Уволенный директор РЦОР по фристайлу Кривошеев: «Проголосовал за Лукашенко. Но то, что случилось через пару дней после выборов, для меня стало просто шоком»

Как сообщалось ранее,  по статье 259 Трудового кодекса Республики Беларусь уволен директор РЦОПа по фристайлу Вадим Кривошеев.

Напомним, эта статья дает право собственнику увольнять руководителя организации без объяснения причин.

По словам Кровошеева, замечания в его адрес последовали после первых высказываний спортсменов еще до выборов. Речь, в частности, о словах Романовской о том, что она «наблюдает выборы, которые язык не поворачивается назвать честными», в середине июня.

Однако основной причиной стало интервью с Козеко после событий 9−11 августа, когда он жестко высказался про брутальные задержания людей.

Уже экс-директор РЦОР Вадим Кривошеев рассказал «Прессболу» подробности своего увольнения.

– Белорусские фристайлисты имеют свободу суждений. Мнение Саши Романовской о выборах мы узнали еще до голосования. После в прессе выступил главный тренер сборной Николай Козеко. Затем под открытым письмом спортсменов подписалась Анна Гуськова. Но при чем тут Кривошеев?

– Видимо, завалил идеологическую работу. Я общался с Сашей, и мы сошлись на том, что каждый человек имеет право на собственное «я», право высказывать свое мнение независимо от того, придерживается кто-нибудь таких же взглядов или нет.

К тому же, Саша ни к чему не призывала: ни к беспорядкам, ни к маршам, ни к насилию. Она просто задавала вопросы себе и обществу, на которые хотела услышать ответы. И понять, что же сейчас происходит в нашей демократической стране в центре Европы. Как человек, как личность она имеет право озвучить собственное мнение.

Кому отдать свой голос на выборах, у меня сомнений не было: я проголосовал за Лукашенко. Глава государства внес огромный вклад в развитие белорусского спорта. Это аксиома. Но то, что случилось через пару дней после выборов, для меня стало просто шоком. Сложно идти на сделку со своей совестью. Я изменил свое мнение именно после установленных фактов издевательств над задержанными гражданами нашей страны.

Впервые с претензией в части организации идеологической работы с коллективом – сразу после публикации интервью Николая Ивановича – к нам в центр приехал первый замминистра спорта Дурнов. Он собрал руководящий состав нашего учреждения и довел информацию о положении в стране: что работники «Беларуськалия», «Нафтана» и МЗКТ начали забастовку. Мы, разумеется, были в курсе. Потом мы остались наедине и продолжили общение. Дурнов сказал, что реакция моих замов его не устроила, он не увидел обратной связи и поэтому сделал вывод, что идеологическая работа в нашем коллективе организована крайне плохо. А высказывания Николая Ивановича говорят о том, что в национальной команде эта работа тоже не ведется.

Сказал, что в связи с этим мне необходимо написать заявление на увольнение. Я не согласился: если есть вопросы по работе, то меня могут увольнять по статье. Но не считаю, что работу я организовал плохо. Просто есть вещи, которые сегодня трудно отрицать. И навязывать людям мнение о том, что фальсификаций и избиений не было, что все это происки каких-то таинственных западных врагов, я не собираюсь.

Еще было сказано, что все это инсценировано и проплачено телеграм-каналом NEXTA и теми, кто является его модераторами. Они и организуют массовые беспорядки. Но если все наши мощные государственные институты, которые занимаются этим вопросом, ничего не могут сделать с одним блогером, в этом не вина Кривошеева.

– Вадим, вы ведь также встречались с министром спорта Сергеем Ковальчуком?

– Кривошеев. Да, на следующий день. Он сказал, что, так как идеологическая работа у нас организована плохо, а наши спортсмены и тренеры много выступают в публичном пространстве и подписываются под письмами против насилия, принято решение перевести меня на аналогичное место в РЦОП по водным лыжам.

Дальше разговор носил такой характер: что я не доношу людям в правильном ключе информацию о происходящем в стране. Что нельзя допустить еще одну цветную революцию (такие уже происходили на постсоветском пространстве). Я поделился с министром своим представлением о честном гражданине своей страны. И сказал, что убеждать образованных молодых людей не имею никакого морального права.

На следующий день мне позвонили из отдела кадров Министерства и спросили, согласен ли я на перевод в другой РЦОП. Я ответил отказом. Тогда мне сообщили, что в этом случае меня уволят по 259 статье Трудового кодекса – согласно ей, трудовой договор может быть расторгнут до истечения срока действия в случае отсутствия виновных действий руководителя организации, – сказал Кривошеев.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья