Дедские мечты

Закрепится Дмитрий Коробов в НХЛ или нет — еще большой вопрос. Однако защитник «Тампы»/«Сиракьюз Кранч» уже сделал много чего такого, за что его стоит уважать, несмотря на не самый простой характер и полное отсутствие медийности. Олег Горунович объясняет, почему за этим игроком любопытно следить даже тем, кто хоккеем особо не интересуется.

Дмитрий Коробов никогда особо не распространялся насчет того, что мечтает играть в НХЛ.
Дмитрий Коробов никогда особо не распространялся насчет того, что мечтает играть в НХЛ.
_1Дмитрий Коробов никогда особо не распространялся насчет того, что мечтает играть в НХЛ. hclokomotiv.ru

Закрепится Дмитрий Коробов в НХЛ или нет — еще большой вопрос. Однако защитник «Тампы»/«Сиракьюз Кранч» уже сделал много чего такого, за что его стоит уважать, несмотря на не самый простой характер и полное отсутствие медийности. Олег Горунович объясняет, почему за этим игроком любопытно следить даже тем, кто хоккеем особо не интересуется.

Если бы у меня как журналиста спросили мнение о медийном образе Дмитрия Коробова, то характеристика состояла бы из одного слова. Не матерного, но достаточного крепкого, имеющего отношение к славянской мифологии и кровососанию. Все-таки будучи заинтересованным лицом, полагаю, что общение с прессой является неотъемлемой частью работы профессионального спортсмена. Коробов на медийность, как и на журналистов, чхать хотел. За последние пару лет едва ли не лучший защитник страны не дал в Беларуси ни одного развернутого интервью или хотя бы путного комментария.

Коробов на медийность, как и на журналистов, чхать хотел

В связи с этим у одного моего коллеги, когда хоккеист еще играл в «Динамо», появилось своеобразное развлечение. «Дмитрий, может, пару слов?» — любопытствовал он при каждом удобном случае — после тренировки или после матча, — осознавая тщетность попытки. Но не в интервью было дело, а в реакции. Чаще всего могучий Дед (195 сантиметров роста и 104 кг веса) молча отвечал взглядом, который дружелюбным никак не назовешь. Изредка он что-нибудь бубнил под нос из разряда «чего вы сюда приперлись».

Знаете, такое поведение не очень-то вяжется с портретом, который складывается из крупиц информации, просачивающейся об игроке в прессу через интервью его друзей. А их, друзей, в хоккейном мире у представителя новополоцкой школы немало. Это уже, в принципе, кое-что говорит о человеке. Стефановича защитник учил водить машину и рубился с ним на X-Box. Глазачеву Коробов заказывал различные ужимки, которыми россиянин ознаменовывал свои шайбы. У Демкова он был свидетелем на свадьбе. Да и если набрести на какой-нибудь аккаунт Деда в социальных сетях, убеждаешься, что никакой он не … (достаточно крепкое слово, упомянутое в начале), а вполне себе веселый молодой человек.

Что до журналистов, разве только Коробов с нами не общается? Нет, не только он. Большинство динамовцев made in Belarus боятся диктофонов, как черти ладана. Молодые ребята из скромности, а те, кто постарше, кажется, по другой причине — из-за желания сохранить свой мещанский покой. Чем реже светишься в прессе, тем меньше упреков в чрезмерных заработках и незаслуженной, по мнению некоторых, красивой жизни. Особенно такие нападки усиливаются с ухудшением результатов (так что сейчас раздавать интервью уж точно не время). Но с высокой степенью вероятности, мещанство — это не про Коробова. И именно поэтому следить за карьерой уроженца Новополоцка увлекательно даже для человека, интересующегося хоккеем постольку-поскольку.

Кажется, Дед — мечтатель. Людей такого типа в нашем хоккее немного. Скольких вы вспомните белорусских хоккеистов, штурмовавших с такой настойчивостью НХЛ?

Мне кажется, Дед — мечтатель. Людей такого типа в нашем хоккее немного. Скольких вы вспомните белорусских хоккеистов, штурмовавших с такой настойчивостью НХЛ, не будучи даже выбранными на драфте? Демков и Граборенко вот пытаются, еще раньше пробовал Денисов, пару лет оттрубивший в АХЛ. Задрафтованный Михаил Стефанович помечтал да к 23 годам поуспокоился, потому что «уже не молодой». Коробов в свои 24 все никак не угомонится. В этом он напоминает Грабовского, махнувшего в 22 года из российской Суперлиги в ахаэловский «Гамильтон», чтобы приблизиться к своей цели.

Не исключено, некоторые товарищи посмеиваются над Дмитрием. Загородный коттедж, дорогая тачка себе и еще одна супруге — сейчас защитнику заработать на это непросто. В «Сиракьюз Кранч» его годовой оклад в сезоне-2012/13 составлял 70 тысяч долларов (вряд ли с тех пор что-то кардинально изменилось). С учетом американских налогов на руки выходит что-то в районе 40 тысяч. Для большинства белорусов сумма весомая, но только не для наших хоккеистов. В отечественной экстралиге многие получают на порядок больше при куда меньшем напряге.

Впрочем, Коробов — не игрок уровня экстралиги. Он играл бы в КХЛ, если бы решил остаться в Европе. Какой там минимальный оклад? 130 тысяч долларов в год с нашими щадящими налогами? Ну, уже получше. Хотя вряд ли Дед сидел бы в Ярославле на кахаэловской минималке.

Возможно, Коробов не мечтатель, а латентный жадина. Не хочет размениваться на мелочи и сразу же нацеливается на несколькомиллионный контракт в НХЛ. Но это вряд ли. Новичку лиги на большие деньги поначалу рассчитывать не приходится. В «Тампе» Дмитрию за полный энхаэловский сезон-2013 полагается 725 тысяч без учета налогов, а в сезоне-2014 — 825. Дело явно не в деньгах, а в чем-то другом.

Тем более известно, что строить в хоккее миллионные планы рискованно. Карьера в любой момент может выдать малоприятный зигзаг, и новополочанин об этом прекрасно знает. Анатомию защитник запросто может изучать по своей медицинской карте. Повреждений там значится предостаточно. Что только Коробов не травмировал — плечо, колено, бедро, руку, но все равно отправился за океан, где в тело играют гораздо жестче, чем в Европе.

Коробову знакома если не нужда, то стесненность в средствах. Но мотив обеспечить себя и заработать побольше явно не превалирует в поступках новополочанина

Не исключено, кто-то предположит, что Коробов — скрытый миллионщик, а его родители владеют «Нафтаном». Однако это не так. По словам Владимира Мартынова (первого тренера защитника), родители Дмитрия — «вполне обычные люди»: «Мама работала в Новополоцке на старом советском предприятии, получала маленькую зарплату. В итоге, сейчас уже этого завода нет — обанкротился. А отец работал на ЖБИ — заводе железобетонных изделий». На детские турниры, что примечательно, будущий энхаэловец (наверное, уже уместно использовать это слово) ездил за спонсорские деньги, а не на деньги семьи. Так что Коробову знакома если не нужда, то стесненность в средствах. Но мотив обеспечить себя и заработать побольше явно не превалирует в поступках новополочанина.

Все указывает на то, что у Дмитрия просто есть сокровенное желание, о котором он нигде особо не трубил. Желание это — стать игроком сильнейшей лиги планеты. Возможно, такая надобность родилась внутри хоккеиста сама собой. Возможно, она чем-то или кем-то навеяна. Например, Русланом Салеем, в память о котором Коробов носит на руке браслет.

Ради своей цели Коробов готов терпеть. Он готов цепляться за свой шанс. В прошлом сезоне белоруса не подняли из фарма ни разу — не беда. Сейчас дела идут, кажется, получше. Терпение и стремление пробиться наверх. Проявление этих качеств в нашем хоккее встречается не так уж часто. Давайте представим, что Коробов «пылит» в экстралиге за какой-нибудь «Гомель». Интересно, как долго защитник думал бы над предложением подписать просмотровый контракт с клубом КХЛ?

Пускай Дмитрий добивается того, о чем мечтает. Даже молча. Пожалуй, мечтатели имеют право на свои причуды.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.