Блог Баскетбольная площадка

Выборы-2018. Главный соперник Леброна и «Голден Стэйт»

Сериал Tribuna.com о людях, за которых мы проголосуем в новом году. Очень хочется, чтобы у них получилось.

8 мая 2013 года Джордж Карл был назван тренером года в НБА. 29 дней спустя его уволили из «Денвера».

На следующий год Джефф Хорнасек из «Финикса» едва не вырвал эту награду из лап Грегга Поповича. С тех пор он не только был уволен из «Финикса», но и едва не потерял работу в «Никс». Кстати, он уже 11-й тренер «Никс» в XXI веке.

Дэвида Блатта выставили из «Кливленда», когда клуб шел на первой строчке в конференции, а ведь за полгода до этого «Кэвс» под его руководством играли в финале НБА.

Еще пару месяцев назад/полтора года назад/пять лет назад казалось, что Дэвид Фицдэйл/Дэйв Йергер/Лайонел Холлинс проработает в «Мемфисе» очень долго. Вскоре «Мемфис» уже искал нового тренера.

Главный тренер команды НБА – расстрельная должность. Средний срок работы в одном клубе – 3,7 сезона, это худший показатель среди всех североамериканских лиг. Критериев слишком много, а рабочих мест всего 30. Ты должен найти общий язык с менеджментом. Со звездой клуба. С медиа. Даже если ты самый милый и умный тренер на свете, ты ничего не стоишь без побед. Менеджмент всегда спешит. Даже Поповича могли уволить еще в 1999-м. На старте того сезона «Сан-Антонио» выиграл всего 6 из 14 матчей, и многое решалось в следующей встрече с «Хьюстоном». Ту игру-водораздел «Сперс» выиграли, а потом набрали обороты и стали чемпионами. Проиграй они тот матч, и ни о каком «гении Поповича», бесконечном тренерском (и менеджерском) древе, рекордах долголетия мы бы сейчас не слышали.

Но тренд меняется. Сегодня клубов-невротиков, готовых уволить тренера в любую секунду, почти не осталось. Готовится команда к плей-офф или к лотерее, обновляется или пытается выжать максимум из стареющих игроков – почти все рассматривают работу тренерского штаба как долгосрочный процесс.

Главный тренер «Бостона» Брэд Стивенс – самый яркий пример перемен. На своих рабочих местах сейчас долго держатся тренеры-чемпионы – Попович, Споэльстра, Карлайл, Риверс – или ассистенты из чемпионских тренерских штабов – Кейси, Стоттс, Буденхольцер, Бретт Браун. У Брэда Стивенса нет такого опыта. Его прежний опыт вообще считался бесполезным, если не вредным: тренерам из студенческого баскетбола в НБА давно не доверяют. И это еще один тренд, который сломал Стивенс.

Рик Питино, Джон Калипари, Джерри Тарканян, Тим Флойд. История провалов при переходе из NCAA в НБА хорошо известна. Долгие годы менеджеры НБА вообще не смотрели в сторону студенческого баскетбола, однако сейчас в лиге сразу три тренера, перешедших туда напрямую из NCAA: Стивенс, Билли Донован из «Оклахомы» и Фред Хойберг из «Чикаго».

Возвращение «лифта» из студентов в профессионалы произошло как раз тогда, когда в НБА произошла аналитическая революция. На первый план выходит не опыт и не умение общаться со строптивыми звездами, а навык анализировать данные и развивать тактику. Подобных кадров в NCAA не меньше, чем в НБА, а то и больше.

И все-таки первым, а также единственным, у кого вообще нет опыта НБА (Донован и Хойберг играли в лиге) стал Стивенс.

* * *

Восьмилетний мальчик Брэдли, живущий в пригороде Индианаполиса, очень любит баскетбол – как и любой другой достойный житель штата Индиана. Он уже несколько лет встает за несколько часов до школы, чтобы посмотреть записи вчерашних баскетбольных матчей. Сегодня у него уроки математики. А еще – день рождения. Он возвращается домой и видит подарок от отца – прибитый к гаражу деревянный щит с кольцом. Теперь Брэдли уверен – он будет играть здесь каждый день с друзьями и обязательно станет баскетболистом.

Прошло 10 лет, мальчик Брэдли превратился в юношу Брэда, который стал самым результативным школьником штата. На спине у него 31-й номер в честь Реджи Миллера. Но между школьным и студенческим баскетболом – пропасть, и Брэду предложили стипендию только из одного колледжа высшего дивизиона NCAA. Играть за университет Мерсера, конечно, престижно – тем более у тренера, который когда-то обучал самого Лэрри Берда – но 18-летний Брэд не по годам рассудителен. Он понимает, что четыре года на дальнем конце скамейки в Мерсере ничего ему не дадут, и поступает в крохотный колледж ДеПаув, спортивные команды которого выступают в третьем, низшем дивизионе. Зато в этом колледже можно получить хорошую профессию – например, экономиста.

Экономист из Брэда тоже вышел бы хороший, но время в колледже отлично подготовило его как будущего тренера. Совсем не потому, что ему все давалось легко и он набирал уверенность в своих силах. Наоборот. Двадцатилетний Брэд Стивенс был совсем не похож на того спокойного, невозмутимого человека, которого мы привыкли видеть в НБА. У него не все получалось, он психовал и не понимал решений тренера.

«Сейчас все говорят, что Стивенс был рожден для тренерской работы, – говорит его однокурсник Джош Берч. – Честно? Тогда я бы не назвал это и в топ-10 его возможных будущих профессий». Стивенс плохо защищался. Он не был разыгрывающим. Он был, как сейчас принято говорить, «пулялкой». К последнему курсу он плотно сел на скамейку.

Но эти трудности и сформировали Стивенса как тренера. Он понимает, как тяжело игроку принять ограниченную роль, как тяжело «давать дорогу молодым» и следовать всему, что говорит тренер. «Я часто вспоминаю себя в колледже. И я знаю, что чувствуют девятые, десятые, двенадцатые игроки в ротации». Все это позже проявится в нем и как в тренере университета Батлер, и как в тренере «Селтикс».

Но сначала предстояло сделать важный выбор.

* * *

А куда вы водите девушку на свидание?

Студент Брэд Стивенс на одном из первых свиданий с Трейси, футболисткой того же колледжа, повез ее через полштата на школьный баскетбольный матч. Это не отпугнуло Трейси; через несколько лет они поженятся.

Брэд Стивенс и его жена Трейси посещают пациентов Бостонской детской больницы

После окончания колледжа Брэд получил хорошую должность в финансовом отделе «Илай Лилли», одной из крупнейших фармацевтических компаний. Но вскоре в университете Батлер появилась вакансия стажера-видеокоординатора. Стабильная работа или возможность не уходить из баскетбола в 24? Выбор помогла сделать Трейси, с «Илай Лилли» пришлось попрощаться.

Брэд собирался совмещать стажировку в Батлере с подработкой в ресторане, а жилье планировал снимать в подвале у друга. Ни за что не догадаетесь, кто дал самый большой толчок карьере Стивенса.

Проститутка.

Один из ассистентов Батлера был арестован, когда пытался снять себе девушку. Он уволился, а в штатном расписании колледжа освободилось место, которое и предложили Стивенсу. Брэд узнал об этом в тот же день, когда у него начался инструктаж в ресторане. Возможно, мир лишился лучшего официанта всех времен, но даже скромного оклада самого низкооплачиваемого ассистента хватало, чтобы не подрабатывать.

Зато нагрузка была очень серьезная. Стивенс сидел над нарезками видео по 14 часов в день. Затем главного тренера скромного университета Батлера переманили в более известную программу NCAA, на его место поставили помощника, тот сформировал тренерский штаб и сделал Стивенса полноценным ассистентом. Через 6 лет ситуация повторилась, в 2007 году Брэд Стивенс стал главным тренером баскетбольной команды Батлера.

На тот момент ему было 32 года. В первом дивизионе NCAA был только один главный тренер моложе него.

* * *

В студенческом баскетболе звезды – тренеры. У них огромные зарплаты (у топовых – больше, чем в НБА), у них контракты с производителями обуви, студенты при выборе колледжа чаще всего ориентируются на имя тренера. Ведут они себя подобающе: образ студенческого тренера – это кричащий, жалующийся, размахивающий руками и швыряющий стулья на паркет старикан.

Стивенс сразу поразил тем, насколько он не похож на этот стереотип (не только возрастом). Его трансцендентное спокойствие противоречило классической идее «студенту нужно проорать пять раз, прежде чем он поймет». Команды Стивенса были собраны по его подобию – спокойные, трудолюбивые, сконцентрированные.

Одна из таких команд удивила баскетбольный мир, дойдя до финала «Мартовского безумия» в 2010 году. За более чем 100 лет своей истории Батлер никогда и в четвертьфинал не пробивался. Титул ускользнул в последней атаке – Гордон Хэйворд смазал бросок на победу, а потом его же отчаянный залп с середины площадки обстучал щит и все кольцо, но вывалился.

Баскетбольный мир обсуждал Батлер всю весну. Стивенсу после финала позвонил Обама (обычно президент поздравляет только чемпионов), его позвали на шоу Дэвида Леттермана. Эксперты прогнозировали, что Батлер снова дойдет до поздних стадий «Мартовского безумия», а потом Гордон Хэйворд выставился на драфт НБА.

Стивенс не пытался удержать свою звезду. Более того, он не только посоветовал Хэйворду уходить в профессионалы, но и обзвонил почти всех генменеджеров НБА, чтобы понять, где примерно на драфте может уйти Гордон. Один звонок соединил Стивенса с Бостоном. Так началось его знакомство с Дэнни Эйнджем.

Как выступил Батлер на следующий год без Хэйворда? Снова вышел в финал. Два финала за два года, против членов Зала славы баскетбола Майка Кшишевски и Джима Кэлхоуна. О таком не мог мечтать ни 8-летний, ни 20-летний, ни даже 32-летний Брэд Стивенс.

* * *

Проблема маленьких-средних-не самых больших колледжей NCAA состоит в том, что им трудно удержать своих тренеров – из-за зарплаты, из-за ограниченных возможностей рекрутинга игроков, из-за статуса. Обязательно найдется какая-нибудь Небраска, или Айова, или Огайо Стейт, которые угонят успешного коуча. Кстати, именно эти три программы увели у Батлера трех предшественников Стивенса (и все трое уже уволены).

В какой-то момент 82-летний зал «Хинкл Филдхаус», в котором снимали самый культовый баскетбольный фильм «Хузьерс» (простите, поклонники «Космического Джема»), стал слишком тесен для Стивенса. Слухи отправляли его в самые пафосные университеты, но Брэд не хотел когда-нибудь выводить условный университет Индианы на матч против Батлера.

В 2013 году ему снова позвонили из Бостона. Вот как вспоминает тот звонок Стивенс: «Дэнни, по сути, сказал: «Хэй, от нас уходит Док Риверс. Очень хочу поговорить с тобой о работе в «Селтикс», но у меня впереди дико загруженные дни».

Вскоре Эйндж обменяет Гарнетта и Пирса в «Бруклин». Но лучшее его решение того лета еще впереди.

Это было время массовых перестановок: сразу девять бывших помощников стали главными (Буденхольцер, Хорнасек, Браун, Йергер, Клиффорд, Мэлоун, Шоу, Чикс, Дрю), плюс Джейсон Кидд завершил карьеру и тоже стал хедкоучем. Так обычно и поступают в НБА – тренеры-новички не совсем новички, они много лет варятся в НБА в качестве игроков или ассистентов.

Стивенс опять оказался не как все.

Момент идеальный, но такой редкий: в команде со стабильным менеджментом освобождается вакансия главного тренера. Студенческих тренеров редко зовут в НБА еще и потому, что если что-то пойдет не так в адаптации, виноват будет тот, кто нанял такого человека. Дэнни Эйнджу увольнение не грозило в любом случае, и он выписал тренеру с лицом первокурсника контракт на шесть лет. Стивенс стал самым молодым тренером в НБА.

Эксперты говорили: «ну, по крайней мере будет интересно посмотреть на этот эксперимент». Генменеджеры других клубов были уверены, что в шестилетнем контракте есть опция досрочного расторжения. Болельщики ждали, что с тренером-новичком и собранным из лоскутов составом придется несколько лет болтаться в самых низах – особенно когда на второй год работы Стивенса в клубе Дэнни Эйндж устроил массовую чистку состава и провел 11 обменов за год. А Бостон – очень требовательный спортивный город, испорченный десятками титулов в баскетболе, бейсболе, американском футболе, хоккее.

Стивенсу в этом вихре нужно было найти себя. Вундеркинд из колледжа должен был измениться и стать тренером НБА.

* * *

Легко объяснить, чем хорош игрок. А как объяснить достоинства тренера? Спроси любого фаната о величии Леброна, и услышишь о его универсальности, пасах, защите, блокшотах, данках, долголетии и физическое форме. Спроси о величии Поповича, и – если повезет – услышишь что-то сумбурное о победах, культуре, системе. Все это предельно общие слова, они не отличают одного хорошего тренера от другого, они больше говорят об организации, чем о тренерском искусстве.

Что конкретно мы знаем о методах Стивенса-тренера?

Еще в колледже он зарекомендовал себя специалистом по комбинациям – Грегг Попович не так давно признавался, что до сих пор смотрит записи игр Батлера, чтобы узнать секреты Стивенса. Его ATO (after timeout plays), то есть комбинации после таймаута, стали считаться эталонными уже в первый сезон в НБА. «Правда, он рисует такие сложные схемы на планшете, как будто у нас все еще студенческие 35 секунд на атаку, а не 24», – признавались игроки. Секрет успешных ATO Стивенса состоит в том, что он пытается предугадать реакцию соперника на то, как будут располагаться его игроки при вводе мяча из аута. Часто в начале таймаута Стивенс изучает скамейку соперника, чтобы понять, с каким персоналом ему предстоит столкнуться в следующем владении.

«Все свои комбинации я у кого-то украл, – утверждает Стивенс. – Да, может быть, это не точная копия, но мне может понравиться какой-то розыгрыш мяча, и я захочу примерить его к нам. Тут нет ничего авторского. Если и есть какая-то моя заслуга, то только в том, что я смотрю записи игр».

Кажется, он посмотрел десятки тысяч таких записей. Когда он был тренером в Батлере, то держал дома у каждого телевизора блокноты, чтобы зарисовать понравившуюся схему или комбинацию из НБА, NCAA или школьных соревнований. После перехода в НБА стало проще – ему достаточно попросить видеокоординатора вырезать нужные клипы и прислать ему. 17 лет назад он и сам этим занимался.

Любимые комбинации Стивенса после таймаута? «Те, которые приносят нам очки. А те, что не приносят, меня не интересуют».

Но тренер-новичок с комбинациями – это как музыкант, умеющий играть несколько заученных мелодий, но не способный писать свою музыку. Чтобы впечатлить НБА, нужно что-то большее.

* * *

Еще одна причина краха студенческих тренеров – неспособность принимать поражения. За все 6 лет в NCAA Стивенс проиграл в сумме лишь 49 раз, за один только первый сезон в НБА – 57. Успешные команды НБА нечасто ищут новых тренеров, так что новичкам нужно готовиться к частым поражениям. Не каждый может адаптироваться. Но Стивенсу это удалось. «Проигрывать больно, но ты должен вставать и идти работать дальше. Лучший импульс к работе дает тяжелое поражение», – считает он.

Умение извлекать уроки из каждой ситуации, постоянное желание становиться лучше – главные достоинства Стивенса. С момента назначения в «Бостон» он успел потренировать четыре совершенно разных состава, и с каждым добивался какого-то промежуточного успеха. «Когда твоя команда обновляется каждые полтора года, самое сложное – сохранять чувство общности и оптимизма», – признается тренер. И все равно продолжает делать себя и своих игроков лучше. Из крошечного запасного игрока Айзейи Томаса, от которого отказались две команды, он сделал супербомбардира, а дальше – звезду. Сейчас он будет лепить из Кайри Ирвинга топ-разыгрывающего. Грубое защитное орудие Эвери Брэдли в его руках превратилось в универсальный инструмент на обеих сторонах площадки, и теперь болельщики ждут прогресса от Смарта, Брауна, Розира. Всевозможные краудеры-тернеры-джорданы кроуфорды показывали лучший баскетбол в карьере именно у Стивенса.

«Вам повезло, если у вас работает Брэд Стивенс. Даже если вам приходится полностью изменить атакующие схемы из-за новых баскетболистов, ритм игры не сбивается», – это слова Леброна Джеймса. А он даже своих тренеров хвалит нечасто.

Стивенс настолько погружен в работу с «Бостоном», что не отвлекается на мелочи. Автоответчик в его офисе еще много лет говорил голосом прежнего тренера Дока Риверса.

«Предположим, ты добился главной поставленной цели в своей жизни. На следующий день нужно идти к ней снова. Поэтому нельзя снимать ногу с педали газа, нужно продолжать двигаться и становиться сильнее каждый день», – говорит он. Через три года после подписания первого контракта с «Бостоном» Стивенс получил новый – на срок где-то между 7 годами и бесконечностью.

* * *

Пока побед в карьере Стивенса меньше, чем поражений – обидных, несправедливых, оглушительных, самых разных. Главное, что любые поражения он использует как мотивацию и перерабатывает в знания. «Однажды я летел из Орландо в Индианаполис, и самолет попал в зону турбулентности, – вспоминает Стивенс. – Нас трясло из стороны в сторону. На борту было три десятка детей, возвращавшихся из Диснейленда. Клянусь вам, человек 20 из них вскинули руки и завопили, как будто мы были на американских горках. Это было отличным напоминанием о том, что главное – это твое отношение, твое мировоззрение, так что пора двигаться дальше, к следующей комбинации. Теперь для меня турбулентность – повод для восторга».

Грегг Попович не жалеет комплиментов человеку, которого постоянно сравнивают с ним самим. «Стивенс – особенный человек на паркете и вне его, – говорит легендарный тренер. –  Он много знает, и знания – это замечательно, но если к ним не прилагаются острый ум, рассудительность и эмоциональная зрелость, они бесполезны. А у него все это есть, и это важно. Таких людей мало. Это проявляется и в том, как он относится к людям, и в том, как он тренирует. Он будет великим к концу карьеры, и он уже сейчас чертовски крутой тренер».

Они во многом похожи – умение работать с молодежью, оценка лучших качеств в самых незаметных игроках, готовность постоянно учиться новому, особенное, «человеческое» отношение к баскетболистам. Но они и очень разные – характер, темперамент, опыт, а главное – победы. У Грегга Поповича 5 чемпионств. У Брэда Стивенса пока только три выхода в плей-офф. Но он их не считает, как не будет считать титулы в конце карьеры. У него всегда будет на один меньше, чем ему нужно.

 

 

Фото: Gettyimages.ru/Maddie Meyer; REUTERS/Mike Segar; Gettyimages.ru/Andy Lyons; Gettyimages.ru/Darren McCollester/Boston Children’s Hospital, Dave Martin, Andy Lyons, Streeter Lecka, Maddie Meyer, Jason Miller; REUTERS/Greg M. Cooper/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Jim Davis/The Boston Globe

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.