Блог Баскетбольная площадка

50 лучших игроков НБА XXI века. Леброн Джеймс

3. Леброн Джеймс (2003 – н.в.)

Команды:  «Кливленд», «Майами»

Количество участий в Матчах всех Звезд: 10 (2004-2014)       

Статистика: 27,5 очка, 7,2 подбора, 6,9 передачи, 1,7 перехвата, 3,3 потери,  50%-34%-75%;

Количество участий в плей-офф: 9 (2006-2014); 2 титула (2012, 2013), 3 финала (2007, 2011, 2014), 2 MVP Финала (2012, 2013);

Статистика в плей-офф: 28,0 очка, 8,4 подбора, 6,4 передачи, 1,7 перехвата, 3,4 потери, 48%-33%-76%;

MVP сезона: 4 (2009, 2010, 2012, 2013)

Статистика в финалах

F2007: 22.0+7.0+6.8+1.0+5.8 36-20-69 (%) (4 матча)

F2011: 17.8+7.2+6.8+1.7+4.0 48-32-60 (%) (6 матчей)

F2012: 28.6+10.2+7.4+1.6+3.8 47-19-83 (%) (5 матчей)

F2013: 25.3+10.9+7.0+2.3+2.6 45-35-80 (%) (7 матчей)

F2014: 28.2+7.8+4.0+2.0+3.8 57-52-79 (%) (5 матчей)

Лев Толстой, находясь под сильнейшим впечатлением от творчества своего английского коллеги Чарльза Диккенса, однажды написал следующее: «Если просеять мировую прозу, то останется Диккенс. Если просеять Диккенса, останется «Дэвид Копперфилд». Если просеять «Дэвида Копперфилда», останется описание бури на море».

Если применить ту же лингвистическую конструкцию к нашему случаю, то можно заключить, что если просеять всех баскетболистов, пришедших в НБА в новом тысячелетии, останется Леброн. Если просеять Леброна, останутся его четыре года в «Майами». Если просеять его четыре года в «Майами», останется шестая игра против «Бостона» в финале конференции 2012 года. Немного утрированная, разумеется (но все же не настолько, как в высказывании Льва Николаича), зато относительно наглядная иллюстрация того положения, которое сейчас занимает Леброн в лучшей баскетбольной лиге мира.

Его баскетбольные умения не знают аналогов, по большому счету, он чуть ли первый в истории баскетбола игрок, которого нельзя измерить по относительным параметрам. Его просто не с кем сравнивать – вся вот эта груда мышц, инстинктов и уникального баскетбольного интеллекта, помещенная под всегдашнюю бандану, должна восприниматься нами как единственный и неповторимый абсолют.

Мой любимый этап развития великого игрока – это те годы его карьеры, которые он проводит в качестве живой легенды

Все могло бы быть иначе, если бы Леброна оценивали исключительно по его действиям на баскетбольной площадке. Возможно даже, что тогда он уже сделал бы привычные лишние пару шагов и ворвался бы на самый верх баскетбольного исторического пьедестала. Но на его пути встал соперник, которого не было у Расселла, Карима, Мэджика, Берда, Джордана. Не сталкивался с ним Данкан просто потому, что он защищен исходящим от него световым полем, от которого отскакивает всяческий негатив. Из равновеликих с Леброном фигур сражаться с этим мощным врагом пришлось лишь Кобе Брайанту, да и то лишь на втором этапе карьеры. Имя этому воину зла – общественное мнение, которое существовало и раньше, но с массовым внедрением в нашу жизнь Интернета оно разрослось и превратилось из ядовитой гадюки обыкновенной в Лернейскую гидру.

Джеймс – первая и главная звезда постпостджорданизма, эпохи, о важности которой судить будем не мы, а уже будущие болельщики баскетбола. За карьерой Леброна следили с самого ее начала по всему миру, обсуждая каждый его шаг, каждый великий момент на баскетбольной площадке, каждый несуразный момент в повседневной жизни молодого человека, на которого обрушился невиданный прежде никем в истории баскетбола пресс ожиданий. Мы судим его очень строго, в открытую недоумеваем над его тягой к обустраиванию максимально комфортабельного места в истории, но такое его стремление тоже обусловлено законами той эпохи, в которую мы живем. Величие, рейтинги, всякие там горы – все это возвели в ранг единственно существующей истины журналисты во главе с Биллом Симмонсом, и сейчас все эти вроде бы околобаскетбольные вещи, которые во все времена следствием, а не причиной, зачастую становятся важнее самой игры.

Вся вот эта груда мышц, инстинктов и уникального баскетбольного интеллекта должна восприниматься нами как единственный и неповторимый абсолют

Говоря о положительных качествах Леброна, всегда вспоминают его игровые преимущества. Вспоминая негативные моменты, в первую очередь отмечают явные огрехи в образовании, поведении, принятии Решения. Иными словами, апеллируя к недостаткам Джеймса, его ненавистники часто не могут вспомнить те минусы, которые проявляются собственно во время матчей, тем самым, в насмешку над самими собой, косвенно подтверждая его неоспоримое величие. Конечно, один-то сугубо баскетбольный аргумент всегда найдется – как правило, в его качестве выступает нерешительность Леброна в решающие моменты игры на выбывание.

Действительно, несмотря на окружающий его металлический ореол и небольшое внешнее сходство с Терминатором, Леброн нечасто бывает по-настоящему неотвратим в самых важных стычках, когда на карту поставлено все («нечасто» в данном случае далеко не равно «никогда»). Зачастую его не нужно раздавливать прессом, чтобы победить, в минуты опасности он становился похожим на Арнольда Шварценеггера не уверенного и неумолимого, как в фильме Кэмерона, а сомневающегося в себе и полного разочарования полицейского из посредственного «Конца света». Он провалил свои первые два финала, вчистую проиграв двум техасским командам, был не слишком убедителен в ключевые моменты решающей серии 2013 года, не превратился в супергероя в прошлом году (занятно, что мы от него этого требуем практически в приказном порядке; у тебя не самая сильная команда – давай выйди и самостоятельно уничтожь одно из лучших баскетбольных творений в истории). Наверное, немногие доверили бы ему решающий бросок на последних секундах игры, но не глупо ли определять уровень баскетболиста исключительно по его умению играть тогда, когда до финальной сирены остались считанные мгновения? В конце концов, не все Джорданы, Берды, Миллеры и Лилларды, а баскетбольный матч длится не одну минуту, а минимум сорок восемь. Думается, что если Леброн и обладает таким недостатком, то это явно не тот недостаток, который перевесит тысячу добродетелей.

Леброн не из тех, кто пойдет на подвиги ради детской мечты

И все же мне трудно удержаться от обсуждения повседневной жизни Джеймса вне прямоугольного паркета. Я говорил это раньше, и скажу еще раз – мне не понравилось Решение. Думаю, это вполне нормальная реакция нейтрального болельщика-идеалиста, которому хочется, чтобы сильных команд было побольше, а сговоров сильнейших баскетболистов мира поменьше.  Забавно, но меня совсем не тронуло и летнее письмо Джеймса, и я считаю, что по состоянию на данный момент он запомнится следующим поколением в большей степени игроком «Хит», нежели «Кливленда». Пусть всего лишь четыре года Леброн провел в «Майами», тогда как майку «Кливленда» он надел уже в восьмом для себя сезоне, на данный момент он идентифицируется именно как главарь «Трио». Это не такая уж и уникальная ситуация – я знаю многих людей, которые относительно близки к баскетболу НБА, и в то же время ухитряются находить себя пребывающими в полной уверенности, что Чарльз Баркли если не всю свою карьеру, то, по крайней мере, внушительную ее часть, провел в «Финиксе». На самом же деле, нынешний ведущий аналитик американского телевидения исполнял свои трудовые обязанности в аризонских пустынях лишь те же леброновские четыре года, что составляет одну четвертую часть от его общего профессионального стажа.

Известно, что Леброн помешан на истории баскетбола, причем помешан настолько, что, по давней традиции наших далеких предков (мастеров наскальной живописи) выгравировал соответствующую татуировку на ноге. Он определенно думает о том, как его будут воспринимать потомки, и поэтому он при первой же возможности предпринял столь решительную попытку прекратить выступления за златоемкое, но так и не ставшее родным «Майами». Леброн ушел из «Хит» сразу же, как только понял, что они уже не будут той империей, что прежде – шаг не такой уж романтический, но предельно рациональный. Хотя такая рациональность вовсе не означает отсутствие теплых чувств к родному краю – понятно, что к Буби Гибсону и Джамарио Муну он бы не вернулся, но если создаются все условия для комфортного существования, то почему бы и нет.

Леброн не из тех, кто пойдет на подвиги ради детской мечты, но при прочих равных он лучше облагодетельствует родной штат, чем какой-либо другой. Сейчас все сложилось именно так, как он хотел, в «Кливленде» подобрался вполне чемпионский состав, и он наверняка будет бороться не только за чемпионство, но и за то, чтобы остаться в людской памяти как героический спаситель Отчизны, чем как гениальный наемник Пэта Райли. Повторюсь, полагаю, что именно это стало основной причиной его типично хоббисткого возвращения в родной Шир-Акрон после долгого и насыщенного путешествия.

Джеймс – первая и главная звезда постпостджорданизма, эпохи, о важности которой судить будем не мы, а уже будущие болельщики баскетбола

Сейчас мы можем опираться лишь на те пределы великолепия Леброна, которые он нам успел очертить, но на подсознательном уровне каждый из нас понимает, что для него границ как будто бы не существует. Ведь если вдуматься, ему еще нет тридцати лет. Кобе Брайант в этом возрасте только готовился выиграть Олимпиаду в Пекине, ставшую переломным моментом в его карьере; Стив Нэш еще не вернулся в «Финикс», а Кевин Гарнетт не стал частью семьи «Селтикс». Леброн сейчас лишь в самом начале самого интересного отрезка в своей карьере – отрезка, когда именно он является главным носителем чемпионских традиций в команде и должен вести за собой партнеров не только по праву силы, но и по праву духа.

Во время первого пришествия в «Кавс» он был уникальным юношей, который сам не осознавал и половины своего могущества, в «Хит» его спину всегда могли прикрыть Уэйд и Райли. Сейчас он должен стать Ахиллесом и Агамемноном в одном лице – то есть не только быть непревзойденным воином, но и постоянно растолковывать всем о том, какой тяжелый путь им предстоит пройти на пути к вожделенной цели. Возможно, он уже не будет тем танком средних размеров, который врывается под кольцо соперника и всегда добивается своей цели за счет физической мощи, координации и серийного прыжка. Те времена были хороши, но они уже по большей части в прошлом, и сейчас мы видим помудревшего Джеймса, который еще больше развил в себе понимание игры, искусство постоянного совершенствования собственных партнеров. Он также окончательно утвердился в качестве опаснейшего снайпера, которого больше ни в коем случае нельзя держать «от прохода», давая возможность бросить по кольцу с дистанции. Есть ощущение, что когда эти парни в бордовых майках сыграются, то смогут натворить неописуемых бед, сравнимых с теми, которые принадлежат авторству «Майами» недавних времен.

Отпуская воображение еще дальше, понимаешь, что «Майами» так ни разу и не были абсолютной силой и грозой всей лиги, они ни разу не прошлись катком по своим соперникам в плей-офф, что во все времена являлось неотъемлемым признаком великой команды. Возможно, Леброну удастся сделать нечто подобное уже у себя на родине, и тогда уже никто не будет вспоминать ни Решение, ни прочие мальчишеские неуклюжести. Мой любимый этап развития великого игрока – это те годы его карьеры, которые он проводит в качестве живой легенды. Сейчас именно в таком положении находятся последние два участника рейтинга, прерывая матчи собственными достижениями и излучая природный свет. Довольно скоро это произойдет и с x-кратным чемпионом НБА Леброном Джеймсом, но пока он еще не забронзовел, на него необходимо главным образом смотреть – смотреть во все глаза. Об истинном величии поговорим немного позже. 

Фото: Fotobank/Getty Images/Jesse D. Garrabrant/NBAE

Автор: Павел Хрусталев

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.