Трибуна

Новости

Tribuna/Теннис/Новости/«Заработки теннисистов нужно правильно понимать»

«Заработки теннисистов нужно правильно понимать»

28 января 2014, 04:36
0

По мнению Ольги Говорцовой, не только дети из обеспеченных семей могут стать теннисистами Во время короткой побывки в Беларуси Ольга Говорцова рассказала Игорю Петрулевичу о детстве в Пинске, занятиях на досках, больших деньгах в теннисе, тренировках Владимира Волчкова, популярности в Китае и о том, кому нужен Кубок Федерации. — Ваши первые ассоциации с детством? — Тренировки, тренировки… Я начинала заниматься теннисом в родном Пинске уже в четыре года. Примерно в это же время мама привела меня в художественную гимнастику. Но в шесть лет мне сказали выбирать — либо гимнастика, либо теннис. Мама выбрала второе. Думаю, это правильное решение. Поскольку в гимнастике в 20 лет ты уже ветеран. — А как мама объяснила свой выбор? — Да как-то само собой получилось. У нас в семье любили теннис. Старший брат Илья тоже занимался. Когда в Пинске закрывали школу на каникулы, то мы с братом продолжали играть вдвоем. Мама ходила вместе с нами. Так и жили. — Какими были условия? — Когда теннисист еще ребенок, то все, что нужно, — это самые простые корты, ракетка и мячи. Лишь бы было с кем играть. А в 10 лет мы переехали в Минск. Вот в столице я стала заниматься более серьезно. — Вы как-то рассказывали, что в детстве тренировались на корте из досок… — На резине еще занимались. Да в детстве все только на досках и резине работали. Даже в 14 лет, помню, мы с братом тренировались на досках. Но тогда у всех были такие условия. Это сейчас времена поменялись. Все есть. А когда я тренировалась на кортах компании «Белтехэкспорт», там был первый и единственный корт с покрытием хард. Но, я считаю, тяжелые условия в детстве только помогают развитию ребенка как теннисиста. Конечно, после 12 лет стоит искать что-то лучше. Но до этого не стоит заморачиваться. — В Пинске сейчас бываете? — Ой, да я и в Минске уже редко бываю. Что говорить про Пинск? Даже не помню, когда там была. Родители ведь живут в столице. — А чем они занимаются? — Сейчас уже на пенсии. Мама с нами возилась, а папа был учителем географии и истории. — Ого. А говорят, что теннисом могут заниматься только дети из обеспеченных семей. — Это правда едва ли. Гораздо важнее быть лучшим не только в своем возрасте, но и среди старших. В таком случае помогут другие люди. Так было у меня. У родителей не было огромных денег. А когда распался Советский Союз, так вообще тяжело стало. Но убеждена, что и сейчас, если ребенок будет на голову выше всех своих сверстников, то неважно, из какой он страны и семьи. Найдутся люди, которые помогут. — Ваш отец действительно был только учителем? — Ну, до этого он служил в Афганистане. Затем мы пару лет жили в Чехословакии. Потом ему все надоело, и он вернулся в Беларусь. Вспомнил, что у него есть педагогическое образование, и стал учителем. — Он наверняка был вашим главным преподавателем? — Можно и так сказать. Я часто не могла попасть на уроки из-за тренировок. С восьмого класса так и вовсе в школу РУОР пошла. А там, если ты хороший спортсмен, можно было много пропускать. Я этим пользовалась. — Расскажите, кто помогал в детстве вам. — До профессионального тура я совсем не зарабатывала. А в детстве тренировалась благодаря компании «Белтехэкспорт». Это учреждение мне и Виктории Азаренко очень многое дало. Во всех отношениях. Поставило на ноги. — В вашем профайле значится, что ваш тренер — старший брат Илья. Так и есть? — Сейчас у меня разные наставники. Брату уже тяжело быть спарринг-партнером. Теперь он не так часто играет. В США есть тренер Эдди Джейкс. Он играл в университете с Джоном Роддиком, братом Энди. Живет в штате Алабама. Когда я была младше, тренировалась много с ним. Сейчас стала реже. Просто теперь я работаю в Калифорнии. Там у меня появился новый наставник — голландец Питер Лукассон. А вот в Минске помогает Владимир Волчков и брат Илья. — Почему именно Волчков? — У него огромный опыт. Он тренировал Марию Шарапову. Сейчас работает в Беларуси. К кому идти, как не к нему? Еще мне важно, чтобы тренер подходил к игроку, общался с ним, не раздражал. Все это есть у Вовы. Ну, и еще он очень хорошо играет в теннис. Так что это отличный спарринг-партнер. — Значит, что можно тренироваться в Минске и находиться в топ-100, как вы? — Дело в том, что соревнования проходят круглый год в разных странах. Есть только перерыв на месяц-два. И, в принципе, неважно, где в это время готовиться. Если есть тренер, хороший корт и тренажерный зал, то можно работать. Так что и в Минске можно провести этот период. — В одной теннисной анкете написано, что ваше любимое покрытие — грунт. Почему? — Это устаревшая информация. Просто в детстве мы только на грунте и играли. Сейчас я предпочитаю хард. — Любимый турнир в Дубае — это правда? — Да. Вообще, во всех восточных странах отличная организация турниров. Все на высочайшем уровне — гостиницы, корты, даже погода всегда благоволит. Никогда нет проблем с транспортом. В принципе, в США тоже все здорово. Только в Европе бывают проблемы.  — В детстве вы выигрывали много титулов. Почему нет таких же успехов во взрослом теннисе? — В профессиональном теннисе конкуренция мгновенно возрастает. Со мной-то ничего не произошло, просто стало тяжелее. А турниры Большого шлема — так и вовсе настоящие битвы. Там все умеют перебивать мяч через сетку. На взрослом уровне многое значит ментальная подготовка. Важно правильно настроиться. — Как вы это делаете? — Нужно быть полностью уверенным в себе еще до турнира. А прямо перед матчем я люблю хорошо размяться, покушать и послушать музыку под настроение. В принципе, это стандартная подготовка многих теннисистов. — В детстве вы дружили с  Викторией Азаренко? — Ну, мы тренировались вместе, постоянно виделись. Мы вообще в белорусском теннисном сообществе все друг друга знаем. Так что и с Викой у меня были хорошие отношения. — До сих пор общаетесь? — Да практически каждый день ее вижу на соревнованиях. Так и поддерживаем связь. — Викторию часто осуждают за то, что она отказывается выступать за сборную страны на Кубке Федерации. Ваше мнение по этому поводу? — Лучше уточнить у Вики. Но я уверена, что ей крайне тяжело вписать этот турнир в свое расписание. Поверьте, устоять в топ-10 не так просто. Вот в прошлом году и у меня один раз не получилось приехать. — То есть вы не связываете это с отношением к стране? — Нет. Помню, Вика приехала, когда мы играли против США на их территории. Было легче состыковаться. А когда находишься, к примеру, в Австралии, а потом нужно ехать на четыре дня в какой-нибудь Израиль на ФедКап, а дальше — в США… Это очень трудно. Вот поэтому ведущие теннисисты отказываются от выступления за сборную. Не потому, что не любят страну, а просто не успевают. Плюс ко всему мы играем соревнования WTA. А Кубок федерации — это ITF. Совершенно другая организация. И там назначают дату, совершенно не думая о расписании WTA. — Значит, ФедКап — не самый престижный турнир среди теннисистов? — Это скорее престиж страны. Для спортсменов почетно выиграть соревнование Большого шлема. А вот Олимпиада, Кубок Федерации — это для страны. — Вы много времени проводите в США. Планируете там жить после карьеры? — Пока не знаю. Просто там хорошо тренироваться. Всегда приятная погода. Поэтому и готовиться там к австралийской жаре гораздо сподручнее. Плюс в США живет много теннисистов. С кем-то из них легко можно договориться на товарищескую встречу. А насчет жизни после спорта пока загадывать не хочу. — При этом вы побывали в разных странах. Какая из них импонирует больше других? — США. Там чувствуется много свободы. Мне это нравится. — Ваш бойфренд из США? — Да, он тоже теннисист, играет за университет в Лос-Анджелесе. В этом году заканчивает учебу. Попробует год поиграть профессионально, а дальше видно будет. — Как его зовут? — Майкл Грант. Михаил практически :). В прошлом году он приезжал в Минск. Впечатления? Майкл заболел и ничего толком не увидел. Поэтому ему стоит приехать в Беларусь еще раз. Он же европеец, родился в Англии. Мне кажется, мы с ним близки по духу. Он меня хорошо понимает. Как и я, много путешествует и играет в теннис. — И как вы познакомились? — На корте :). Все просто. — Насколько мне известно, вы очень популярны в Китае. — У меня спортивная одежда китайской компании Peak. В 2010 году я снималась в имиджевых роликах. Благодаря этому китайцы меня стали узнавать. Особенно когда приезжаю на турниры в Гуанчжоу и Пекин. Мне нравится, когда ко мне хорошо относятся. Приятно ехать в эту страну. Там некоторых спортсменок из топ-10 не знают, а меня — да. — Самая удивительная история, связанная с просьбой об автографе? — В прошлом году с братом Ильей пошли смотреть Великую Китайскую стену. За короткое время пять человек попросили сфотографироваться. А на больших китайских соревнованиях просто огромный ажиотаж. Правда, там все организованно. Для автограф-сессии выделено специальное время и место. — Когда так много путешествуете, какую страну выбираете для отдыха? — Честно говоря, я никогда не ездила в отпуск на море, как обычные люди. Для меня отдых — это просто побыть дома и никуда не ехать. Мне нравится утром спокойно встать, сделать зарядку. Сходить прогуляться. Вечером пройтись по магазинам, встретиться с друзьями. Это мой любимый отдых. — Чем занимаетесь сейчас? — Если честно, в Беларуси совсем нет времени. Здесь я в основном тренируюсь. Побегала по корту, потом массаж, еще какие-то дела… В пять часов вечера уже темно, никуда не хочется идти. Сижу дома, включаю телевизор и провожу время с семьей. Более активно буду развлекаться после карьеры. Пока же хочется просто отдыхать. Бывает, пообедать нет времени.  Плюс ко всему еще учусь в БГУФК. — Вы скучаете по Минску? — У меня есть две маленькие собачки породы чихуахуа. Клички Лаки и Чип. Вот с ними люблю проводить время. — Как вы перенесли матчи Australian Open на ужасной жаре? — Ну, я для того и тренируюсь, чтобы не было плохо во время встреч. Первый матч я играла при температуре +42. Поэтому в перерывах принимала энергетические напитки, батончики, лед, холодные полотенца. В такие минуты всегда стараешься, чтобы матч проходил быстрее. Первый поединок я проводила с такой большой китаянкой. Ей, наверное, вообще было тяжело. — Самый трудный матч в карьере? — Все трехсетовые поединки — самые тяжелые. Для девушек всегда трудно выдержать длительные сражения. — Как вы относитесь к тому, что суммы ваших гонораров находятся в открытом доступе? К примеру, в интернете я в два клика нашел, что ваши призовые составляют 2 миллиона 221 тысячу 226 долларов. — Обидно другое. Многие люди не учитывают ряд затрат теннисистов, при этом лишь рассуждают о доходах спортсменов. Так вот, эта сумма указана без налогов. А в каждой стране они разные. Где-то нереально высокие. Плюс эти деньги достаются не только спортсмену, но и всей его команде — тренеру, массажисту. Плюс большие финансы можно заполучить только на турнирах Большого шлема. Если туда не отбираться, то можно понести колоссальные траты. На мелких турнирах нужно быть как минимум в финале. Не знаю, насколько правильно или нет, что все эти суммы открыты. Но их как минимум нужно правильно понимать. — Но и спортсмены из других видов спорта любят повторять, что они не хоккеисты и теннисисты, поэтому получают немного. — У хоккеистов действительно большие зарплаты. Огромный плюс хоккея в том, что там у спортсменов есть какая-то фиксированная зарплата. У нас же все зависит от конкретного результата на каждом турнире. Да, в той же гимнастике не легче.  Но при этом все дети изначально в одинаковых условиях. Каждый сам выбирает, куда идти. — Значит, теннисисты все-таки богаче других спортсменов? — Не думаю, что это зависит на все сто процентов от вида спорта. Скорее, от спортсмена. Если он хороший, скажем, как Майкл Фелпс в плавании, то и там можно добиться больших высот и много заработать. Тем более теннисистов много, а зарабатывают единицы. Так что лучше всего быть лучшим в своем виде спорта, а не плакаться, как у других хорошо. — Говорят, чтобы хорошо зарабатывать, нужно находиться в топ-100. Это действительно так? — Да, затраты ведь очень большие. Если ездишь хотя бы с тренером, то только на гостиницу в день тратишь по 200-300 долларов на двоих. Потом билет на самолет — полторы тысячи евро в ту же Австралию. Поэтому если не побеждать, то эти затраты будут покрыты разве что из личных средств. — Виктория Азаренко упрекала белорусскую прессу, что та много внимания уделяет заработкам спортсменов. У вас схожее мнение? — Естественно, неправильно постоянно считать чужие деньги. Все говорят только о заработанном, а не о труде, который вложен в эти деньги. Обычные люди могут вечером отдохнуть, а спортсмен должен постоянно быть на пике. Если он куда-то сходил, расслабился, то мгновенно потерял в результате. — Оцените перспективы молодой белорусской теннисистки Александры Саснович. — Время покажет. Дай Бог, чтобы у нас каждый год вырастали такие талантливые девочки. — Теннисная Беларусь двигается вперед или регрессирует? — Я замечаю, что Беларусь стали чаще узнавать. Еще лет 10 назад многие недоуменно на меня смотрели, когда я называла свою страну. А теперь некоторые даже столицу знают. Наверное, в этом есть и заслуга теннисистов. — Когда уйдете вы, Виктория Азаренко, что станет с белорусском теннисом? — Остается надеяться, что все будет хорошо. У нас есть условия, много кортов, тренеры. Так что для детей уж точно все есть. Остается работать. Show girls. Ольга Говорцова

Детство

«Убеждена, что и сейчас, если ребенок будет на голову выше всех своих сверстников, то неважно, из какой он страны и семьи. Найдутся люди, которые помогут».

Волчков

«Волчков тренировал Марию Шарапову. Сейчас работает в Беларуси. К кому идти, как не к нему?»

Анкета

Азаренко

«Когда находишься, к примеру, в Австралии, а потом нужно ехать на четыре дня в какой-нибудь Израиль на ФедКап, а дальше — в США... Это очень трудно».

США

Китай

Деньги

«Многие люди не учитывают ряд затрат теннисистов, при этом лишь рассуждают о доходах спортсменов».

Белорусский теннис