«Не понял, за что увольняли»

Новый тренер «Динамо» Евгений Попихин рассказал, как его встретили в Беларуси наши гаишники, вспомнил о годах, проведенных в Швейцарии, объяснил, почему он перебрался в Минск, порассуждал о своих отставках и течении тренерской карьеры, высказал удивление по поводу интервью Демагина, а также похвалил белорусские кисломолочные продукты.

В
В "Динамо" Евгений Попихин будет отвечать за работу с защитниками.
PopihinВ «Динамо» Евгений Попихин будет отвечать за работу с защитниками. atlant-mo.ru

Новый тренер «Динамо» Евгений Попихин рассказал, как его встретили в Беларуси наши гаишники, вспомнил о годах, проведенных в Швейцарии, объяснил, почему он перебрался в Минск, порассуждал о своих отставках и течении тренерской карьеры, высказал удивление по поводу интервью Демагина, а также похвалил белорусские кисломолочные продукты.

Начать хочется со слов благодарности Евгению Николаевичу. Дело в том, что в назначенный для интервью час я был занят ожиданием динамовского новичка Кевина Лаланда, в связи с чем попросил Попихина отсрочить наш с ним разговор. А Лаланд, как назло, сидел и сидел в ресторане, не собираясь выходить к караулящим его журналистам. В итоге, все это растянулось на добрых 20 минут, на протяжении которых Евгений Николаевич терпеливо ждал меня.

— Не беги ты, не беги, — закричал Попихин, увидев, что я мчусь к нему.

— Извините, что заставил вас столько ждать.

— Ничего. Мне тут как раз о тебе многое рассказали. Говорят, ты хороший парень и надежный журналист.

— Приятно слышать, конечно. Но это вы, наверное, с моими знакомыми говорили, а вот непосредственно динамовское руководство на меня периодически обижается за мои материалы.

— Ладно, пойдем в машину. Будешь гидом моим, покажешь дорогу, заодно и поговорим.

— А вы что, в Минск на машине приехали?

«Беларусь меня не очень дружелюбно встретила, въехал и полицейские сразу штраф мне выписали. Я скорость превысил, но не специально, знак не увидел».

— Да. Так удобней с вещами. Только вот Беларусь меня не очень дружелюбно встретила, въехал и полицейские сразу штраф мне выписали. Я скорость превысил, но не специально, знак не увидел.

— Ну, многие люди, живущие в России, говорят, что у нас гаишники строже. И, кстати, у нас в стране по-прежнему милиция, а не полиция. К слову, чувствуете разницу с Россией?

— По кисломолочным продуктам. Они у вас действительно вкуснее. Еще чисто у вас. Я в Минске ни одной бутылки на улице не видел. Пиво у вас ведь запретили на улицах пить?

— Запретили. К слову, любите пиво?

— Нет. Вино люблю. Красное.

— Вы с семьей приехали в Минск?

— Пока один. Я сейчас в гостинице живу, как сниму квартиру, жена приедет. А вот когда мы всей семьей собираемся — это для меня настоящий праздник. Жаль, не так часто это удается. У меня ведь дети взрослые уже, дочь в Швейцарии живет, сын в России учится.

— О, хорошо, что вы сами про Швейцарию вспомнили. С нее и начнем. Вы ведь прожили в этой стране довольно долго. Расскажите, как туда уехали, кем там работали?

— После того, как мы с московским «Динамо» второй раз выиграли чемпионат СССР, мне поступило предложение из Швейцарии. Позвали в «Давос». Один сезон выступал как хоккеист, а потом мне предложили в клубе работу тренера. К тому времени у меня было двое детей: дочке 4 года, сыну — 2. Обсудили с женой и решили остаться. В общей сложности я прожил в Швейцарии 15 лет. Хорошо там было. Отличная страна для жизни. Более 7 лет работал в «Давосе», потом пригласили главным тренером в клуб дивизиона «В» «Хересау». А уже через год позвали рулевым в высшую лигу в «Рапперсвиль». Там проработал 3 года и еще потом два с половиной года во «Фрибуре». А затем мне позвонил Владимир Владимирович Юрзинов, трудившийся в то время в Ярославле, спросил, не хочу ли я вернуться в Россию. Я тогда как раз подыскивал работу. Ну, в итоге уехал в Ярославль. Тем более, что мне было безумно интересно поработать с Юрзиновым в качестве тренера, ведь до этого мы сотрудничали только как игрок и тренер. Юрзинов стал для меня настоящим наставником, очень многому научил.

— Почему вы решили вернуться в Россию, если в Швейцарии все было так хорошо?

«Жить в Швейцарии, конечно, хорошо, но КХЛ есть КХЛ, сильнейшая лига в Европе».

— Жить в Швейцарии, конечно, хорошо, но КХЛ есть КХЛ, сильнейшая лига в Европе. К тому же мне интересно было с Юрзиновым поработать. Для меня он лучший тренер в мире.

— Жена не была против?

— Нет. Дело в том, что мы в Швейцарии так и не обзавелись собственным жильем, а в Москве у нас квартира, дом загородный. В общем, в Россию мы вернулись, как домой. А с женой мы, кстати, уже 25 лет вместе. В Швейцарии дочка осталась. Она там теперь и работает. А сын с нами уехал.

— Много заработали в Швейцарии?

— Нет. В качестве игрока немного получал. В тренерской карьере я там делал первые шаги. Более-менее нормальная зарплата была, когда уже сделал себя какое-то имя. С другой стороны, жили нормально, не скажу, что «кучерявили», но и не экономили. Но скопить практически ничего не удалось.

— Секундочку, я тут прикинул, это ведь вы с белорусами некоторыми в московском «Динамо» играли-то.

— Ну да. Микульчик, Гальченюк, Андриевский.

— Так вот почему вы с Александром Леонидовичем постоянно вместе ходите.

— Да, мы с ним давно знакомы.

— Вернемся к вашей карьере. После «Локомотива» вы возглавляли подмосковный «Химик»…

— Хорошо там поработал. Шли на 5-м месте.

— Однако вас уволили. Вы поняли, за что?

— Мы сыграли отрезок. Был перерыв. Слетали в Эмираты. Я заболел, попал в больницу.

— Что-то серьезное было?

— Инфекция в ногу попала. Пришлось резать, чистить. Без меня три матча на выезде команда проиграла. После этого я из больницы приехал на домашний матч с «Трактором». Сыграли вничью, и после этого меня «попросили». Тут же поступило предложение из Нижнего Новгорода.

— Вы ведь еще какое-то время считались помощником занявшего ваше место Канарейкина.

— Недели две я был помощником, не больше. Там просто еще вопросы были по деньгам, контракту. Поэтому пришлось остаться на какое-то время в клубе. Но «Торпедо» практически сразу же вышло на меня. Сезон я оканчивал уже в Нижнем Новгороде.

— В «Торпедо» у вас получилось еще веселее, чем в «Химике».

— Ну да. В первый мой полноценный сезон мы заняли 11-е место и впервые попали в плей-офф. Это был большой успех. Хотели дальше развиться.

— Слишком быстро хотели :). Если не ошибаюсь, на следующий сезон вам уже нарисовали задачу попасть в призы.

— Ага. Только вот команда не была к этому готова. У нас ведь не было звезд, не было хоккеистов, выигрывавших крупные турниры. Мы шли в восьмерке и тут, бац, увольнение.

— Оно было неожиданней, чем в «Химике»?

— Я даже не знаю. Но что в «Химике», что в «Торпедо» я не понял, за что меня уволили. А через месяц звонят и говорят, мол, возвращайтесь Евгений Николаевич, мы сделали ошибку. Я вернулся. Играли неплохо, были уверены, что попадем в плей-офф. Поехали в очень сложное выездное турне, в котором предстояли встречи с грандами. Выиграли все матчи, но за эти три игры сломались, причем серьезно, оба вратаря. Пришлось в срочном порядке искать нового голкипера. К сожалению, найти достойную замену травмированным не получилось. Думаю, из-за отсутствия надежного вратаря и не смогли попасть в плей-офф.

— Почему вообще вы согласились вернуться, после того, как вас так бесцеремонно и, на ваш взгляд, незаслуженно уволили?

— Я хотел доказать, что команда хорошая и не зря мы работали. Жаль, что вратари сломались.

— Поговаривали, что у вас были отнюдь не лучшие отношения с губернатором Нижегородской области и куратором клуба Валерием Шанцевым.

Был очень удивлен, что здесь в прессе частенько идет негатив в отношении «Динамо».

— У меня нет никаких претензий к этому человеку. В «Торпедо» я проработал более двух лет, дольше всех других наставников. И вообще, живя в Европе, я твердо усвоил, что в прессе нельзя никого критиковать, выливать грязь. В Европе и НХЛ это не принято. Я, например, был очень удивлен, что здесь в прессе частенько идет негатив в отношении «Динамо». Вот последний пример — интервью Демагина. Я такого не понимаю.

— У человека наболело и он высказал все, что думает.

— Хорошо, давай предположим ситуацию. Не будет у Сергея на следующий год контракта. Как думаешь, его возьмут назад в «Динамо»?

— Думаю, что возьмут, потому что он сильный хоккеист.

— Ладно, возможно. Но в Европе, я тебя уверяю, таких интервью не увидишь. Там все работают на имидж.

— Я не считаю, что тот подход, про который вы говорите, абсолютно правильный. Почему тот же Демагин должен думать о репутации «Динамо», когда, по его словам, ему обещали одно, а потом сделали по-другому? На самом деле про имидж и репутацию «Динамо» я думал поговорить с вами чуть позже, но раз вы сами начали эту тему, тогда продолжим. Вас не смущало, что некоторые игроки, агенты в прессе, помимо Демагина, критично высказывались в адрес нашего клуба?

— Нет. Я знаю Андриевского, и он мне сказал, что все будет нормально. Я давно знаком с Сашей и верю ему.

— А в России что говорят про наш клуб, о его репутации?

— Плохого я ничего не слышал. Когда приехал в Минск, пообщался с Юрием Бородичем, посмотрел условия, которые созданы в клубе, практически сразу же принял решение перейти в «Динамо».

— Вернемся к «Торпедо». После того, как вы не попали в плей-офф, лидеры клуба говорили, что это ваша вина, поскольку вы не смогли создать коллектив. Правда, что у вас были конфликты с ведущими игроками?

— Не было чего-то серьезного. Опять-таки, это внутренние дела клуба, я не хотел бы говорить об этом. А Брендл, например, может говорить, что хочет. Ему дали шанс в прошлом году в «Нефтехимике», он ничего не показал, а у меня он был лучшим бомбардиром.

— Когда вы вернулись в «Торпедо», ваши слова о том, «что вы были вынуждены ранее покинуть клуб по семейным обстоятельствам» стали гвоздем различных хит-парадов цитат.

— На самом деле я такого не говорил. Это, может, была отговорка клуба.

— А вообще вы часто можете слукавить в прессе?

— В жизни надо быть гибким.

— Как вы решились после финансово благополучных «Химика» и «Торпедо» поехать в Екатеринбург?

«Не думаю, что меня уволили из «Авто» из-за спортивных показателей, просто клуб начал экономить».

— Мне в «Автомобилисте» обещали, что сохранят всех лидеров, давали финансовые гарантии. А потом вдруг оказалось, что у клуба задолженности за прошлый сезон, все лидеры поразбежались. Я не думаю, что меня уволили из «Авто» из-за спортивных показателей, просто клуб начал экономить.

— У вас была такая большая зарплата, что на вас можно было экономить?

— Я бы не сказал. По меркам КХЛ небольшая.

— А с вами хоть рассчитались до конца?

— Пока не до конца. Но уверен, что все будет нормально.

— Не опрометчивая ли уверенность, учитывая, что речь идет об «Автомобилисте»?

— Мой агент занимается этим вопросом. Так что я уверен.

— А почему вы работаете с агентом?

— Частенько хорошая юридическая помощь просто необходима. Плюс меньше нервотрепки со всеми этими переговорами.

— Не считаете, что за последние годы многовато у вас отставок?

— Такова жизнь тренера. Тут ничего не попишешь.

— Если посмотреть, ваша карьера в России идет по нисходящей. Теперь вот вы не главный, а помощник.

«Возможно,  «Динамо» — это промежуточный период для меня. Иногда тренеру надо взять паузу».

— Возможно, это промежуточный период для меня. Иногда тренеру надо взять паузу.

— За что вы будете отвечать в «Динамо»?

— Изначально говорили, что за работу с защитниками, но, возможно, будут и еще какие-то обязанности.

— Вы отмечали, что вас сильно впечатлил Крайчек, его катание. Еще кто-то понравился по первым дням работы?

— Пока трудно что-то сказать. Мне нравится, как все работают.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья