Блог Баскетбольная площадка

Величайшая сделка в истории. Слияние НБА и АБА устами участников

head

Автор: Терри Плуто

Оригинал: Отрывок из книги «Loose Balls» (переиздание 2007-го года). Перевод выполнен не для коммерческого использования.

Судебный иск имени Оскара Робертсона рассматривался судебной системой в течение целых шести лет, пока 3 февраля 1976 года по нему не было вынесено решение. До этого момента слияние НБА и АБА было невозможно, ибо это противоречило интересам игроков. Согласно их иску от 16 апреля 1970 года, слияние создавало монополию в профессиональном баскетболе, и было невозможно до тех пор, пока не был создан институт свободных агентов и игрокам не позволили перемещаться по своей воле по истечении контракта. Решение Верховного суда США состояло из пяти основных пунктов:

  1. Так называемый option clause, который привязывал игрока к команде на год после истечения его контракта (из-за которого такие игроки, как Рик Бэрри и Зелмо Битти были вынуждены просидеть год без дела после окончания своих трудовых соглашений, прежде чем смогли перейти из НБА в АБА), прекращал свое существование.
  2. Если команда выбирала игрока на драфте, то его права принадлежали ей в течение года. Если к началу следующего драфта игрок не заключал контракт с выбравшей его командой, то его мог задрафтовать другой коллектив. До этого подобный срок составлял два года.
  3. Игроки, только закончившие школу, могли выйти на драфт, если отказывались от своего права играть на университетском уровне.
  4. Команды получили возможность повторять предложение другой организации игроку с истекшим контрактом. Если у игрока «Бостона» закончилось соглашение и ему сделала предложение «Филадельфия», то «Селтикс» могли его повторить и оставить игрока у себя.
  5. НБА должна была выплатить своим игрокам 4.3 миллиона за судебные издержки. 479 игроков получили свою долю, размер которой зависел от количества сезонов, проведенных в НБА на момент принятие судом решения. Таким образом, наибольшая сумма, которую получал один игрок, составляла 32 тысячи долларов.

Убрав со стола иск имени Оскара Робертсона, Верховный суд, тем самым, сделал возможным слияние лиг. Спустя 9 лет, 28 команд и 50 миллионов расходов, АБА прекратила свое существование летом 1976 года. 

Майк Голдберг: Начнем с того, что НБА никогда официально не называла это слиянием. Четыре команды АБА по сути купили себе участие в НБА, таким образом превратив все это в расширение лиги, но никак не слияние. Почему же обе лиги сдались? Да потому, что все устали. Владельцы АБА были на пути к полному банкротству. За девять лет они сталкивались со сплошными расходами; им потребовалось очень много изворотливости и креативности, дабы остаться в деле. Им, конечно же, хотелось устроить хорошую схватку, но их бы не хватило надолго. К концу сезона 1975-76 в лиге осталось всего семь команд, и лишь шесть из них держались на ногах к последнему раунду переговоров о слиянии. Представить проведение еще одного сезона было невозможно. Для НБА усталость также сыграла свою роль. АБА перевернула их мир с ног на голову. Игроки перебегали из одной лиги в другую, зарплаты росли как на дрожжах, школьники стали прыгать в ранг профессионалов. Обе стороны просто решили, что пора было положить конец этому сумасшествию.

Джим Буката: АБА на переговорах представляли Рой Боу, Карл Шир и Энджело Дроссос. Комитет слияния со стороны НБА возглавлял Джим Фитцджеральд. Однако их имена не имеют особого значения, ибо основную работу проделали два комиссионера – Лэрри О’Брайен и Дэйв Дебуше. Они проводили свои встречи в захолустных ресторанах нью-йоркского Ист Сайда. О’Брайен тем летом дал понять, что пришла пора слияния. Некоторые из команд НБА, такие как «Атланта», уже сражались за выживание. Факт того, что АБА забрала у «Хоукс» Дэвида Томпсона и Марвина Уэбстера, сыграл свою роль, ведь экономическая составляющая была основой слияния.

Нашим первым предложением было присоединение шести команд к НБА за 4.5 миллиона, выплаченных за шесть лет. «Вирджинию» ожидало расформирование. Однако НБА не захотела брать к себе «Кентукки» и «Сент Луис» из-за интересов некоторых своих команд. «Спиритс» собирались переехать в Хартфорд, однако «Селтикс» воспротивились подобному развитию событий, посчитав, что таким образом будут нарушены их территориальные права. «Колонелс» собирались переехать из Луисвилля в Цинциннати, однако «Чикаго» хотели заполучить Артиса Гилмора и воспротивились наличию «Кентукки» в НБА. Тогда лига и заявила, что примет только четыре команды. Соглашайтесь или убирайтесь.

getout

Рой Боу: Проблема в том, что мы хотели втащить в НБА все шесть своих команд, однако нам нечем было крыть их карту. НБА знала, что мы были почти мертвы, и воспользовалась этим.

Энджело Дроссос: Нам пришлось согласиться на их условия. Мы предложили выплатить по 5 миллионов за каждую из четырех команд, растянув выплату 20 миллионов на несколько лет. Нам также пришлось договариваться о компенсации с «Кентукки» и «Сент Луисом». Казалось, переговоры никогда не завершатся. Я помню, как после одной встречи мы просидели за бумагами до четырех часов утра; я поднял глаза на О’Брайена и сказал:

– Лэрри, я сдаюсь. Все это похоже на плохо спланированную постройку дома. Сначала тебе кажется, что потребуется всего 30 тысяч. Затем ты решаешь добавить еще одну комнату и поменять покраску стен, и тебе приносят счет на 60 тысяч. Нам никогда не договориться, давай лучше разойдемся. НБА продолжит свое дело, а мы в АБА продолжим свое.

Я вышел из комнаты, позвонил Джону Брауну и сообщил ему, что сделки не будет. Он воспринял эту лучше, чем я ожидал; вот только я понятия не имел, как нам организовать следующий сезон вокруг шести команд. Я оставил Карла Шира, Роя Боу и Билла Исона с комиссионером и вернулся лишь спустя пять часов. Все четверо все еще находились в комнате; стоило мне войти, как О’Брайен усмехнулся и поинтересовался:

– Как я понимаю, ты готов, наконец, пойти на сделку?

– Нет, Лэрри, я уже почти собрал вещи в своей комнате и готов уехать.

– Пока тебя не было, мы с твоими парнями обсуждали ситуацию, и я не могу до сих пор понять, зачем мы играем во все эти игры.

– Я ни во что не играю. Однако, если позволишь, я сделаю последнее предложение со стороны своих партнеров.

Рой Боу, Карл Шир и Билл Исон согласились, чтобы я говорил от их лица; я выложил последнее предложение АБА на стол. Комиссионер не согласился, и мы все покинули конференц-зал, мрачно соглашаясь, что так будет лучше и мы еще поставим АБА на ноги. Но стоило нам войти в мою комнату, как в дверь постучали и нас попросили вернуться на переговоры. Я вошел в зал, ко мне подошел Майк Берк из «Никс», обнял меня и радостно прошептал:

– Добро пожаловать в НБА.

Карл Шир: Давление было просто невероятным, ведь мы сражались за свои жизни. Я, наконец, понял, каково было японцам за столом переговоров в конце Второй Мировой. Нам ведь нечего было предложить! Мы врали с три короба о том, что проведем следующий сезон, и что АБА еще покажет НБА свою силу. Мы уже собирались уходить, когда сделку внезапно одобрили; у нас словно гора с плеч упала. Понятия не имею, кто убедил Лэрри О’Брайена согласиться на наши условия.

Майк Голдберг: Конечно, роль О’Брайена была важна, однако не стоит забывать молодого адвоката по имени Дэвид Стерн. Владельцы давили на комиссионера, требуя закрыть сделку, и тот бы не справился без юридической консультации Стерна. Со стороны АБА большая часть заслуги принадлежит ДеБуше; Шир, Боу и Дроссос лишь закрыли переговоры. Что касается владельцев «Индианы», то они просто стояли в сторонке и получили пропуск в будущее.

Майк Сторен: Дик Тинхэм также заслужил похвалы хотя бы за то, что нашел для нас Фреда Фурта, блестящего адвоката по антитрастовым делам. Он держал НБА в страхе в судебных инстанциях, и одна из причин, по которой НБА согласилась, наконец, на сделку, в том, что им надоело тягаться с Фуртом в суде.

Майк Голдберг: Фурт действительно был могущественным человеком в том, что касалось антитрастовых законов. Он зарабатывал баснословные деньги и жил припеваючи на этих делах – жил в Hyatt Regency New York и разъезжал по городу на лимузине. После слияния мы все еще должны были Фурту большую сумму денег. Я как-то зашел к нему в отель по этому поводу, а он сидел там в окружении маникюрщиц; между нами состоялся следующий короткий диалог:

– Майк, заходи. Нам как раз нужно было поговорить.

– Фред, если ты о нашем долге, то мы все выплатим, я обещаю.

– Конечно, выплатите. Если эти 25 тысяч не будут на моем столе к пятнице, Джулиус Ирвинг будет работать моим садовником.

Майк Сторен: Еще один человек, который мог завалить нашу сделку – это Лэрри Флешер. Профсоюз игроков был у него в руках, и мы бы пошли ко дну, не одобри они сделку. Флешер был на одном уровне с О’Брайеном, когда речь заходит о власти в профессиональном баскетболе.

Майк Голдберг: Нам пришлось доказывать всем пользу от слияния. «Буллс» получали шанс на Артиса Гилмора. «Никс» хотели слияния, потому что в таком случае «Нетс» пришлось бы платить им неустойку за нарушение территориальных прав. «Сент Луис» рассчитывал на солидный финансовый куш за согласие не переходить в НБА. Джон Браун собирался получить определенную сумму за «Кентукки», дабы приобрести франчайз в НБА. Владельцам пришлось договариваться со «Спиритс» и «Колонелс».

Джим Буката: Дональд Шупак, один из владельцев «Сент Луиса» и блестящий юрист, подгадал подходящий момент и ворвался на переговоры, заявив о желании играть в НБА. Он знал, что слияние не состоится, пока обе лиги не удовлетворят его запросы.

Майк Голдберг: Из всех участников сделки наибольшую выгоду получили Шупак. Он попросту утомил всех своими запросами. Он вырос в Нью-Йорке и привык получать то, что хотел, в то время, как большинство владельцев АБА были джентльменами и приятными людьми. Он говорил и говорил, давил и давил, до тех пор, пока все не согласились с его требованиями.

merger

Пункты договора о слиянии НБА и АБА:

  1. Четыре команды АБА – «Денвер», «Сан-Антонио», «Индиана» и «Нью-Йорк» – присоединялись к НБА, доведя количество команд до 22.
  2. Каждая из четырех команд обязалась выплатить 3.2 миллиона до 15 сентября 1976 года.
  3. Команды из АБА не получат свою часть прибылей от контракта с телевидением в свои первые три сезона – с 1976-го по 1979-й.
  4. Команды АБА не примут участие в драфте НБА-1976.
  5. Команды АБА согласятся на статус команд расширения.
  6. Команды АБА не смогут принять участие в распределение доходов и разделение лиги на дивизионы в свои первые два сезона в НБА.
  7. «Нью-Йорк Нетс» выплатят «Нью-Йорк Никс» 4.8 миллиона за нарушение их территориальных прав.
  8. Четыре команды АБА сохранят своих игроков. Игроки команд, не вошедших в состав НБА, будут распроданы на драфте распределения. «Чикаго Буллс» получали первый пик этого драфта и возможность заполучить Артиса Гилмора.

Пункты соглашения между командами АБА:

  1. Владелец «Кентукки Колонелс» Джон Браун получал 3 миллиона за неприсоединения к НБА и расформирование своего франчайза.
  2. Владельцы «Сент Луис Спиритс», братья Оззи и Дэнни Силна и Дон Шупак, получали 2.2 миллиона, а также 1/7 часть дохода от ежегодных телевизионных прибылей каждой из четырех команд АБА, присоединившихся к НБА. Таким образом, они получали 4/7 от телевизионных доходов «Индианы», «Денвера», «Сан-Антонио» и «Нью-Йорка» в год до конца существования НБА или выкупа данного соглашения.
  3. Контракты всех игроков АБА без исключения становились гарантированными, дабы удовлетворить требования профсоюза игроков НБА.
  4. Все игроки АБА, игравшие в лиге с 1971 года, получали существенную прибавку к своим пенсиям.

Сделка, заключенная «Сент Луисом», казалась настоящим провалом, учитывая телевизионные рейтинги НБА и возможность расторжения контракта с АВС. Однако приход Мэджика Джонсона, Лэрри Берда и Майкла Джордана, и расцвет НБА привели к тому, что бывшие владельцы «Спиритс» заработали 8 миллионов в 1980-х. Их прозорливость стала ясна, когда в 1990 году НБА подписала с телевидением контракт на четыре года на сумму в 800 миллионов. В октябре 2014 года НБА объявила о заключении девятилетнего контракта с ABC/ESPN и Turner Sports на сумму в 24 миллиарда долларов. Незадолго до этого лига попыталась выкупить у семейства Силна соглашение имени «Сент Луиса», однако к тому времени доходы НБА от телевизионных контрактов составляли уже 930 миллионов в год, и ради расторжения пришлось выложить баснословные 500 миллионов. Таким образом, бывшие владельцы «Спиритс» за 37 лет заработали около 800 миллионов долларов, просто оказавшись в правильном месте в правильное время.

Джулиус Ирвинг: После слияния игроки АБА чувствовали себя проданными. В лучшем случае нам досталась не лучшая сделка с НБА. Многие парни потеряли свою работу, потому что три команды были расформированы. Было больно видеть, как мы проиграли после стольких лет объединенных усилий в борьбе с НБА.

Кто же выиграл? Владельцы АБА, ибо стоимость их франчайзов значительно выросла после присоединения к НБА; они-то уж точно отбили те деньги, которые им пришлось заплатить за вступление в лигу. Владельцы команд, которые не вошли в НБА, также прилично заработали и убрали с рук убыточные активы. Владельцы НБА получили больше всего – они забрали себе деньги АБА, забрали лучших наших игроков, и стали тем самым более популярны среди фанатов.

Однако средние игроки АБА проиграли.

Рой Боу: Самую большую победу одержал Джон Браун, который продал «Кентукки» за 3 миллиона, затем купил «Буффало» за полтора и обменял его на «Бостон», и парни из «Сент Луиса», которые обеспечили всех своих потомков своим хитрым соглашением.

Майк Голдберг: Иронично то, как владельцы жаловались, что им приходилось выкладывать до 5 миллионов ради присоединения к НБА, ведь ныне их франчайзы стоят сотни миллионов. Слияние лиг обернулось одной из самых выгодных сделок в истории.

Топовое фото: en.wikipedia.org/a href=»http://sports.mearsonlineauctions.com»>Sport Magazine Archives

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья