Трибуна

Новости

Tribuna/Хоккей/Новости/«Мне все равно: пять легионеров или десять»

«Мне все равно: пять легионеров или десять»

7 октября 2011, 07:51
0

Марек Сикора пока не может представить своей жизни без стресса... Перед отъездом в Швейцарию главный тренер минского «Динамо» дал откровенное интервью Goals.by, в котором признался в том, что его останавливает сесть за руль в Беларуси и почему он не верит в Бога, вспомнил, как советские войска вошли в Прагу и при каких обстоятельствах он трудоустроился в России. Марек Сикора не понимает, чего хочет белорусский хоккей, и готовится завершить карьеру.  — Марек, по ходу прошлого сезона не раз называли причины того, почему у вас болела голова. То искали оптимальный состав троек нападения, пар защитников, то боролись с игровой дисциплиной, то дома в Чехии трубу прорвало. О чем сейчас болит голова главного тренера минского «Динамо»? — Пока голова не болит :). Что и говорить, прошлый сезон был тяжелым. Тем не менее, серия с «Локомотивом» получилась довольно интересной. А что касается дома, то два месяца понадобилось на его восстановление. Сейчас готовимся с «Динамо» к новому сезону. Лето... — И как вам погода в Минске? — Живу недалеко от ЦУМа. Недавно возвращался пешком, как это обычно бывает, домой из центра города: перед грозой было очень душно. Для моего возраста это далеко не самая комфортная погода. В Чехии климат мягче, чем в Беларуси. Сейчас, например, около 20 градусов тепла. — Должно быть, узнают минчане на улицах? — В последнее время — да. Интересуется моими делами, высказывают теплые пожелания, просят автограф. — По автобусному маршруту №1 тоже ездите? — Если не пешком, то обычно возвращаюсь домой на единице или автобусе №44. На сотке часто езжу. Комфортно ли в МАЗах? К сожалению, не очень. Опять-таки очень душно. — Вот вы уже второй год в Минске, а за руль все не сядете. — Вожу с 17 лет, но ни в России, ни в Беларуси не хочу этого делать. Конечно, в Минске нет больших пробок, но по проспекту Независимости, например, автолюбители буквально летают. Порой в голову приходят мысли: а если на такой скорости машина вылетит на тротуар? Хотя, знаешь, когда жена приедет в сентябре, еще раз вернусь к этому вопросу. — Этот сезон супруга проведет с вами в Минске? — Жена вышла на пенсию, пусть и продолжает работать в больнице по договору. Так что ожидаю, что она проведет вместе со мной сезон. — Именно с приездом жены связано решение переехать на квартиру в центр города? Раньше ведь жили прямо возле арены, что считали удобным. — Конечно, хотелось в центр города, чтобы было, где погулять вместе с женой. Рядом с новым домом еще и Комаровский рынок, где всегда можно купить свежие овощи и фрукты, мед, который можно попробовать на месте, отличный творог, другая деревенская пища. Рынков в Чехии не осталось — все магазины. — В марте, Марек, вы мне обещали, что непременно съездите в июле в Беловежскую пущу, побываете на наших многочисленных озерах, посмотрите памятники архитектуры — в общем, проникнитесь Беларусью. На деле же приехали в Минск только 10 июля и сразу же окунулись в работу. — Да, были такие планы, хотел приехать в Беларусь пораньше. Но сын преподнес сюрприз — женился! Дети специально ждали момента, когда буду в Чехии, чтобы организовать торжество. — Насколько я знаю, внуки у вас уже есть. Выходит, дети просто оформили отношения, верно? — Точно. Ничего страшного в том, что люди живут какое-то время в гражданском браке, не вижу. Думаю, в Беларуси тоже есть такое понятие. — А где сочетались в браке дети? В костеле? — Наша семья неверующая. Почему? В мире столько зла (тому подтверждением — события в Норвегии), а сверху никто не помогает. Не знаю, так повелось, что не верю в Бога. — Может, виновата советская пропаганда? — Я родился в 1948 году, когда коммунистическая партия пришла к власти в Чехословакии. Только в 1989 году чехи обрели независимость. Вся моя активная жизнь приходится как раз на период с 1948 по 1989 год. И действительно, мое поколение в Бога не верит. Еще бы: партия репрессировала верующих... — Но теперь, когда Чехия независима, в Бога верить можно. — Уже поздно... — Для чехов Советский Союз был оккупантом вроде фашистской Германии или страной-освободительницей? — Что касается Второй мировой войны, то Чехию освобождали как войска Советского Союза, так и  блок Антанты. Деморкационная линия прошла всего в нескольких километрах от моего родного Пльзеня, хотя от фашистов город освобождали американцы. Как бы там ни было, Чехословакия попала под сферу влияния СССР. У нас, как и в Союзе, после войны было много репрессированных, в том числе — военных, боровшихся против фашизма. Например, чешские летчики, служившие в воздушных силах Британии, по возвращению на родину были посажены в тюрьмы, как предатели и враги народа. Помню, как в 1968 году в Прагу вошли советские танки. Мне тогда было всего 20 лет. Многие чехи ожидали, что на смену правящей рабочей партии придут демократы, но у Советского Союза на сей счет было свое мнение. В итоге стало еще хуже, ведь на деле политика-реформатора Александра Дубчака, первого секретаря ЦК, у власти сменили просоветские политики. Чехословакию ждала очередная волна репрессий. Это был ужас! Хотя, казалось бы, война уже закончилась. — Когда-либо могли себе представить, что будете работать в странах постсоветского пространства? — Едва ли. В 2002 году поступило предложение от магнитогорского «Металлурга». Как позже мне рассказывали, представителей клуба заинтересовал тренер, который слушает рок-музыку :). Я ведь стал вторым (после Владимира Вуйтека - Goals.by) чешским специалистом в российской суперлиге. — Почему приняли предложение из такой далекой, холодной и к тому же враждебной России? Там предложили сумасшедшие деньги? — Что касается денег, то мне обещали больше, чем зарабатывал в Чехии, но тогда сумма контракта не была, как ты говоришь, сумасшедшей. Предложение из суперлиги было для меня интересным  вызовом с профессиональной точки зрения. Сын к тому времени достиг совершеннолетия, умерла первая жена. В общем, бежал из Чехии в Россию, чтобы полностью уйти в работу. — Чем белорусы отличаются от русских? — Белорусы, как поется в вашем гимне, прежде всего, мирные люди. Русские довольно агрессивны. Уже не раз говорил, думал, что Беларусь — это Россия под другим названием. Нет, Беларусь — страна совсем других людей. — Да, но говорим мы по-русски. Поначалу вас это удивило? — Знаю, что есть белорусский язык. А учат ли его в школе? Учат, хорошо. А что касается русского языка, совсем не был удивлен тому, что в Беларуси он так широко используется в речи. — Что до белорусской «памяркоўнасці», то для спортсмена, это, наверное, не лучшее качество: нужно ведь быть злым и голодным до побед, жестким... Особенно это касается   хоккея. — Тоже заметил, что белорусским ребятам не хватает жесткости, бойцовского характера. — У вас есть план, как разозлить их на время чемпионата КХЛ? — Пока нет. Думаю над тем, кто из хоккеистов будет заводить команду в раздевалке. Хочу, чтобы свои матчи, особенно дома, начинали агрессивно, как канадцы. — Другими словами, думаете над тем, кто будет капитанить в команде? Почему не остановить свой выбор на белорусском хоккеисте? Зачем минскому «Динамо» Ярослав Обшут в роли капитана? — Честно говоря, не понимаю, что нужно белорусскому хоккею! Мне все равно: пять легионеров в «Динамо» или десять. Буду работать с теми хоккеистами, что будут у меня в расположении. Другое дело, если будет принято решение собрать команду только из белорусов, нужно понимать, что с таким составом рассчитывать на плей-офф не приходится, и говорить об этом открыто. Россия — хоккейная держава, поэтому конкурировать с российскими клубами, подписывающих к тому же звезд мирового уровня, очень непросто. Что касается капитана команды, то в прошлом году был недоволен тем, как со своей ролью справлялся Йозеф Штумпел. При этом Йозеф отличный игрок. Перед отъездом в Швейцарию могу сказать совершенно точно: пока не знаю, кто будет капитаном «Динамо» в новом сезоне. — Еще о белорусах и легионерах. Когда мы подписываем очередного иностранца, рассчитываем на то, что, играя рядом с ним, наши ребята будут набираться опыта. На практике зачастую легионеры играют в своих тройках, белорусы — в своих. Каким образом в таком случае нашим ребятам расти профессионально? — Есть опытные ребята среди белорусов — Андрей Михалев, Александр Кулаков, Дмитрий Мелешко. Им учится уже поздно, поэтому, в первую очередь, нужно работать с молодыми хоккеистами, которых в нашем составе достаточно. Кто знает, может через пару-тройку лет придут еще ребята, а сегодняшняя молодежь будет делать погоду в том «Динамо». Сейчас же начнем подготовку к сезону с того, что составим тройки нападения исходя из соображений отсутствия языкового барьера. Что до пар защитников, то будем ставить молодых ребят с опытными. Несмотря на то, что уже больше года в Беларуси, так и не имею представления о том, что из себя представляет внутренний чемпионат страны. Очень жаль, но календарь у «Динамо» настолько плотный, что сумел побывать всего на нескольких играх ОЧБ. Да и телеканалы, насколько я знаю, не транслируют матчи чемпионата. – «Мистер «Да», где еще, как не в Минске, вы раздали столько интервью? — Нигде не общался так много с прессой. Доставляет ли это общение удовольствие? Это часть моей работы. В Чехии никогда не отказывал журналистам в интервью, ведь это возможность представить людям Сикору как человека. В Минске точно так же отношусь к работе, несмотря на давление, повышенное внимание к «Динамо», ко мне. Ты же видишь, бывает, нет настроения, но стараюсь не показывать это окружающим и говорить всегда то, что думаю. — И все же в планах, несмотря на плотный календарь грядущего чемпионата, есть поездки по стране? — Можно попробовать выбраться куда-нибудь во время ноябрьской международной паузы. Не знаю, еще можно будет куда-нибудь поехать? — В ту же Беловежскую пущу в гости к Дедушке Морозу! — Ха, внучкам своим твержу: «Дед Мороз существует!» Всегда при встрече спрашивают меня про подарки :). Санта Клаус мне не нравится, а Дедушка (в Чехии мы называем его «Ежишек») – добрый, светлый, сказочный герой. Из Беларуси привозил девчонкам конфеты, жена выбирала что-то в торговом центре «Столица». Внучки остались довольны подарками. — На чем основаны слухи о том, что скоро завершите карьеру тренера? — Возраст уже не тот. В Чехии я был бы самым старым тренером экстралиги. На постсоветском пространстве уважают седины стариков :). Если показал результат, можешь дальше работать. В прошлом сезоне мне повезло: прошли с командой критическую отметку, когда журналисты отправляли меня в отставку. — Но ведь на самом деле вас никогда за 30 лет работы тренером не отправляли в отставку. — В Чехии однажды сам подал в отставку, но меня действительно никогда не увольняли. — Официально задача «Динамо» на сезон озвучена, верно? — Обязательно плей-офф, о чем еще можно говорить? В прошлом сезоне подняли планку, ниже которой не имеем право опускаться. — Может, решение окунуться во второй раз в реалии белорусской хоккейной действительности было ошибкой? Ведь еще в марте говорили о том, что было бы хорошо уйти на заслуженный отдых на мажорной ноте. — Я пока не представляю свою жизнь без того стресса, который испытываю в хоккее. Возможно, врачи прочтут это интервью и скажут, что Сикора — дурак :)... – Не знаю, как врачи, а известный белорусский философ Валентин Акудович недавно признался, что симпатизирует вам... — Спасибо за теплые слова.

«По проспекту Независимости автолюбители летают»

На сотке часто езжу. Комфортно ли в МАЗах? К сожалению, не очень. Опять-таки очень душно.

«Мое поколение в Бога не верит»

У нас, как и в Союзе, после войны было много репрессированных, в том числе — военных, боровшихся против фашизма.

«Не понимаю, что нужно белорусскому хоккею!»

Если будет принято решение собрать команду только из белорусов, нужно понимать, что с таким составом рассчитывать на плей-офф не приходится.

«В прошлом сезоне мне повезло»

В прошлом сезоне мне повезло: прошли с командой критическую отметку, когда журналисты отправляли меня в отставку.