«Пару раз выгонял Костю из хоккея»

Константин Кольцов — один из лидеров мытищинского «Атланта» и капитан сборной Беларуси. Форвард не боится высказать горькую правду и никогда за словом в карман не лезет. А что еще нам известно об этом хоккеисте? За подробностями корреспондент Goals.by обратился к первому тренеру Константина — Владиславу Григорьевичу Астапенко.

Первый тренер Константина Кольцова (в центре) приучает подопечных к вот таким клюшкам.
Первый тренер Константина Кольцова (в центре) приучает подопечных к вот таким клюшкам.
__1Первый тренер Константина Кольцова (в центре) приучает подопечных к вот таким клюшкам. Из личного архива Владислава Астапенко

Константин Кольцов — один из лидеров мытищинского «Атланта» и капитан сборной Беларуси. Форвард не боится высказать горькую правду и никогда за словом в карман не лезет. А что еще нам известно об этом хоккеисте? За подробностями корреспондент Goals.by обратился к первому тренеру Константина — Владиславу Григорьевичу Астапенко.

— Как вы заинтересовались хоккеем?

— Это давняя история. В Беларуси я оказался в 1970-м. Сначала играл в «Торпедо», потом — в «Динамо». Затем Виталий Иванович Стаин предложил пойти в Высшую школу тренеров. Отучился там, вернулся в «Динамо». Там же началась тренерская карьера. После этого долгое время работал в «Юности», а уже потом переехал в Брест. Там же тружусь по сей день. Много было перепадов. Все время с малыми хлопцами работал.

— С Костей Кольцовым судьба вас свела в «Юности».

— Да. С Ворониным проводили набор. Сами же знаете, как раньше все делалось. Ходили по школам, предлагали — картина известная. Дети интересовались хоккеем. Первый мой набор состоял из 120 человек. Костя сразу попал в костяк — пошла работа.

— Где занимались тогда?

— Года два тренировались на открытой площадке на Машерова. Потом перебрались на каток в Парке Горького — там же тоже лед заливали зимой.

— Заниматься хоккеем зимой на морозе — спартанские условия.

«Групп было много. Обычно площадка разбивалась на три зоны. Снег, мороз, пурга — не имело значения. Детей не пугало ничего».

— Почему? Нормально. Свежий воздух. Переодевались в раздевалке на «Юности», переходили дорожку и оказывались на поле. Тогда же ведь большой каток заливался — настоящее раздолье. Всем места хватало. На такой площадке было удобно работать с детьми над катанием, над коньковой подготовкой. Прекрасное время! Групп было много. Обычно площадка разбивалась на три зоны. На каждой по одному тренеру — и вперед! Снег, мороз, пурга — не имело значения. Детей не пугало ничего.

— Носы и уши не отмораживали?

— Не успевали. Тренеры хорошо работали. Дети только пищали :).

— Вы — суровый тренер?

— Ставлю справедливость превыше всего. Без дисциплины никуда не денешься. Тем более в детском возрасте. С самых ранних лет ребенок должен понимать, куда он попал. Иногда и Косте попадало. Собственно, и давал ему я больше, чем остальным. Очень жалею, что раньше мало времени уделял работе рук — самой главной Костиной проблеме. Если бы в его детстве сделал упор именно на руках, сейчас бы этих недочетов не было. Кистевой бросок, обводка, финты — это все не конек Кольцова. Разговаривали с ним на эту тему. Он улыбнулся и говорит: «Григорьевич, я другим возьму». И берет! Мышление на льду у Кости отличное.

— Вы сказали, что давали Косте больше…

— Раньше была беда с формой, клюшками. Я же всегда пытался найти что-то у старших и дать это лучшим. А лучшим был Кольцов. Правда, и Костя сейчас снабжает меня лучшим :). Привозит клюшки для малых хлопцев.

— Кольцов рассказывал, как после прогулов в школе на тренировке тренер встречал с железной клюшкой.

«Если бы в детстве Кольцова я сделал упор именно на руках, сейчас бы этих недочетов не было. Кистевой бросок, обводка, финты — это все не конек Кости».

— Ха, была такая клюшка! Что за она? Эта клюшка была для работы на льду — утяжеленная. Иногда малые под задницу ей получали. Чисто символически :). Тренеры очень сильно следили за учебой своих подопечных. Если были прогулы в школе, на занятия ребенок не допускался. Тренеры постоянно контактировали с учителями, интересовались положением дел. Хотя иногда они подходили и говорили: «Мне сложно им географию давать. Они уже в Италии были, во Франции, в Америке. А я нигде не была и географию преподаю». И так многие учителя подходили.

— Интересно.

— Порой малые слишком зарывались. Вот и Костик попадал под горячую руку. Два-три раза выгонял Кольцова из хоккея к е###ей матери. Он тогда обижался. Правда, все равно приходил — бродил вокруг катка, поглядывал. Пытался к другим тренерам подходить, но я всем говорил, чтобы не поддавались на его уловки. Потом Костик все-таки приходил, извинялся перед ребятами. Они его прощали. И продолжалась работа. До следующего случая.

— И часто такие случаи происходили?

— Нередко. Придя в хоккей, Кольцов уже был личностью. Родители с малых лет заложили в Косте честность, порядочность, работоспособность. Основа дана. Мне же оставалось лишь проводить корректировки в спортивном плане и шлифовать все. С ним легко было.

— Странно: вы говорите, что Константин был честным и порядочным. Так почему же тогда выгоняли?

— Через звездную болезнь все проходят. Да, за ребят он был всегда горой. Они к нему подходят: «Костя, нас старшие обидели». Он идет разбираться и неважно, что там на 2-3 года взрослее пацаны. Сам получал, но и построить всех мог. Школа была в его руках. Но потом Костя перегнул — стал своих «топтать». Пришлось взять за горло.

— Отстранения от тренировок остепеняли парня?

— Он обижался. И родители были обижены. Но тренер всегда прав — жалуйтесь кому хотите. Ему природа многое дала. Я прощал провинности менее одаренным ребятам. А с этого перья летели! Настоящая война. А сейчас вспоминаем и улыбаемся :). В то же время Кольцов — единственный, с кем я в поездках мог в карты играть. И на отжимания рубились, и на «кукареку». У нас такие бойни были! Правда, много разговоров ходило на эту тему, мол, неправильно все это. Но я считаю, что все было нормально, и я поступал правильно.

— Вредные привычки у Кольцова были?

«Костя покуривал некоторое время. Но я не наказывал. Знал, что это ненадолго. Дело взяло свое».

— Покуривал некоторое время. Но я не наказывал. Знал, что это ненадолго. Дело взяло свое. В детстве все через это проходили.

— Кольцов сразу выделялся среди сверстников?

— Да. Мне запомнилась одна история. Играем мы на открытой площадке, а у Кольцова все лицо в крови. Не понимал, что произошло. А ему по пыль ветер — бегает и внимания не обращает. Останавливаю его, подзываю к себе. Спрашиваю: «Откуда кровь?» Разбираю шлем, а у него гайка открутилась и в голову впивается. А Кольцову без разницы — он очень хоккей любил. На нем все горело! Костя сразу стал лидером и капитаном — без сомнений.

— Парня сразу отрядили в нападение?

— А у меня не было такого. Главное — чтобы ребята творили на площадке и не были безразличны. Не имеет значения, где хлопец будет играть — в нападении, в защите, в воротах. Амплуа потом появится.

— Главные качества нападающего Константина Кольцова?

— Отличное игровое мышление и самоотдача. Это до сих пор проявляется. Постепенно с годами у него развивались новые черты: за коллектив, за город, за страну. Ради команды Костя всегда был готов лечь под шайбу. Кольцов — единственный хоккеист после Михал Михалыча Захарова, который может что-то под воротами натворить. Других у нас сейчас на пятачок не затянешь. Захарову было до одного места, кто там против него — Васильев, Билялетдинов или кто-то другой. Михал Михалыч всех подряд топтал. Потом у нас был провал — нападающих для пятака не было. И вот появился Константин Кольцов. Он доказывает, что может делать эту работу.

— Кольцов — самоотверженный игрок.

— У него это с детства. В Парке Горького раньше зимой горку заливали водой. Дети катались. Я своих однажды вывел на горку и говорю: «Давайте на коньках вниз». Все хитро-мудрые испугались — начинали ехать и сразу на задницу плюхались. А Костик не боялся — гнал вперед на ногах.

— Есть еще примеры?

«Отличное игровое мышление и самоотдача — козыри Кольцова. Костя — единственный хоккеист после Михал Михалыча Захарова, который может что-то под воротами натворить».

— В лагеря на Азовское море ездили. В 7 утра у нас пробежка босиком до волнореза и оттуда — в холодное море. Некоторых приходилось толкать, а Костик первым прыгал.

— О минусах Константина вы уже упоминали…

— Техника. Если бы у Кости были руки Иргла, то он и Лемье фору дал бы. И не возвращался бы из-за океана, возможно. Но локаут поменял карьеру Константина. Я был в восторге, что мой воспитанник играет в «Питтсбурге» с самим Марио Лемье. Костик рассказывал, что выходить на лед с этим хоккеистом по-настоящему сказочно. Марио мог отдать из любой ситуации, а Костик на зубах привозил шайбу в зону. Тот период — большой опыт для Кольцова.

— Константин об этом не раз говорил.

— Лемье — человек-уникум. Костя рассказывал такую историю. Подъезжает к нему Марио перед большинством и говорит: «Стань здесь и стой». Время идет — уже конец большинства. И тут Лемье между четырьмя парами ног подкидывает, и Косте остается просто попасть в пустые ворота. Это классика, это сказка. У Лемье был талант от Бога!

— Вспомните тот день, когда узнали, что Кольцов уезжает в «Питтсбург».

— Костик сам ничего не говорил. Он привык: сначала дело, а потом разговоры. Долгое время держал новость в тайне. Это был очень радостный момент в моей жизни. Каждый день в календарь заглядывал: где там «Питтсбург» в следующий раз играет? Костя звонил мне из-за океана. Рассказывал, что и там у него авторитетов нет — даже пару раз дрался. Тафгаем Константин никогда не был, но за себя мог постоять.

— С родителями Кольцова хорошо знакомы?

— Конечно. С мамой Галиной и с папой Женей до сих пор общаемся. Они по сей день в хоккее вместе с сыном. Мы постоянно общались, когда Костик был маленьким. Родители часто в поездках бывали. А в Минске в выходные дни на открытой площадке настоящие родительские собрания проходили :). Часто родственники с нами вместе в хоккей играли.

— Вспомните самую памятную историю, происходившую с Константином во время турнира.

«В коньковой подготовке Костик большинству фору даст — во многом благодаря Москве. В Беларуси парень не вырос бы. Если бы он не уехал, не было бы у нас Кольцова».

— Конечно, это поездка в Америку — в город Бостон, штат Массачусетс. Кстати, это был первый в истории белорусского хоккея выезд за океан. Только почему-то нигде это не было освещено. А ведь мы тогда выиграли у хозяев 2:1, а победную шайбу за пару минут до конца забросил именно Кольцов. Привезли домой кубок, но нигде никакой информации о победе нет.

— Кольцов у вас часто совета спрашивает?

— Все советы упираются в его руки. Недоработал я над этим компонентом. А в коньковой подготовке Костик большинству фору даст — во многом благодаря Москве. В Беларуси парень не вырос бы. Если бы он не уехал, не было бы у нас Кольцова. Сейчас он ко мне на хутор приезжает, и я его учу своими клюшками и шайбами :). Клюшка Гальченюка! В свое время я тренировал Сашку Гальченюка. Этим летом приезжал к его отцу на дачу и увидел, что Саня такими тренируется. Когда вернулся на хутор, сделал себе такую же.

— Часто видитесь с воспитанником?

— Стараемся каждый год. И созваниваемся нередко. Если Костя не поднимает, значит, он действительно занят и перезвонит потом сам.

— Подарки тренеру привозит?

— Самый большой подарок — квартира в Бресте. Ценнее ничего быть не может. Спасибо Косте большое за то, что не забывает меня. Ну и клюшками с амуницией всегда готов помочь. Каждый год приглашаю его для того, чтобы он для детей тренинг-кэмп провел. Надеюсь, это произойдет в Бресте. Детишкам будет очень интересно позаниматься рядом с таким человеком.

— Спустя годы можете сказать, что Кольцов — самый лучший ваш воспитанник?

— Да. Думаю, другого Кольцова у меня не будет. Рад, что у нас получилась совместная работа. Талантливые ребята у меня занимаются, но не такие, как Костик. Все-таки ему многое было дано от природы и от родителей. Константин — хоккеист до мозга костей.

Первый раз с… Константином Кольцовым

Путевка в жизнь. Первый тренер Сергея Костицына

Путевка в жизнь. Первый тренер Дмитрия Коробова

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья