Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Не боюсь роли капитана»

Четверг. Вечер. Мы сидим в холле «Минск-Арены». За окном — ни намека на весну. Сезоны продолжаются. Хоккеисты выходят по одному. Редко кому не «достается» от подколок Владимира. Он не отвлекается лишь в тех случаях, когда рассуждает о серьезных вещах. Позже выясняется, что это было его второе интервью за день. Больше часа общения с перерывом на тренировку. Никаких переносов. И ни намека на усталость или нежелание разговаривать.

Владимир Денисов прекрасно чувствует себя в
Владимир Денисов прекрасно чувствует себя в "Динамо".
Vladimir%20denisov%20(ural)Владимир Денисов прекрасно чувствует себя в «Динамо». Иван Уральский

Четверг. Вечер. Мы сидим в холле «Минск-Арены». За окном — ни намека на весну. Сезоны продолжаются. Хоккеисты выходят по одному. Редко кому не «достается» от подколок Владимира. Он не отвлекается лишь в тех случаях, когда рассуждает о серьезных вещах. Позже выясняется, что это было его второе интервью за день. Больше часа общения с перерывом на тренировку. Никаких переносов. И ни намека на усталость или нежелание разговаривать.

— Видно, что атмосфера в сборной отличная.

— Да, настроение у ребят хорошее :). Хоть и работаем на пределе, но стараемся сохранять позитив. Это помогает.

— Уже вошли в тренировочный ритм?

— Первые пару дней было тяжеловато. Чувствовалось, что давно не занимались под нагрузочкой. Но с каждым днем все легче и легче.

— Как работается под руководством Хейккиля?

— После двух проведенных турниров могу сказать, что Кари — грамотный хороший специалист, требующий дисциплины и четкого выполнения заданий. Знающий конкретно, чего он хочет, и умеющий донести это до хоккеистов.

— Сравнить Хейккиля с Занковцом сможете?

— Не хочется. У каждого свой подход к тренировочному процессу, к играм, у каждого своя система и каждый хорош по-своему.

— Каков Кари в общении с хоккеистами?

— Спокойный уравновешенный человек. Но чем-то особенным не сказал бы, что отличается.

— Голос часто повышает?

— Я еще ни разу такого не замечал.

— После Кубка Полесья Андрей Гусов говорил, что на наших хоккеистов нужно кричать, чтобы до них доходило.

— Не стал бы обобщать. Да, на кого-то, может, и стоит накричать, чтобы завести. А кого-то, наоборот, лучше не трогать. Все хоккеисты абсолютно разные, к каждому нужно находить свой подход.

— Сейчас в сборную стали приглашать много молодых ребят. Чувствуете конкуренцию?

Я просто делаю свою работу и не думаю, что кто-то есть за спиной

— Сложно сказать. Да, состав постоянно меняется, но хорошая конкуренция еще никому не мешала. Я просто делаю свою работу и не думаю, что кто-то есть за спиной.

— Полагаетесь только на себя?

— Не совсем. Мы — команда. Все-таки хоккей — не индивидуальный вид спорта. Но все зависит только от меня. А конкуренция должна лишь подхлестывать спортсмена, ведь, когда ее нет, ты будешь стоять на месте.

— То есть мы пришли к ответу, что конкуренция в сборной все-таки есть.

— Мне тяжело ответить. Не думал об этом.

***

— Что скажете о сезоне в «Динамо»?

— Свою игру не хотелось бы оценивать. Знаю, что получилось, а что — нет, но зачем об этом говорить общественности? В курсе своих ошибок. Постараюсь исправиться. Оценку же пусть дают специалисты.

— А как охарактеризуете сезон команды?

— Он получился неоднозначным. В первой половине выступили здорово, шли рядом с лидерами. А после нового года машина забуксовала... Плей-офф — вообще без комментариев. Сказать, что провалили, вроде, и нельзя, но, судя по счету серии, другого слова не находится.

— Есть мнение, что Сикора выводил команду на пик формы к началу сезона, а не к его концовке.

Когда в механизме что-то ломается, сложно починить его быстро

— Знаете, я себя даже лучше чувствовал как раз на финише. Но, опять же, у нас командный вид спорта. Каждому в душу не залезешь и не узнаешь, кто что чувствовал. Когда в механизме что-то ломается, сложно починить его быстро. Если это удается — здорово. Если нет, то поломка идет все дальше и дальше. А из нее вытекает такой результат.

— По прошествии времени разобрались, что это была за поломка?

— Были моменты, подкорректировав которые, можно было достичь лучшего результата. Но я не хочу сейчас выплескивать какой-то негатив. Нужно просто сделать выводы, смотреть вперед и стремиться к победам.

— Хм. Собеседники из «Динамо» признают факт того, что в команде что-то пошло не так, но никто не хочет говорить, что именно...

— Дело не в каком-то нежелании. Ребята действительно переживали, хотели исправить ситуацию, проводили собрания, разговаривали... Но сложно что-то сделать, когда процесс запущен. Это нельзя передать словами. Нужно находиться внутри коллектива и все это чувствовать.

— После четвертого матча серии вы сказали, что команда играла не так, как должна была. Что имели в виду?

После плей-офф люди больные, хромые, травмированные. А мы, кажется, недостаточно боролись

— В плей-офф играют в другой хоккей. Лезут на ворота, идут в стыки... После плей-офф люди больные, хромые, травмированные. Это настоящая война! А мы, кажется, недостаточно боролись. Мы не были голодными до побед, не было страсти, эмоций.

— Почему?

— Все видели, что команда не была единым целым. Но каждому в душу не залезешь. В то же время я не могу сказать, что мы не играли в плей-офф, ничего не делали... Просто в таких матчах абсолютно все должны «умирать» на льду. В нокаут-раунде играют не за деньги, не за премии. А за то, чтобы что-то выиграть. Мне кажется, что у нас этого не было.

— И одной из причин уже впоследствии называли отсутствие лидера.

— Мы и кричали, и подбадривали друг друга... Все делали так, как нужно в таких случаях. Но когда поломка запущена, нужно время, чтобы ее починить. Увы, мы не успели.

***

— В конце 2010-го, выступая в Швейцарии, вы признавались, что результат переговоров с Торбиным вызвал у вас улыбку.

— Что было, то было. Не хочется вспоминать негатив. Но тот разговор действительно заставил меня улыбнуться :).

В каком месте было смешно?

— Когда заговорили о том, на каких условиях состоится мой переход в «Динамо». Переговоры прошли нормально, но не сошлись. Бывает такое.

— То есть, вас не устроили предложенные условия?

— Просто не сошлись. Это жизнь. Люди общаются, разговаривают и приходят либо к положительному результату переговоров, либо к отрицательному. Ничего страшного. Тем более получилось так, что я в итоге все равно оказался в «Динамо». Уже как-то рассказывал, что на меня очень сильно повлиял разговор с Русланом Салеем. Не будь его, не знаю, где бы я играл.

— Вы тогда упоминали, что Салей подсказал вам, как правильно выстроить карьеру.

— Руслан не говорил, что я обязательно должен идти в «Динамо», нет. Но его правильно подобранные слова, касающиеся не только хоккея, но и жизни... Я тогда многое переосмыслил, задумался. Помню, до этой ужасной трагедии у нас состоялся еще один разговор, и Руслан сказал: «Ты об этом переходе не пожалеешь».

— Не пожалели?

Салей был тем человеком, который мог и совет дать, и научить многому. Как в хоккее, так и в жизни

— Пока нет. И я ему за это благодарен. Салей был тем человеком, который мог и совет дать, и научить многому. Как в хоккее, так и в жизни.

— И все же оборот «правильно выстроить карьеру» не идет из головы. Рассматриваете «Динамо» как промежуточный этап?

— Нет, почему же? Если бы все было хорошо, я бы и после первого сезона не уходил из «Динамо». Но были вопросы. Зная свой характер, могу сказать, что где-то поддался эмоциям. Однако слово «обида», которое всплывает, когда вспоминают тот уход, не верно. У нас тут не институт благородных девиц, чтобы на кого-то обижаться. Может, какая-то несправедливость, через которую мне с моим характером сложно было переступить. Не будь той ситуации, мой наигрыш в «Динамо» исчислялся бы уже тремя сезонами.

— Но этот этап не бесконечен. Где видите себя в будущем?

— Сейчас не думаю ни о чем другом, кроме «Динамо».

— А мысли об НХЛ остались?

— Мне всегда нравился североамериканский хоккей, и не могу сказать, что не думаю об этой лиге. Но со временем я понял одну вещь: если к тебе не проявляют интерес, то уезжать куда-то не имеет смысла. Нужно находиться там, где тебя хотят видеть, где ты нужен тренеру. Который, в свою очередь, поможет тебе раскрыться.

***

— Как-то вы говорили, что, приходя на арену, хотите получать удовольствие от тренировок и нахождения в команде. Получаете?

— Да, в «Динамо» чувствую себя комфортно. Сложно найти что-то негативное: созданы прекрасные условия, арена замечательная, болельщики... Стоит признать, «Динамо» за год очень сильно прибавило в организации, в инфраструктуре, в менеджменте. Прекрасно себя чувствую, находясь в этой команде. Да, есть некоторые вопросы, но где их нет?

— Как превращается в коллектив динамовский интернационал?

Я всегда был за то, чтобы в „Динамо“ играло как можно больше белорусов

— Я всегда был за то, чтобы в «Динамо» играло как можно больше белорусов. Но сюда отбирались хоккеисты не по национальному, а по спортивному принципу. Если легионер сильнее, то пусть он играет. А не так, чтобы белорусы были в составе только из-за паспорта. Сильная команда и результат будут только в случае конкуренции. А количество легионеров — это всецело забота руководства. Как они видят политику клуба, так и правильно. Но иностранец должен быть лучше местного хоккеиста. Иначе в его присутствии нет никакого смысла. Сам был в этой шкуре и знаю, что значит быть легионером.

— В «Динамо» они занимают свое место?

— Будет не совсем корректно обсуждать партнеров. Пусть об этом рассуждают специалисты. И руководство.

— Вы немного ушли в сторону от вопроса про коллектив.

— Не ставил такую цель :). Да, у нас очень интернациональная команда. Понятно, что появляются отдельные, как говорят, «лагеря»: белорусы больше времени проводят с белорусами, канадцы — с канадцами и так далее.

— Так и было?

— От этого никуда не деться. Но я не сказал бы что-то плохое про наш коллектив — ребята все равно старались держаться вместе. Нужно понимать: мы можем не дружить, но, когда выходим на площадку, должны быть одной командой. А все остальное не имеет значения. Я не прошу дружить со мной и постоянно общаться, но если мы хотим что-то выиграть, на льду нужно быть одним целым.

— Какие-нибудь тимбилдинговые мероприятия в ходе сезона проходили?

— Собирались и не раз. Особенно когда стали выступать неудачно. Но, как видите, это не очень помогло...

— Понятно, что, когда идут победы, все друг с другом в хороших отношениях, поддерживают и шутят. А что было во второй половине сезона, когда начались поражения?

— Старались быть в позитивном настроении. Но победы могут закрыть глаза на какие-то ошибки. А поражения заставляют искать причины, виноватых. Это нормальное явление. Другая аура, естественно, чувствовалась.

— Хотелось высказать партнерам со всей строгостью?

Там, где нет эмоций, есть проблемы. Когда в раздевалке или на лавке тишина, это неправильно

— Случалось всякое, на эмоциях выговаривали друг другу. Но в хоккее по-другому нельзя. Там, где нет эмоций, есть проблемы. Когда в раздевалке или на лавке тишина, это неправильно. Так ничего не достигнешь.

***

— Каким вы запомните Марека Сикору?

— Как человека или как тренера?

— Начнем с человека.

— Ничего плохого в его адрес сказать не могу — хороший, интеллигентный... «мужИк», как он сам любил говорить :).

— А Сикора-тренер...

— ...много сделал для «Динамо», оставив здесь частичку себя. То, что команда дважды выходила в плей-офф, — его заслуга. Где-то что-то не получалось, конечно, но в спорте все выиграть невозможно. Мне с ним работалось комфортно.

— Сикора частенько критиковал игроков. Считаете, это нормально?

— Он — тренер, который отвечает за результат. Если не ему критиковать своих подопечных, то кому тогда?

— Просто тренеры предпочитают не делать это публично.

Обсуждать тренера — не игроков забота

— Каждый строит свою работу так, как считает нужным. Обсуждать тренера — не игроков забота.

— Часто доводилось лично общаться с чехом?

— Такого, чтобы 5-10 минут сидеть и разговаривать, не было. Иногда о жизни спрашивал, о семье, о Швейцарии. Обычный набор фраз, которыми тренер общается с хоккеистами. Плюс шутки.

— Читали последнюю белорусскую пресс-конференцию пана Марека?

— Было дело.

— В числе белорусов, с которыми Сикоре было интереснее всего работать, он назвал вас.

— Я его не просил :). Но у меня Марек тоже оставил приятное впечатление.

— На той же пресс-конференции был интересный момент про Денисова — капитана «Динамо». Сикора вначале сказал категоричное «нет», но затем призадумался.

— Носить на груди букву «C» – большая ответственность. Возможно, опыта мне не хватает. Смог бы я или нет? Если команда и тренеры решат наделить меня этими полномочиями, посчитают, что я достоин и могу, то, конечно, буду стараться. Не боюсь такой роли — это однозначно.

***

— После любого матча, заходя в раздевалку, можно было увидеть сидящего в углу справа Владимира Денисова. Не надоедало постоянно общаться с прессой?

— Нет. Считаю, не важно, как ты сыграл — хорошо или плохо, ошибся или нет. Не важно, как сыграла команда. Есть понятие этики. Вы — журналисты, делаете свою работу, а мы должны делать часть своей, что-то говорить, объяснять. Не вижу смысла прятаться и убегать. Это некрасиво.

— И все же, никогда не было желания скрыться?

— Не было. Настроение ни к черту, неудачный матч — такое случалось. Но о том, чтобы уйти, даже не думал.

— Вы постоянно выступаете под номером, в котором присутствует семерка. За что так любите это число?

— Давно начал под ним играть... В сборной под 7-м, а в клубе — под 77-м. Символ? Нет, просто нравятся эти «топорики». Даже в номере телефона две семерки :).

— За время вашей карьеры в головах болельщиков сложился образ сурового парня — бесстрашного, самоотверженного. Но драки с участием Владимира Денисова можно увидеть редко.

— Я не любитель, если честно. Конечно, могу иногда сбросить перчатки, но не хочу лишний раз этого делать. Хотя хоккей такая игра, в которой иногда приходится драться. Но мне это не надо, я не тафгай. Каждый должен делать свое дело.

Ловить шайбы – тоже дело защитников? :)

— Хах, помню этот эпизод :).

— Ребята подкалывали?

— Не особо. Всего пару человек заметили.

***

— Какой Денисов за пределами льда?

— Ну, это, наверное, лучше спросить у моих коллег, друзей, супруги :). А вообще, в жизни я спокойный, добрый. Бываю эмоциональным, вспыльчивым — завести меня легко. Знаете, не первый раз об этом спрашивают. Со стороны, наверное, легче увидеть. Мне не очень нравится говорить о себе.

— Владимир Денисов — человек позитивный. Согласны?

В психологическом плане хотелось бы над собой поработать

— Ну, сказать, что я постоянно на позитиве, нельзя :). Бывает, как и у всех людей, депрессивное состояние. В психологическом плане хотелось бы над собой поработать. Многое зависит от моего настроения, и иногда это мешает.

— А от чего зависит ваше настроение?

— От многих факторов. Иногда бываю излишне впечатлительным, реагирую на все. Кто-то может пропустить какой-то эпизод, а я — нет. Но вообще — да, стараюсь улыбаться и шутить. Мне это нравится. Почему нет?

— А из себя вас легко вывести?

— В жизни это может сделать только какая-то вопиющая несправедливость или плохой поступок. А на льду легко. Но с возрастом стараешься быть более сдержанным. Это и есть опыт, хоккейная мудрость.

— Которой учитесь у своего друга Йере Каралахти?

— В том числе. Йере, возможно, уже не так быстр, но он правильно выбирает позицию, хорошо катается, поэтому у него все так хорошо получается. Не суетится лишний раз.

— Почему так сдружились с финном?

— Встретились с ним в первый же день. Вместе подписывали контракт, проходили медосмотр, вместе вышли на лед. Затем нас поставили в одной связке. С тех пор и началась дружба. У нас много общего, есть, о чем поговорить.

— Сейчас Йере уехал?

— Да, на отдыхе.

— Связь поддерживаете?

— Ну, так, смсимся.

— Не скучаете?

Иногда хочется сказать Йере: «Хоть бы день пожить без тебя!»

— Конечно, со временем привыкаешь к человеку :). Но иногда хочется сказать ему: «Хоть бы день пожить без тебя, не видя твое лицо в раздевалке!»

***

— Каралахти — любитель рока. А вы?

— Я слушал его еще до знакомства с Йере. Правда, он любит потяжелее, а я — помягче.

— А конкретнее?

— Очень нравятся Metallica, Nirvana — это классика. Как и много других групп, более ранних. Наши рок-исполнители тоже не проходят мимо. Сейчас пристально слежу за творчеством «Ляписов».

— Они у нас под запретом.

Мне нравится творчество Михалка, но я не связываю его с политикой

— Не нужно путать музыку, как и спорт, с политикой. Это три разные категории. Для меня такие запреты ничего не значат. Мне нравится творчество Михалка, но я не связываю его с политикой.

— Читал, вы еще и Григория Лепса слушаете.

— Это отдельная статья. Вот как раз когда у меня депрессивное состояние, могу включить его песни.

— Недавно Лепс был в Минске. Посетили концерт?

— К сожалению, не смог — мы тогда были на выезде. Но сходил бы с удовольствием, конечно.

— Понятно, что в повседневной жизни музыка может быть любая. А имеет ли значение то, что играет во время матчей?

Даже разминка идет веселее под хороший тяжеленький рок

— Конечно! Это действительно очень важно. Не скажу, что на музыке во время матчей концентрируешься. Но ты ее все равно слышишь, и мозг дает какую-то команду. Даже разминка идет веселее под хороший тяжеленький рок. Хотя, возможно, кому-то это и безразлично.

— Трек-лист, который звучит во время матчей, как-то согласовывают с хоккеистами?

— На «Минск-Арене» такого не припомню.

— А в раздевалке «Динамо» что обычно играет?

— Ой, разное! Порой доходило до споров при выборе композиций. Команда интернациональная, поэтому можно было услышать и чешскую, и русскую, и американскую музыку. Надо назначать ответственного ди-джея — пусть он за саунд отвечает :).

Фото в тексте: Иван Уральский, Юлия Чепа

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы