Святая святых

Лозунг из любовного романа на стенах, подножная обновка, динамовские «молчуны» и медиаперсоны, популярные у журналистов легионеры, снятое «проклятие соседа», намек на новое звено Калюжного и его нежелание отвечать на неудобные вопросы — в рассказе о том, как живет после матчей раздевалка минского «Динамо».

Традиционный послематчевый «творческий» беспорядок
Традиционный послематчевый «творческий» беспорядок
RazdevalkaТрадиционный послематчевый «творческий» беспорядок. Надежда Бужан

Лозунг из любовного романа на стенах, подножная обновка, динамовские «молчуны» и медиаперсоны, популярные у журналистов легионеры, снятое «проклятие соседа», намек на новое звено Калюжного и его нежелание отвечать на неудобные вопросы — в рассказе о том, как живет после матчей раздевалка минского «Динамо».

— Господа журналисты, одна минута! — пресс-атташе «Динамо» Роман Стронгин объявляет готовность номер один.

Послематчевая процедура посещения раздевалки «зубров» для журналистов так же стандартна и обязательна, как и остальные, предусмотренные на обычном матче КХЛ. Маршрут исключает импровизацию: пресс-центр — ложа — игра — микст-зона — раздевалка — конференц-зал — пресс-центр. Во все перечисленные места доступ СМИ не ограничен. Кроме раздевалки. В святая святых команды издание или телеканал может командировать группу из двух человек максимум. «1+1» — это журналист и фотограф (или оператор). В плей-офф, само собой, ничего такого нет — хоккеисты общаются исключительно в микст-зоне.

Первыми в раздевалку после матча заходят тренеры. Пока хоккеисты благодарят зрителей и обмениваются рукопожатиями с соперниками, наставники готовят подопечным короткую речь. Разбор полетов по горячим следам обычно длится недолго — минут 10-15. В КХЛ бывали случаи, когда команды, несмотря на регламент, закрывали для журналистов раздевалки, а хоккеисты поголовно отказывались от общения. С «Динамо» на моей памяти такого не происходило.

Лимит работы с хоккеистами после матча — четверть часа. Все это время можно либо уделить одному игроку, либо попытаться оббежать нескольких, либо просто постоять и понаблюдать. Недавняя трехматчевая домашняя серия «Динамо» позволила максимально разнообразить свою занятость.

***

Игра «зубров» против ЦСКА открывала не только сезон большого хоккея, но и сезон сбора послематчевых комментариев. Заскочив в раздевалку, поймал себя на мысли, что внутри не поменялось практически ничего. Вот так выглядели динамовские апартаменты в прошлом чемпионате.

А вот так они выглядят сейчас.

По бокам — все тот же лозунг на двух языках, гласящий: «Испытания выпадают на долю сильных людей, чтобы они сами поняли, насколько выносливы не только телом, но и духом. А слабым испытания ни к чему, они и так ломаются».

Интересно, что эта цитата взята из книги «В ожидании признания» британской писательницы Линн Грэхем, которая специализировалась отнюдь не на спорте, а на... романах о любви. Хотя слова, конечно, хорошие. Забавно, что русский вариант лозунга видят перед собой сразу пятеро динамовских иностранцев, тогда как за английский цепляется взгляд семерых белорусов. В общем, кроме мотивирующей функции слова несут еще и образовательную :).

Единственное, что изменилось во внешнем виде динамовской раздевалки, — коврики под ногами хоккеистов. Сейчас они новее, ярче и с другой надписью. Если раньше она звучала «Одна команда — одна цель!», то сейчас напоминает, что «Вместе мы команда!»

***

Главные пертурбации в «зубрином логове» случились с той его частью, которая живет и двигается. Многих игроков в «Динамо» уже нет, но поначалу оглядываешься на автомате, ожидая увидеть знакомые лица.

Например, Владимира Денисова. У защитника с журналистами были особые отношения: какое-то время лишь его комментарий можно было получить со стопроцентной гарантией. Владимир никогда не прятался в душевой или тренажерке, пока раздевалку не покинет последний «писака-снимака». Именно этим объясняется тот факт, что экспресс-комментарий Денисова можно было почитать в лентах новостей практически после каждого домашнего матча «Динамо». Даже в те непростые времена, когда остальная команда упорно избегала внимания журналистов, Владимир стойко отвечал на все вопросы. Это и называется профессионализм.

Правда, после февральской олимпийской квалификации, а точнее после некоторых итожащих ее статей, Денисов решил отказаться от своей публичности. Вот и сейчас с белорусскими журналистами защитник вроде как не общается. Пользуясь случаем, передаем Владимиру привет — хватит уже дуться!

Уход Денисова вынудил журналистов выискивать в раздевалке новую медиаперсону. В первой домашней серии ею стал Алексей Калюжный.

Как и подобает капитану, ветеран держал ответ перед прессой, стараясь быть связующим звеном между командой и болельщиками. Правда, после игры с ЦСКА общение порой приобретало интересные формы:

— Алексей, возможно, не самый приятный вопрос... — начал было журналист «Комсомольской правды».

— Тогда не задавайте! — тут же парировал Калюжный.

— Ха! И все же...

— Не нужно.

— Эмм...

— Следующий вопрос.

— ???

— Дальше.

После такой пикировки вспомнилось, что отношения с журналистами у Калюжного некоторое время были натянутыми и вот по каким причинам. Однако неделю назад все закончилось мирно и с улыбками — об умении капитана «Динамо» обратить все в шутку мы уже рассказывали.

***

За время работы на «Минск-Арене» приметил, что охотнее остальных на контакт идут легионеры. Общение с прессой для иностранцев — такая же часть работы, как и сами игры. Хотя «молчуны» встречаются и среди приезжих. В прошлом сезоне, например, минимумом комментариев отметились Лукаш Крайчек и Теему Лайне, которых не всегда могли уговорить даже работники пресс-службы. Молчаливый финн нынче уехал в Донецк, а чеха в раздевалке после матчей по-прежнему не видать. Справедливости ради стоит отметить, что от полноценных интервью хоккеисты обычно не отказывались.

Есть в «Динамо» и «абсолютные молчуны», разговорить которых способно, кажется, только обязательное требование регламента, позволяющее работникам КХЛ-ТВ «дергать» игроков для экспресс-комментариев во время прямых трансляций. Самый неразговорчивый из нынешнего состава — Сергей Дрозд. Впрочем, «конкуренцию» форварду по уровню скромности может составить Илья Шинкевич — побеседовать с защитником пока удалось только клубной пресс-службе.

Из «почти безотказных» легионеров наибольшей популярностью у журналистов пользовался и пользуется Збынек Иргл. Причины просты: во-первых, чех очень редко покидает раздевалку сразу после матча, а во-вторых, неплохо знает русский язык. Раньше медианагрузку Ирглу помогали выдерживать Петер Подградски, Ярослав Обшут и Либор Пивко, а сейчас, вполне возможно, на помощь придет Томаш Суровы, который тоже вполне сносно изъясняется на одном из местных языков. Правда, словак пока в лазарете.

Вообще, героев вечера обычно подсказывают ход матча или последние события. После игры с ЦСКА основное внимание приковал, понятное дело, Алексей Калюжный. А во вторник грех было проскочить мимо Алексея Ефименко, забросившего дебютную шайбу в КХЛ.

***

Рассадка хоккеистов в раздевалке — отдельная тема. Здесь тоже многое поменялось по очевидным причинам обновления состава.

Ближняя ко льду часть раздевалки нынче пустует. Единственное занятое место находится в режиме ожидания хозяина — Анатолий Протасеня «завис» где-то между Жлобином и Гродно.

Противоположную сторону также не назовешь густонаселенной: Дмитрий Мильчаков отправился в «Металлург», Сергей Дрозд — в «Неман», а Илья Казнадей долечивает травму.

К слову, рассадка хоккеистов в раздевалке происходит в соответствии с пожеланиями. И все же можно сделать вывод, что игроки одного амплуа предпочитают соседствовать. Так, динамовские вратари оккупировали дальние от входа места, расположившись своеобразным треугольником: крайние «боксы» по левую и правую сторону принадлежат Лаланду и Хаугену. Кстати, соседом Ларса является Павел Черноок — может, этим и вызваны симпатии норвежца к белорусу?

Любопытно, что на месте Хаугена раньше сидел Андрей Мезин, а соседний «бокс» преследовал злой рок: хоккеисты, его занимавшие, в команде не задерживались — Пиккарайнен, Гру, Мойжиш... «Проклятие» снял как раз Черноок.

Легко заметить, что все динамовские защитники оккупировали правую сторону раздевалки: друг за другом расположились Черноок, Мич, Крайчек, Шинкевич и Филичкин. «Защитный» ряд продолжают «олдовые» форварды из ОЧБ со схожими функциями — Ефименко, Захаров и Китаров.

А вот левая сторона полностью отдана на откуп игрокам группы атаки. Начинается ряд с хоккеистов, которым предстоит тяжелая борьба за место в составе — Виталия Кирющенкова, Александра Павловича и Евгения Дадонова. Вслед за ними нашел пристанище Дмитрий Мелешко. По центру, как водится, сидит капитан — Алексей Калюжный. По бокам от форварда располагаются Томаш Суровы и Збынек Иргл — прям готовая тройка, на которую так хотят посмотреть болельщики! Следующие «боксы» заняли канадцы разной степени «канадистости» — Джефф Платт, Джейкоб Микфликер и Артур Гаврус.

Предпоследний в ряду по-прежнему Андрей Стась. Правда, теперь белорус соседствует не с Пеккой Ринне, а с Кевином Лаландом.

***

— Господа журналисты, одна минута! — вновь прикрикивает пресс-атташе «Динамо», а это значит, что очередной сеанс общения подошел к концу.

Начало сезона обычно не стесняет в выборе собеседников. Другое дело — разгар и концовка, когда хоккеисты начинают уставать от тяжелого календаря, неудач и повторения заученных фраз, а могут и на что-нибудь обидеться. Бывало, в трудные моменты пресс-службе приходилось обращаться к динамовцам, моля остаться в раздевалке «хоть кого-нибудь», кто смог бы сказать пару слов о матче.

Будем надеяться, поводов скрываться от диктофонов у динамовцев в этом сезоне появится минимум.

Фото в тексте: Goals.by/Надежда Бужан/Юлия Чепа, hcdinamo.by

В тему:

Репортаж Goals.by из раздевалки минского «Динамо»

Видеоэкскурсия по раздевалке минского «Динамо»

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья