Трибуна

Новости

Tribuna/Хоккей/Новости/«Для канадцев мы с россиянами — один народ»

«Для канадцев мы с россиянами — один народ»

8 января 2014, 02:45
0

В профайле Антона Трублина значатся исключительно канадские юниорские клубы. 16-летний белорусский форвард Антон Трублин начинал постигать азы хоккея в самой известной школе Беларуси, а продолжил — в самом хоккейном городе мира. В интервью Goals.by юный нападающий рассказал о сходствах и различиях двух систем. Объяснил причины переезда своей семьи в Канаду. Поведал, почему ему надоели англо-русские словари и полюбилась химия. А также признался, что не теряет патриотических чувств, даже несмотря на канадский паспорт.  — Антон, о тебе у нас в стране почти ничего неизвестно. — Родился я в Беларуси. С пяти лет начал заниматься хоккеем — первые тренировки проходили на катке в парке Горького. Пока жил на родине, попеременно играл то в «Юности», то в минском «Динамо». Но все-таки именно «Юность» — моя школа. Когда мне исполнилось 11 лет, семья переехала в Канаду. Здесь я хоккей не бросил — четыре года играл на самом высоком юношеском уровне в Квебеке. В прошлом году попал на драфт и получил приглашение от команды из Торонто — ответил согласием. — Кто тебя привел в хоккей? — Никто за руку не тащил. Мне самому игра понравилась. Когда был совсем маленьким, смотрел хоккей по телевизору. Вот и затянуло. Тоже захотел на лед. Хоккей — захватывающий вид спорта. Хотя сначала вообще ничего не получалось — из рук все валилось. Но тренировка за тренировкой — и вот я уже кататься умею :). — Родители занимались спортом? — Папа плавал очень много. Даже выучился на тренера по плаванию. Сейчас отец — мой личный тренер по хоккею. Да, по технике он вряд ли много подскажет. Зато его моральные наставления перед матчами мне очень помогают. А вот мама со спортом никак не связана. — Что тебе больше всего запомнилось из белорусского отрезка жизни? — Наверное, выездные игры. Бывало, мы с ребятами выезжали на два дня до начала матчей — классно время проводили. В Канаде больших выездов нет. Все команды базируются близко друг к другу. — В Беларуси много друзей осталось? — Общаюсь со многими ребятами из команды. Например, с Леонидом Ивановским хорошо контактируем — он сейчас в юниорской лиге Австрии играет. В принципе, могу полсостава «Юности» перечислить. Боюсь, кого-то забуду :). *** — В Беларуси ты занимался в лучшей школе страны, а в Канаде тренируешься в самом хоккейном городе мира. — Хочу сказать огромное спасибо моим белорусским тренерам. Без начальной базы, которую заложили дома, мне было бы тяжело пробиться в хоккее здесь. Хочу отметить, что в белорусских тренировках были свои плюсы. — Какие? — Например, очень много льда. Причем ледовые тренировки предоставлялись клубом — ничего платить не надо. Здесь же зачастую приходится оплачивать площадку своими деньгами. Команда не помогает практически. Вот в этом плане белорусский хоккей даст фору канадскому. — В Беларуси тренировки часто проходили? — Почти каждый день. Бывало, занимались в двухразовом режиме: одно занятие до школы, второе — после. Причем тренировки в Беларуси были не похожи одна на другую — то на скоростную выносливость, то на работу рук, то на катание. Иногда отрабатывали командные взаимодействия. — В Канаде упор делается на что-то другое? — Все решает площадка, она размерами меньше, поэтому в основном идет работа над стратегией. Особенно перед играми. Вариантов наигрывается очень много. Хотя и над «физикой» приходится прилично работать. График тренировок тщательно прорабатывается. — Ты уже привык к канадскому «бей-беги»? — Тренер часто мне указывает: «Вброс в зону, вброс в зону!» Но мне все-таки ближе русская манера — входить в чужие владения с товарищем по команде. Тяжеловато, конечно, такие штуки с канадцами проворачивать. Они вбросят в зону — и побежали! — Как думаешь, в чем главное отличие между белорусскими и канадскими детскими тренерами? — Тяжело сказать. Тренеры везде разные. Но в Онтарио и в Беларуси, например, школы работают по одному и тому же принципу — тренер ведет одну команду, начиная с раннего возраста. И игроки к наставнику привыкают, и он к подопечным. — Твой канадский тренер часто общается с ребятами индивидуально? — Перед матчами он с большинством ребят лично разговаривает. Рассказывает о своих планах и ожиданиях от конкретного игрока, подбадривает добрым словом. А вот во время матча и сразу после него тренер обращается ко всей команде в целом — никакого индивидуализма. Разговоры о позитиве и негативе будут на следующей тренировке. — Может, ты уже понял, за счет чего у канадцев получается развивать хоккей у себя в стране? — Главная причина — количество занимающихся. Наверное, каждый второй ребенок играет в хоккей. Ну а любит этот вид спорта каждый первый. Канадцы издавна выстроили систему и сейчас просто поддерживают ее. Чем больше занимающихся, тем проще выбрать лучших. Отсюда и сила сборной. Та же ситуация с тренерами — в школах очень много детских тренеров, имеющих солидный опыт и практику. А о количестве катков и вовсе можно не вспоминать. В каждом городе десятки и сотни площадок. Люди семьями приходят и даже коляски с малышами притаскивают. У меня много друзей, которых родители на коньки поставили в два-три года. Как тут хоккею не научишься? *** — В этом году ты попал на драфт OHL. — Да, выбрала команда «Виндзор Спитфайрс». Очень рад этому факту, ведь я вообще мог не попасть на драфт — получил канадский паспорт только в феврале. Клуб у меня суперпрофессиональный. Через пару минут после выбора позвонил генменеджер — пообщались с ним на общие темы. Через пару дней пришли письма на электронную почту о расписании кэмпа для новичков. А совсем скоро клуб прислал свои майку и кепку. — В тренировочном лагере «Виндзора» ты уже побывал? — Да, кэмп для новичков проходил в течение пары дней. Тренерам я понравился, и они пригласили меня в следующий лагерь. Второй кэмп планировался более продолжительным. Но в одной из первых же товарищеских игр после подножки я влетел в борт и получил серьезную травму плеча. На полтора месяца вообще остался без хоккея. Следующее приглашение в кэмп «Виндзор Спитфайрс» должно состояться летом этого года.  — Тебя выбрали только в 13-м раунде. Не поздно ли? — На мои шансы в OHL это никак не влияет. Наверное, значение имеют только первые три раунда — вот там за игроков по-настоящему борются. Дальше же идет обычный выбор. Когда приехал на кэмп, понял, что я ничем не хуже ребят из первых раундов. Главное — работать. *** — Сейчас у тебя есть канадский паспорт. Кем же ты себя считаешь? — Беларусь — вот моя родина. Канадский паспорт — это просто формальность для жизни. С Беларусью я никогда не расставался и все время думаю об этой стране. — Значит, если тебе придет приглашение из сборной… — Приеду. Приглашение от юниорской сборной было — приезжал в Минск пару недель назад. Но я не могу пока играть за Беларусь из-за правил ИИХФ: хоккеист, имеющий двойное гражданство, должен на протяжении двух лет отыграть в той стране, за чью сборную он планирует выступать. И это правило распространяется на всех игроков от 12 лет. Есть два варианта: либо подождать отмены этого правила, либо переезжать в белорусскую команду. — И каковы же твои мысли? — Слышал, что это правило ИИХФ может отменить весной. Подобное было бы разумно, ведь наша страна из-за него теряет много хоккеистов, уехавших в Латвию, Россию и другие страны. Загвоздок хватает. Но я от Беларуси не отказываюсь и патриотические чувства к своей родине у меня достаточно серьезные. Прошедшим летом меня приглашал бобруйский «Динамо-Шинник». Но я хочу хотя бы в школе доучиться, а уже потом буду думать над своей хоккейной жизнью. *** — Как ты оказался в Канаде? — Это было решение родителей. Для меня они сделали сюрприз. Однажды папа с мамой просто подошли ко мне и спросили: «Как насчет того, чтобы уехать жить в Канаду?» Я очень сильно обрадовался! В 2008-м сложили чемоданы и отправились в Квебек. — Рискованное решение. — Оформление гражданства шло больше года. Долго собирали необходимые документы и справки. Сорвались с места, как только канадское посольство в Москве подтвердило возможность переезда. Вид на жительство — не такая простая штука. Родители проходили множество собеседований, сдавали мини-экзамены по языкам. На английском и папа, и мама довольно неплохо говорили. Но мы переезжали в Квебек, поэтому нужно было еще и французский подтягивать. Как учили? Нанимали репетиторов, в интернете что-то читали — сейчас много всяких лингвистических программ существует. — А ты как языки постигал? — Английским я неплохо владел уже со школы. Но из-за занятости в хоккее французский с родителями времени учить не было. После переезда сразу же окунулся в эту атмосферу. За год жизни в Канаде подтянул свои познания. Уже могу считать себя полиглотом :). — Тяжело было в новой стране на первых порах? — Здесь совсем другой стиль жизни. Пришлось к нему привыкать. Язык, школа, хоккей — все новое. Каждая тренировка здесь проходит на новом месте — постоянно нужно таскаться с сумкой. В детском хоккее своих раздевалок нет. За игроками закрепляется персональное место только с переходом на юниорский уровень. — Родители решились на переезд для того, чтобы тебе было лучше? — Возможно, хоккей и сыграл какую-то роль. Но все-таки, скорее всего, мы здесь, чтобы получить лучшее образование. Кроме меня, в Канаду переехала моя младшая сестра — тоже учится и занимается гимнастикой. — Домой часто возвращаешься? — Стараемся каждый год приезжать. Очень хочется родственников увидеть! Дома стараюсь поддерживать форму. Всегда приезжаю в Беларусь с амуницией. Тренируюсь с бывшими партнерами по «Юности». Минск хорошеет. Столько всего понастроили! Очень красиво в столице — много новых высотных зданий. Причем город преобразился буквально за два года. В Канаде же все домишки маленькие. Только в центре есть большие здания. *** — Где жили в Канаде на первых порах? — Первые четыре года снимали квартиру в центре Монреаля. — Насколько известно, жилье в Канаде не из дешевых. — По сравнению с Торонто цены были божескими. В Монреале за квартиру мы платили около 1000 долларов в месяц. За четыре года в этом городе мы поменяли три места жительства. В принципе, 1000 долларов за квартиру в Канаде — это копейки. — Где тебе больше нравится — в Квебеке или в Торонто? — В Торонто. Здесь все как-то по-домашнему. Квебек — это отдельная франкоязычная страна. Не любят там иммигрантов. А еще в Квебеке много итальянцев живет. У меня в команде много ребят из Италии играло — вспыльчивые, агрессивные. Но у меня с ними проблем не возникало. Ребята же из других команд много спорили с нашими итальянцами — им палец в рот не клади! — Родители сразу нашли работу в новой стране? — Были сложности в этом плане. Мама сразу же пошла учиться. Получает образование до сих пор — белорусский диплом в Канаде не подтверждают и ни во что не ставят. Папа же сначала подрабатывал там, где появлялась какая-то возможность. Прошло достаточно времени, пока нашел неплохую работу. Сейчас работает на предприятии, обеспечивающем доставку воды для населения. Если честно, даже толком не знаю, чем он там занимается. — Ты тоже сейчас учишься. — Да, осталось еще два года школы. Вроде косяков немного — стараюсь все успевать и сдавать вовремя. В школах Онтарио система образования похожа на университетскую — ты выбираешь те предметы, которые тебе позже могут пригодиться. Это очень хорошо. Не нужно распыляться на множество ненужных дисциплин. — Что тебе нравится изучать? — Химию. — Ничего себе! Лавры Уолтера Уайта  не дают покоя? — Хах, не знаю. Но химия с математикой легко даются. Люблю высчитывать всякие формулы. Кстати, моя школа с католическим уклоном. Изучаем много религий. История Канады совершенно отличается от той истории, что я учил в Беларуси. У меня в голове не состыковываются некоторые факты. По-моему, канадцы слишком много придумывают. Например, про Вторую мировую войну. Учителя утверждают, что без канадских волонтеров победа над немцами не состоялась бы. — Действительно, интересная версия. Канадские учителя строгие? — Разные попадаются. Например, в Торонто много преподавателей с польскими и украинскими корнями — вот они очень суровые. Местные же учителя добрые — даже разбаловать могут :). *** — Как тебя принял канадский хоккей? — Русские для канадцев всегда были принципиальными соперниками. Но в то же время нас здесь уважают. Например, в командной игре русский хоккей даст фору канадскому. Меня во всех командах принимали хорошо. Со стороны тренеров тоже никакого притеснения не было — получал хороший «айс-тайм». Все на позитиве. — Канадцы понимают, что россияне с белорусами — это не одно и то же? — Для них мы — русские, один народ. Хотя я пытался несколько раз объяснить, что Беларусь и Россия — это как Канада и США. Но они в это не хотят верить :). Никакие доводы не работают. Если Россия в чем-то проигрывает, ребята меня начинают лажать. — Сейчас по всему миру наступила пора праздников. У вас в команде есть какие-нибудь традиции? — Рождество отмечаем. Для канадцев это святое. Перед праздником в раздевалке проводится жеребьевка — каждый вытягивает номер игрока, которому должен подарить подарок на последней тренировке перед Рождеством. Причем подарок нужен веселый. Мне вот уже третий год подряд дарят англо-русский словарь. Буду надеяться, моя коллекция на этом завершится :). — Интересно, кто является твоим хоккейным кумиром? — Конечно, Павел Дацюк. Стараюсь «пародировать» его в чем-то. — Получается? — Не знаю :). Со стороны лучше видно. Я — незабивной форвард. Больше стараюсь работать на партнеров — передачки раздаю, в обороне отрабатываю. Хотя иногда пытаюсь повторить буллиты Дацюка. Бывает, неплохо получается. В будущем хочу быть на него похожим. — Уже точно определился, что свяжешь жизнь с хоккеем? — Стараюсь подыскать что-то параллельно. Ведь как сложится, тяжело сказать. В Канаде много таких примеров: по детям и юниорам ребята играли отлично, но в нормальную лигу в итоге не пробились. Поступить в американский университет — вот лучший вариант. Там можно и хоккеем заниматься на серьезном уровне, и об учебе не забывать. Тщательнее над этим вопросом буду задумываться уже в следующем году. В канадские школы приезжает много скаутов, которые предлагают возможные варианты продолжения учебы. Даже скидку на обучение могут предоставить. Профиль на сайте Eliteprospects.com

«В Канаде больших выездов нет. Все команды базируются близко друг к другу».

«Тренер часто мне указывает: «Вброс в зону, вброс в зону!» Но мне все-таки ближе русская манера — входить в чужие владения с товарищем по команде».

«Когда приехал на кэмп, понял, что я ничем не хуже ребят из первых раундов. Главное — работать».

«Вид на жительство — не такая простая штука. Родители проходили множество собеседований, сдавали мини-экзамены по языкам».

«По сравнению с Торонто цены были божескими. В Монреале за квартиру мы платили около 1000 долларов в месяц».

«В Торонто много преподавателей с польскими и украинскими корнями — вот они очень суровые».