может, еще и ремнем тебя наказывал?

Сергей: Папа у меня, наверное, как все отцы. Где-то хвалил, где-то наказывал. Но физических наказаний никогда не было, ни разу в жизни он не поднимал на меня руки.

— Насколько я знаю, у Сергея весьма известный агент — Гари Гринстин. Как ты стал его клиентом?

Николай: Мне как-то позвонил Юра Грабовский, отец Михаила Грабовского (Гринстин является агентом Михаила Грабовского — Goals.by), и сказал, что со мной хочет связаться Гринстин. До этого у нас были агенты, но они ничего не делали. В общем, с этим человеком мы были рады начать сотрудничать. Вот так и получилось. Сергей уехал в Северную Америку благодарю ему.

— Сергей, бывший глава ФХРБ Владимир Наумов считал тебя одним из наиболее талантливых хоккеистов, связывал с тобой большие надежды. Я так понимаю, это ведь он позвал тебя в «Динамо» в позапрошлом сезоне. Почему, на твой взгляд, тебе не удалось закрепиться в команде при Хэнлоне?

Сергей: Ух, я бы так про себя ни в коем случае не сказал бы. Я ведь был на чемпионате мира и видел, что такое по-настоящему талантливые ребята. :)  А с Хэнлоном мы сразу договорились, что я уеду в Америку. В том году мне было бы очень трудно закрепиться в «Динамо».

Николай Дрозд: «Локо» ни в какую не хотел Серегу отпускать, даже за деньги, пока Наумов не включился в решение этого вопроса лично. Владимир Владимирович сам ездил в Москву договариваться насчет Сергея».

Николай: Я Владимиру Владимировичу  хочу сказать огромное спасибо. Ведь это именно он вытянул Сергея из Ярославля. Нашим возвращением на родину занимались Наумов, Александр Белый и Сергей Гончаров. «Локо» ни в какую не хотел Серегу отпускать, даже за деньги, пока Наумов не включился в решение этого вопроса лично. Владимир Владимирович сам ездил в Москву договариваться насчет Сергея.

— Знаете, вот в который раз, беря интервью, слышу теплые слова о Наумове. А ведь Владимира Владимировича в последний год его руководства ФХРБ столько раз критиковали…

Николай: А это не удивительно, что Наумова вспоминают добрым словом. Он очень многое сделал для развития хоккея в стране. Лично мне его подход к делу, его концепции сильно импонировали.

— Серег, кстати, в позапрошлом сезоне ты ведь еще и дебютировал в национальной сборной на чемпионате мира.

Сергей: Это стало настоящей неожиданностью для меня. Я прилетаю домой из Северной Америки, меня встречают родители, девушка, я подхожу к ним, а они говорят, мол, не расслабляйся, завтра улетаешь в Германию на чемпионат мира. Гринстин меня предупреждал, что могут вызвать, но я до конца в это не верил.

— И что ты испытал при этих словах родителей?

Сергей: Если честно, то поначалу расстроился. Долго не был дома, длительный перелет. Думал, все, долгожданный отдых настал, а тут на тебе. Но потом, конечно, осознал, что произошло. Это ведь чемпионат мира, попасть туда в таком возрасте, это ух! Помню, что волнения у меня не было. Хотелось поскорее выйти на лед и проверить себя на таком уровне.

— Перейдем к последнему сезону. Доволен им?

Сергей: Хорошего не сильно много. Но рад, что хотя бы остался в составе «Динамо». В начале сезона сидел на трибуне, работал, старался не унывать. Знал, что рано или поздно мне дадут шанс. Шайб немного забил за сезон. Ай, даже не знаю, как оценить прошедший год. Все-таки неполноценный какой-то сезон. Но опыт получен. Надо дальше продолжать работать, чтобы твердо закрепиться в составе.

— А если не удастся, что будешь делать тогда? Может быть, думал уехать в другой клуб?

Сергей: У меня контракт с «Динамо» на будущий сезон, уйти я не мог. О том, что могу не закрепиться, стараюсь не думать. Если не подойду «Динамо», буду в ОЧБ играть.

— Забавно получается, в последнее время я общаюсь с «отказниками» — хоккеистами, которые не давали интервью на протяжении сезона. Вот на днях побеседовали с Сергеем Шелегом, теперь с тобой. А почему же все-таки ты не хотел встретиться раньше, ведь в общении со СМИ нет ничего страшного, тем более, что и тебя, и папу твоего я знаю не первый день, на чемпионате мира даже жили с тобой в одном номере.

Сергей Дрозд: «Я считаю, что я не достоин внимания со стороны прессы, рано ко мне еще подходить. Я ведь ничего не сделал такого, чтобы обо мне писать».

Сергей: Cчитаю, что я не достоин внимания со стороны прессы, рано ко мне еще подходить. Я ведь ничего не сделал такого, чтобы обо мне писать.

— Николай, сын всегда таким скромным был?

Николай: Да, всегда. Ему где-то это мешает, но лично я считаю, что это хорошее качество. Наглые, они, конечно, быстрее пробиваются, но если работать, то все придет.

— Скромник ты этакий, как же ты с девушкой познакомился?

Сергей: Давайте этот вопрос опустим. Это личное.

— Ладно, как время сейчас проводишь, отдохнуть-то удалось? А то папа рассказывал, что весь в учебе.

Сергей: Я ведь сейчас две сессии сдавал. Сначала летнюю, а потом долги за зимнюю. Как и все это делают по окончанию сезона. Оценки конечно не очень у меня, но главное дальше перевелся.

Николай: Серега молодец, действительно учил все сам. Я даже предлагал помощь, давай, говорю, письмо напишем декану от клуба, федерации. Он ответил: «Папа, чтоб я больше такого не слышал, все сам сдам, все же сдают».

— И впрямь молодец, стержень есть внутренний.

Николай: Да, стержень у него всегда был. Он может за себя постоять. Я вообще никогда не боялся в этом плане за него.

— Николай, думаю, совсем немногие знают, что вы работаете водителем в «Динамо». Как так получилось?

Николай: Начнем с того, что я много где и кем работал. Перед отъездом Сереги в Ярославль заливал лед на «Юности». Я туда пошел ради того, чтобы проще форму, клюшки было доставать для сына. Когда «Динамо» возродили в начале 2000-х, меня позвали туда водителем. Проработал 2-3 месяца, потом уехали в Ярославль. А когда вернулся, снова в «Динамо» позвали.

— Какие у вас хобби?

Сергей: Во флорбол начал играть. В него и брат играет. Мне интересно. Отвлечься от хоккея можно. Не теряешь навыков обращения с клюшкой, плюс выносливость там тренируется. Приготовить что-нибудь люблю, с девушкой увидим какой-нибудь «вкусный» рецепт, значит обязательно нужно попробовать.

Николай: Природа, лес. Мы с женой ходим в походы с палаткой. Отдыхаем, купаемся, ягоды, грибы собираем. На шашлыки вместе с детьми любим съездить.

— Серег, обычно твои сверстники любят, что называется, потусить, гульнуть. У тебя как с этим?

Сергей: В это трудно поверить, но я ни разу не был ни в одном клубе за всю свою жизнь. Я не любитель такого отдыха.

— На кого ты больше похож: папу или маму?

Сергей: На маму. И внешностью, и характером. А вот старший на папу.

— А кто дал имя Сергей?

Николай: Я даже не вспомню. Но это точно не было связано с какими-то там гороскопами или прочей ерундой. Просто понравилось имя Сергей и так назвали сына…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.