Чужой приятель Фил

Тема чемпионата мира по хоккею 2014 года витает в воздухе, мелькает на бортах минских автобусов, смотрит на нас с растяжек и заборов, забивает газетные полосы и страницы интернет-изданий. Онлайн-конференция председателя ФХРБ Евгения Ворсина в БелТА начинается с вопроса о ЧМ-2014 и пространного ответа на него.

Заявку на проведение чемпионата мира Беларусь подавала еще при Владимире Наумове.
Заявку на проведение чемпионата мира Беларусь подавала еще при Владимире Наумове.
IihfЗаявку на проведение чемпионата мира Беларусь подавала еще при Владимире Наумове. belmy.by

Тема чемпионата мира по хоккею 2014 года витает в воздухе, мелькает на бортах минских автобусов, смотрит на нас с растяжек и заборов, забивает газетные полосы и страницы интернет-изданий. Онлайн-конференция председателя ФХРБ Евгения Ворсина в БелТА начинается с вопроса о ЧМ-2014 и пространного ответа на него.

В одном из недавних номеров «СБ. Беларусь сегодня» вышла авторская колонка Владимира Степаненко — художника, писателя, журналиста, ранее спортивную тему старательно обходившего. Речь в колонке идет, как вы уже поняли, о чемпионате мира. Степаненко пишет о своем гомельском приятеле Филе, который получил это прозвище за любовь к легендарному канадцу Филу Эспозито и хоккею. Фил уже несколько лет живет мечтой о поездке на чемпионат мира в Минск, копит деньги и не находит себе места от возмущения, когда узнает, что турнир могут отменить. «Какие сволочи это придумали?» Автор с респондентом солидарен: «Про негодяев… которые задумали лишить их праздника, — и говорить не хочу…»

Ничего не могу сказать о внутреннем мире Владимира Степаненко, но такие люди, как Фил, мне хорошо знакомы. В их девственном сознании умещается не так уж много вещей: своеобразно понимаемая любовь к родине, забота о близких, глубокий интерес к какой-нибудь ерунде, вроде рыбалки, автомобилей или хоккея, и полное равнодушие ко всему остальному миру. Гомельского друга Степаненко не волнуют судьбы сидящих в тюрьме Санникова и Статкевича, Дашкевича и Лобова. Он абсолютно индифферентен к боли и страданиям родных и близких безвестно пропавших Гончара и Красовского, Захаренко и Завадского.

«Знали бы вы, какую капусту я вырастил!» — так ответил римский император Диоклетиан, добровольно удалившийся в ссылку, гонцам, призвавшим его вернуться в Рим и вновь возложить на себя ответственность за Pax Romana, стремительно на тот момент погружавшийся в бездну кризиса. Сочная капуста, выращенная Диоклетианом лично, была императору важнее. Филу важнее всего на свете его билеты на матч Канада — Швеция, пиво в буфете и возможность зычно крикнуть с трибуны: «Кросби, давай!»

Нас приучили к мысли, что спорт воспитывает в человеке лучшие чувства: смелость, мужество, упорство в достижении цели. Но забыли рассказать, что спорт учит и другому: ненависти, зависти и умению мгновенно и безошибочно делить мир на черное и белое, вне зависимости от реальных цветов флагов, «роз» и футболок.

Увязывать спортивные результаты с преимуществами социалистической системы любили еще в СССР.

Во время памятного матча минского «Динамо» и «Витязя» я с болью наблюдал за тем, как один минский болельщик, перевесившись через перила, старательно, раз за разом плевал в тренера чеховской команды Андрея Назарова. Внизу, в проходе между трибуной и скамейкой гостевой команды стоял человек с рацией, внимательно следивший, чтобы плевки болельщика не попали на него. Когда же болельщик достигал своей цели, и плевок перелетал стекло ограждения, человек с рацией довольно ухмылялся.

Приятель Владимира Степаненко Фил тоже мог быть там, на трибуне, и тоже мог перевешиваться через перила, плевать или кричать что-то бессмысленно-злобное.

Когда нам говорят из телевизора, что запрещать чемпионат мира нельзя, потому что это ударит по интересам простого болельщика и потому, что спорт надо отделять от политики, то мне сразу хочется вспомнить университетские уроки логики, которые практически начинались с лекции об афинской школе софистики.

Придя домой с матча, болельщик снимает майку с голубым зубром, забрасывает синюю «розу» на полку и превращается в обычного гражданина. И тут его интерес уже не в том, чтобы в 2014 году в Минске был чемпионат мира, а в том, чтобы в стране была демократия и нормальное стабильное развитие.

Придя домой с матча, болельщик снимает майку с голубым зубром и превращается в обычного гражданина.

Объединяет же спорт с политикой в неразрывный клубок не загнивающий Запад, а один человек, твердящий про то, что спортсмены — лучшие дипломаты, и про то, что достижения Иванова, Петрова, Домрачевой и Азаренко не их личные достижения, а суть достижения всей страны и даже его самого в значительной степени. Увязывать спортивные результаты с преимуществами социалистической системы любили еще в СССР. Старая школа…

Но чтобы понять все это, гомельскому приятелю Владимира Степаненко Филу надо купить не билет на хоккей, а абонемент в библиотеку, пусть даже Национальную.

 

Мнение Максим Березинского о том, почему чемпионат мира по хоккею должен пройти в Минске

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья