Трибуна

Новости

Главная новость
Tribuna/Хоккей/Новости/«Только и остается, что ностальгировать»

«Только и остается, что ностальгировать»

17 октября 2013, 08:55
0

Сергей Усанов остается в «Могилеве», чтобы получать тренерскую практику. В Лиде «Могилев» потерпел 15-е поражение в чемпионате и продолжает безальтернативно замыкать турнирную таблицу. Goals.byпобеседовал с наставником «львов» Сергеем Усановым о нынешних могилевских реалиях и вчерашних лидерах, о том, как призеры ОЧБ докатились до последнего места, а также расспросил специалиста, есть ли смысл в нынешних страданиях команды и как сам наставник переносит постоянные проигрыши. — Как дела в «Могилеве»? — Дела наши видны по турнирной таблице. Да и по игре нашей. Что ж тут сказать? Играем в силу своих возможностей. Молодежь действует на льду так, как она может в данный момент. Ребята стараются — в плане самоотдачи к подопечным у меня претензий минимум. Но еще рановато им играть в экстралиге. Не те физические и силовые кондиции. В общем, работаем. Нам дали уведомления по зарплатам. Думаю, после 15-го числа кто-то нас покинет. — Большой отсев ожидается? — Не знаю. К каждому не подходил, не интересовался его планами. Но кто-нибудь точно из «Могилева» уйдет. Может, даже из тренерского состава. — Перед началом сезона вы говорили практически то же самое. Чуда не произошло? — Нет, никакого чуда. Нас реорганизовывают — становимся государственным предприятием. В принципе, «Юность» тоже государственная. Но за минчанами какая череда спонсоров стоит! У нас же спонсоров не проглядывается. Получаем деньги согласно ставкам. Уважаю любую профессию, но хоккей — это очень тяжелый труд. Карьера игрока может оборваться в любой момент — большое количество травм, огромные нагрузки на организм, на сердце. Сейчас зарплату игроков «Могилева» можно сопоставить с деньгами, которые получает уборщица в магазине. — Как это воспринимают хоккеисты? — Молодежи нужно играть и набираться опыта. Некоторые ребята выступают здесь, чтобы свою карьеру продолжить. Другого выхода, кроме как играть за «Могилев», попросту нет. Например, вратарь Валера Пронин. Он ведь нигде помногу не стоял — в своих командах был, в основном, резервным голкипером. Здесь же у него есть возможность постоянно выходить на лед. Глядишь, наберется необходимого опыта и пойдет дальше. — Спонсоры не появляются? — Ничего подобного не слышал. После полученных уведомлений игроки должны либо дать согласие на зарплату и продолжить карьеру в «Могилеве», либо уволиться из клуба. — Какова же самая высокая зарплата игрока вашей команды? — У всех поровну. — На вашем финансовом состоянии нынешняя могилевская ситуация также сказалась? — Это сказалось на каждом представителе клуба. Моя зарплата сейчас намного меньше той, что я получал здесь раньше. Даже по сравнению с предыдущим сезоном. — На подобных зарплатах могилевский хоккей долго продержится? — Ребята будут приходить. Например, те, кто в МХЛ не попадет. Тех, кто будет прогрессировать, заберет кто-нибудь. *** — Пару лет назад хоккей в Могилеве был на очень приличном уровне. Как-то резко все отвернулись… — Плохи дела не только в хоккее. В Могилеве все виды спорта сейчас находятся в незавидной ситуации. Выводы делайте сами :). — Такие все жадные? — Не знаю. В Гродно вот, например, спорт хорошо развивается — губернатор за хоккей радеет. — В Могилеве спорт никому не нужен? — Выходит, так. Будем бороться малыми силами, на «авось». В моей команде тренируется восемь человек 95-го года. Другого выхода нет. Многие говорят, что лучше было бы собрать команду и запустить ее в высшую лигу. А толку от этого? Своих игроков у нас мало — некоторых в «Динамо-Шинник» забрали, некоторых еще куда-то. Все равно пришлось бы набирать людей со стороны. Да и растраты в высшей лиге примерно такие же, как и в экстралиге. Большой разницы в деньгах нет. На гостевые матчи мы ездим в день игры. Даже до Гродно, куда нужно часов 6-7 добираться. — Тяжело? — Ребята на лед выходят — разминаются, сражаются. — Руководство клуба от вас ничего не требует? — Руководителям тоже тяжело — ничего такого не подумайте. Надо ж и формой обеспечить, и экипировкой, и клюшками. Самые необходимые медикаменты должны быть в наличии. Все это нужно где-то достать. А с такими вещами у нас тоже проблемы приличные. У нас некоторые доктора вообще работают на полставки. Проще говоря, картина совсем не радужная. — Насколько серьезны проблемы с амуницией? — Они есть. Не могу сказать, что у нас места для формы на складе не хватает. Но и пустоты нет. Привозят периодически. Иногда на слово верят — наш начальник команды работает. Дают нам форму. Потом, когда деньги появятся, вернем долг. Хотя это тоже, конечно, не лучшая ситуация. За прошлый год у нас накопился долг порядка пяти миллиардов. А отдавать-то надо. Другого выхода нет. — Вам не надоело работать в  таких условиях? — Я остаюсь в Могилеве, чтобы получать практику. Все-таки тренерскую форму нужно поддерживать. — Значит, если подвернется какой-то вариант, «Могилев» покинете? — У меня есть договоренность с руководством на этот счет. Если появится какой-нибудь хороший вариант на стороне, клуб меня отпустит. Сам ищу что-нибудь подходящее. Возможно, в России даже. Сейчас тяжело новое место работы найти. У нас все занято. Да и в России не так много вакансий. Уже летом тренерские штабы укомплектованы, не говоря об осени. *** — Вам не больно, что могилевский хоккей пришел в такой упадок? — Такие чувства посещают. Практически 12 лет я живу в этом городе. У меня здесь семья, дочь родилась. С «Могилевом» у меня связано очень много приятных воспоминаний. Еще когда был игроком, выиграл «серебро» при Синицыне. Затем взяли пару медалей, когда на тренерскую работу перешел. ВЕХЛ выигрывали в группе «В». Есть что вспомнить. Даже у игроков «Юности» коленки тряслись, когда к нам в гости приезжали. И ведь полные трибуны дворец собирал. Аншлаги на каждом матче — люди на ступеньках сидели. Вспоминали все это со старой гвардией. Женька Летов уехал в Гомель — детей тренирует. Саня Борозенко завершил из-за проблем со спиной. Андрей Ромадановский теперь в Жлобине играет. Созваниваемся с Ромой Сальниковым, который сейчас за «Шахтер» выступает. Только и остается, что ностальгировать. — Кстати, об Александре Борозенко. После завершения карьеры о нем ничего не было слышно. — В Москву уехал. Играет сейчас в ночной лиге. Прибыльное место, кстати. В российской ночной платят больше денег, чем у нас в экстралиге. Что уж тут говорить? Ванька Сахаров, который за нас 8 лет выступал, сейчас тоже в ночной лиге играет. Там можно хорошие деньги зарабатывать. — Перед началом сезона вы говорили, что ваша главная задача «научить ребят кататься, играть в хоккей». — Не отказываюсь от этих слов. — Получается? — Получается. Молодежь прогрессирует. Вон Сомов гол забил в Новополоцке. Станкевич у нас второй сезон играет, а ведь это парень 95-го года. Серяков в прошлом году выступал в «вышке», а в этом стал основным игроком ведущей пятерки команды экстралиги. Некоторые перспективные ребята уже покинули клуб. Недавно Андрей Козлов уехал искать счастья за границу. Вроде бы в Эстонии продолжит карьеру. Шантыка нас покинул — тоже за рубеж подался. Нашел какой-то неплохой вариант. Поблагодарили друг друга, расстались — нормально все. — Когда смотрите на ребят, видите, что из кого-то может получиться нормальный хоккеист в будущем? — Из любого может получиться. Главное — их отношение к делу. Нос нельзя задирать. Хотя сейчас им и нечего-то задирать — на последнем месте идем :). Очень плохо, что у нас предсезонка получилась скомканная — одна тренировка, без питания. И это только с местными ребятами. Для приезжих я составил индивидуальные планы, и они занимались у себя дома. Первое, что бросается в глаза, — слабая техническая и физическая оснащенность. С мужиком на пятаке нашему игроку очень тяжело бороться. С жильем тоже проблем хватает. Раньше мы всегда жили в местном общежитии, которое относилось к «Химволокну». Все приезжие там обитали. Сейчас это жилье принадлежит городу — семьи селят и других. В любой момент нашим ребятам могут дать под зад и попросить освободить жилплощадь. — Как болельщики относятся к команде? — Зрителей в Могилеве очень мало. Фактически приходят только те ребята, которые постоянно ходили на наши матчи, — могилевский саппорт MHS. Даже на выезды с нами отправляются по возможности. Ну, и родственники хоккеистов приходят. Мало, конечно. Но что мы можем сделать? *** — Летом «Могилев» умер на несколько дней. Как вы это узнали? — Собрал директор клуба у себя. Сказал, что команды экстралиги больше не будет, а останется в Могилеве только «вышка». — Как восприняли? — Никак. За свою жизнь я столько подобных ситуаций пережил. Сколько было такого, что зарплату не платили, а кормили одними только обещаниями. Возраст не тот, чтобы нервничать. Я уже полтинник разменял — спокойно ко всему отношусь. Что подумал в тот момент? «Надо искать работу». — «Могилева» не существовало неделю. Что тогда делали? — Продолжали тренировки. С местными ребятами занимались, с теми, кто изъявил желание приехать. Мы были обязаны приходить и работать. На руки никаких официальных уведомлений о роспуске нам не дали. — С какими мыслями восприняли тот факт, что «Могилев» все-таки останется в экстралиге? — Уже и надежды практически никакой не было, но губернатор все-таки нашел какие-то деньги для клуба. Для ребят полезнее играть в экстралиге, чем в «вышке». Они большего опыта наберутся здесь. Дальше? У каждого своя дорога. — Нервов много тратите? — Сейчас поспокойнее, чем раньше. В прошлом году больше нервничал. Понимаю всю ситуацию. Не могу от ребят требовать больше того, что они могут. И вообще — их надо учить, а не требовать что-то. Хотя все равно покрикивать приходится. Иногда даже откровенно дурака валяют. Ты на них: «Ух!» И все — боятся :). В целом же видно, что они хотят. Перед игрой из раздевалки слышно: «Пойдем! Давай-давай-давай!» Друг друга подбадривают. — Интересно, с какими мыслями вы отправляетесь на выезд к условному «Неману» или «Юности», понимая, что там может быть не очень приятный результат? — Ну и что? В этих играх я тоже закалку получаю. Какой бы счет ни был, это нужно проглатывать и мотать на ус. Для подопечных же — лишний урок. В школе же можно и «два» получить, и «пятерку». Вот они и учатся. — По тренерской психологии поражения 0:9, 0:10, 1:7 не бьют? — Однозначно нет. В данной ситуации ничего необычного нет. Когда в Кубке мы много пропускали, я сказал игрокам: «Ребята, вы должны себя уважать. Разваливаться нельзя!» С «Юностью» мы полтора периода играем на равных, а потом происходит что-то непонятное. Несколько подобных игр в чемпионате было. Например, со Жлобином. Не хватает мастерства. Моменты есть, но и недочетов хватает. Иногда детские ошибки допускаем — смотрим на шайбу, а не на соперника, который в метре от тебя стоит. Из-за этого и пропускаем голы. Опытный соперник поднимет голову, сделает два движения, пас — и все. — А на юношескую психику разгромные поражения влияют? — Мы с ребятами постоянно об этом разговаривем. Они же не звезды мировые. Чего расстраиваться? Говорю им: «Делайте свою работу до конца. Надо овертайм? Играйте. Надо буллиты? Бросайте». Уверен, что никаких проблем с психикой после поражений у игроков нет. Наоборот, они расслабленно играют, когда ничего не обязывает. — Ждете первую победу? — Конечно, с нетерпением. Кто бы ее не ждал? — Руководство клуба с игроками общается? — Начальник команды постоянно с нами — и в раздевалке, и в тренерской. — Существуют ли какие-нибудь рычаги мотивации? Хотя о премиальных, наверное, и не стоит вспоминать. — Какие премиальные? О чем тут можно говорить? Я уже и не помню, когда мы в последний раз премиальные получали. Хорошо, что хоть за прошлый сезон с нами рассчитались. Но получилось так, что с апреля мы получали уже по новым ставкам. Отпускные вышли гораздо меньшими, чем оговаривалось ранее. Но все по закону, по указу. Если есть спонсоры, они могут что-то добавить. Но в Могилеве таких любителей хоккея нет. — Из других команд тренеры звонят? — Мы же встречаемся постоянно во время матчей. Говорят: «Держись!» Держимся. — Руки не опускаются? — Нет. У меня есть стремление работать. Готов отдавать молодежи все знания, которыми владею.

Сейчас зарплату игроков «Могилева» можно сопоставить с деньгами, которые получает уборщица в магазине

Многие говорят, что лучше было бы собрать команду и запустить ее в высшую лигу. А толку от этого? Растраты в высшей лиге примерно такие же, как и в экстралиге

Борозенко в Москву уехал. Играет сейчас в ночной лиге. Прибыльное место. В российской ночной платят больше, чем у нас в экстралиге

В любой момент нашим ребятам могут дать под зад и попросить освободить жилплощадь

Какой бы счет ни был, это нужно проглатывать и мотать на ус. Для подопечных же — лишний урок