Блог Беги-стреляй

«Сыман развалил команду и поставил ее на колени». Юрий Лядов объясняет, что не так с мужским биатлоном в Беларуси

 

Пару лет назад он попадал в топ-20 на чемпионате мира, перед этим сезоном завершил карьеру. Интервью, после которого станет еще грустнее.

Сезон-2014/15 выдался для Юрия Лядова и для белорусских болельщиков многообещающим. Биатлонист здорово выступал в Кубке мира, а на мартовском чемпионате мира в Контиолахти попал в топ-20 во всех личных гонках. В спринте и вовсе был 16-м. В общем зачете мирового кубка Лядов стал 36-м. Так успешно белорусские мужчины не выступали много лет.

Однако продолжения не последовало. Следующий сезон спортсмен провалил. Пропала скорость, ухудшилась стрельба, покатились вниз результаты. 36-е место в генеральной классификации сменилось 74-м.

«Бежать вроде и не тяжело, а добавить не могу». Что происходит с лучшим биатлонистом Беларуси прошлого сезона

Падение продолжилось и в сезоне-2016/17. На первом этапе в Эстерсунде Лядов закончил спринт последним. Реакция тренерского штаба была незамедлительной – биатлониста отправили в Кубок IBU до конца года. 30 декабря 2016-го Лядов вместе с партнером Дмитрием Дюжевым был выведен из состава сборной. До конца сезона Лядов выступал во втором по рангу турнире. Провел шесть личных гонок, в которых не добирался даже до топ-20. К новому сезону под началом Василия Большакова и Николая Лопухова Лядов не готовился. Не было биатлониста и во втором составе. Оказалось, минчанин просто завершил карьеру.

В интервью Андрею Масловскому 30-летний Лядов рассказал, что происходило в его жизни после декабря 2016-го и поделился мнением о проблемах мужского биатлона.

– Как развивались события после декабря 2016 года, когда тебя и Дмитрия Дюжева вывели из состава сборной?

– В свой день рождения я крайне плохо пробежал спринт на Кубке мира – занял последнее место, и меня отправили на Кубок IBU. У спортсменов случаются такие дни, когда ничего не получается: ни бег, ни стрельба (Лядов промахнулся 5 раз – Tribuna.com). Скажу честно, таких провалов в карьере не было. Это фиаско.

Перед гонкой себя нормально чувствовал. Вроде был готов, но как оказалось, не был. После финиша хотел закрыться и спрятаться. Не очень приятно занимать последнее место, но меня многие поддержали. Круг моего общения – спортсмены, которые понимают, что это такое. Когда смотришь по телевизору, легко говорить: «Давай, терпи! Давай беги!» Когда бежишь в горку с винтовкой на плечах, хочется «терпеть и бежать», но иногда просто не можется.

– Что о результате сказал главный тренер мужской команды Александр Сыман?

– В тот же день мы не поговорили о гонке, а утром он просто сказал: «Едешь на Кубок IBU». В принципе, понимал, что так будет. Даже вещи отнес в машину, которая повезет ребят на Кубок IBU. Я бы сам не поехал на Кубок мира, если бы сказали. Я провалился. Надо было снова подниматься.

– Публично Сыман говорил о психологических проблемах выступления в свой день рождения. Эти слова болельщики восприняли так, словно ты начал заранее отмечать.

– Это дикость! Как так можно? Видимо, фантазия у болельщиков хорошая. Это же глупо. Даже интересно, как они это себе представляют. Сел в номере вечерком и отметил в одиночку?

– С партнерами.

– А они такие дурачки: «Давай, Юру поздравим и устроим банкет. Нарежемся, а утром на гонку». Это перед экзаменами в институте такое еще можно практиковать. Потом сиди и делай умный вид. В биатлоне же не прокатит – сердце выпрыгивает.

В общем, поехал на Кубок IBU. Ногами бежал хорошо, но стрелял плохо. Худшим не был, но выступил не очень. Уже в Минске перед Новым годом Сыман по телефону сказал, что я не еду ни на Кубок мира, ни на Кубок IBU. В качестве причины прозвучало что-то в стиле «нет средств». Я сказал, что готов поехать за свои деньги. Мне в ответ: «За свои нельзя. Решение руководства». Ну и все. В декабре-январе работал самостоятельно: катался в Раубичи, поддерживал форму. Вдруг в начале февраля звонок: «Завтра едешь на Кубок IBU». Выступил в Осрбли и все.

– Поехать за свои деньги затратно?

– Проезд для меня был бы бесплатным. В машине, которая везла команду, было свободное место. А проживание с питанием обошлось бы в районе 50 евро в сутки. Это не маленькие деньги, но я получал зарплату и готов был ее потратить таким вот образом.

– Это распространенная практика в мировом биатлоне?

– Бывает.

Кстати, наша федерация за старт каждого спортсмена получает компенсацию. Не знали? Я не знаю сумм на Кубке мира, но в Кубке IBU в районе 100-150 евро.

– Фактически отбиваются расходы на проживание.

– Конечно, в минус никто не уходит. Тем более за сборы платит Минспорта :).

– Что было после сезона?

– Меня не пригласили на подготовительные сборы к новому сезону и все. Да я и сам понимал, что уже не вернусь в биатлон.

– Тебя отчислили с формулировкой низкие результаты. Это еще более-менее понятно. Но по Дмитрию Дюжеву объяснения странные: невыполнение планов и заданий.

– Я расскажу, почему Дима ушел. Считаю, с ним поступили некрасиво. Результаты у Дюжева не были высокими, но парень готовился и должен был ехать на январские этапы Кубка мира (он отобрался через Кубок IBU).

Когда приехали в Минск на новогодние каникулы, Дима попросил у Сымана разрешение провести праздники с женой, которая была на поздних месяцах беременности, и двумя детьми. Сыман ответил: «Хорошо-хорошо, решим». Но через пару дней сказал, что нужно ехать на сбор в Рамзау. Дима напомнил о просьбе, и тогда Сыман поставил ультиматум: «Если сейчас не едешь, значит, не поедешь и на Кубок мира». Дима решил не ехать на сборы и сказал, что снова будет отбираться через Кубок IBU. На этом разговор закончился. А через два дня Дюжев узнал, что отчислен со сбора в Раубичах и уволен из биатлонного клуба.

– Увольнение из клуба – это конец карьеры?

– Нет. Ты просто остаешься без зарплаты. Так, как поступили со мной и Дюжевым, можно было поступить перед началом сезона. Тогда еще оставалось бы время найти финансирование. Платить может Мингорисполком, облисполком, БФСО «Динамо», например. Найти же деньги в середине сезона очень сложно.

– Где Дюжев сейчас?

– Дома в России. Работает вместе с отцом. С биатлоном завязал.

– Тебя тоже уволили из клуба?

– Нет. Я был аттестован в Минспорта – меня так просто не уволишь. Контракт со мной не продлили по весне.

– Ты закончил с биатлоном?

– Да. Уже не было желания прорываться в сборную снова. По юниорам проходил через это. На меня не рассчитывали, и я тренировался самостоятельно и потихонечку выгрызал место в сборной. Сперва попал в резерв, потом в первую команду.

Я бы мог вернуться, но не видел перспектив. Поеду на Кубок мира и займу 70-е место? Окей, 40-е или 30-е (а это будет) – и что дальше?

– Ну, это результат.

– Согласен. Я не хочу никого обидеть, но на уровень 30-х мест эти тренеры сейчас никого не выведут. Они, возможно, и могут, но нужно время, а его нет. У нас каждый год новые тренеры и новая система.

– Чем сейчас занимаешься?

– По просьбе нашего известного параолимпийца Василия Шаптебоя работаю с параолимпийской командой. Готовлю ребят с ограниченным зрением к поездке в Пхенчан. Выступаю в качестве гида. Бегу на расстоянии нескольких метрах впереди биатлониста и являюсь для него ориентиром. Кроме того, работаю у знакомых в фирме по продаже непродовольственных товаров.

***

– В нынешнем сезоне белорусские мужчины выступают просто ужасно. В личных гонках не попадают в преследование, в эстафете команду обгоняют на круг уже на первом этапе.

– Мне очень жалко ребят. Они переживают и хотят показывать нормальные результаты, но ничего не получается. Ребята пашут, как кони. Проводят по 300 дней в году на сборах, не видя родных и близких, и отмечают праздники в обнимку с винтовкой. Тратят свою молодость, и когда на финише видят себя на 70-80-х местах, им не весело.

Когда на Кубке мира команда занимает 20-е место в эстафете, это ужас. Мы в свое время попадали в 10-ку, были 4-ми. Почему такие результаты? Парни просто не готовы. Да, у одного может получиться, как у Вовы Чепелина в прошлом сезоне, но системности результатов нет.

Это просто ад! Белорусские биатлонисты начали сезон

Кошмар белорусских биатлонистов продолжается: Воробей упал на старте и потерял патроны

Есть выражение: этот день не задался еще вчера. Вот и с нашим мужским биатлоном так же. Все, что с ним происходит, началось после ухода Олега Рыженкова. Точнее, после того, как его убрали. Все покатилось вниз, но никто о проблеме не говорил. Зато обвиняют биатлонистов. Когда уходил Польховский, Сыман сказал, что всю ответственность за результат берет на себя. И что он сделал после сезона? Сказал, что спортсмены слабые, а у него не получилось. Так каждый может! А как же план, который был? Сыман развалил команду и поставил ее на колени.

Рыженков оставил команду, которая могла показывать результаты. Работайте, развивайте, но только не облажайтесь. И что получилось? Если бы я был дохлым, я бы не возникал, но Рыженков передал спортсмена, который способен показывать результат. И я честно выполнял все задания, которые давали другие тренеры. И какие ко мне претензии?

– Нормально выполнял?

– Не филонил! Конечно, сейчас будут рассказывать, что я ничего не делал, но ты спроси у любого: я делал все. Ладно бы провалился только я, но ведь у всех откат. Получается, что и Чепелин, Воробей и Кривко ничего не делали?

– Владимир Королькевич рассказывал, что с тобой было тяжело работать. Что на каждое его задание ты реагировал с видом всезнайки.

– Если Королькевичу так показалось, пожалуйста, но такого не было. Я не такой спортсмен, который, опустив голову, побредет выполнять. Я всегда спрашивал, для чего мы делаем то или иное упражнение. И уж тем более я не лентяй.

– Что поменялось в сборной после ухода Рыженкова?

– Всё. Сменилась система. И результат стал хуже. Ну и зачем меняли то, что работало? Зачем убрали тренера, у которого получилось с командой? Олег Владимирович нашел правильный подход. Мы показывали неплохие результаты. Выстрелил не кто-то один, а все пошли вверх. Рыженков показал, что можно бороться. Спортсмена мало научить бежать и стрелять. Нужно еще и вдолбить в голову, что ты можешь. Рыженкову удалось. И после сильнее никто не стал. Топчемся на месте. Сойдутся звезды – попадем в преследование. А о «двадцатке» сейчас даже никто не говорит.

– Нынешний дуэт тренеров Большаков-Лопухов отмечал движение вперед.

– В летнем биатлоне был прогресс. Вова Чепелин стал чемпионом мира. Но это летний биатлон. На роликах ты поедешь, как ни толкайся. Но на снег это не перенесешь.

– Ольга Назарова говорит, что проблемы от того, что нет системности.

– Может быть, и нет. А системность вообще была? Может, лет 15 назад если только.

– Федерация нормально работает?

– Что можно говорить, если тренера задвинули? И это ведь не единичный случай. Вадим Сашурин тоже не в биатлоне. Почему? Потому что имеет свое мнение. И Рыженков имеет.

Я не могу и не хочу оценивать работу федерации. Это должны делать в Минспорта. Я не вижу, кто и как работает и какие решения принимает. Можно просто взять 2005 год и вспомнить, где был наш биатлон. После проанализировать, что с ним случилось за 12 лет. Мы стоим на коленях! Все идет к тому, что мужчины потеряют квоту, дающую право выставлять в личных гонках четырех биатлонистов. Это будет хуже, чем фиаско. Это будет полный крах…

Вообще система странная. Пока можем ставить четырех, бегают трое. Лидеров сборной Бочарникова и Чепелина перед эстафетой в Хохфильцене отправляют в Кубок IBU. Непонятно. Впрочем, может, у тренеров есть какая-то тактика, которой они придерживаются.

– Может, просто дали шанс молодым.

– Сейчас не время и не место для экспериментов. Это норвежцы могут поставить второй состав и победить. Нам же надо сохранять квоту и подниматься вверх в Кубке Наций, а для этого надо хорошо выступать в эстафетах.

– Окей, к самим биатлонистам нет вопросов?

– Нет молодежи. Раньше на чемпионате страны стартовало по 30-50 юниоров, а сейчас почти никого нет. Куда они пропадают, не знаю. Может, биатлон перестал быть популярным, и детям интересней идти в футбол или хоккей?

Кроме того, условия тренировок тоже влияют. В Европе дети на тренировках в одинаковых костюмах, используют фирменный инвентарь, на форме эмблема клуба и так далее. С малых лет они работают на снегу. А у нас тренируются кто в чем. Мы уже на этом уровне проигрываем. А еще и снега нет. В Финляндии есть снежная труба, в Питере – тоже. Это огромный плюс. Слышал, что и у нас хотели делать что-то такое, но вроде как потом передумали.

– Коллега предложил перевести мужской биатлон на полулюбительский уровень. Показываешь результат – сидишь на ставке. Нет – гоняешь за свои.

– А почему он не предложил это сделать с футболом или хоккеем? В отличие от этих видов биатлон на Олимпиаду ездит. И медали привозит. А в футболе медали будут? Или, может, были?

– На молодежном уровне только.

– Если я начну считать биатлонные молодежные успехи, волосы встанут дыбом. Я не понимаю, к чему это предложение. Думаете, парни заоблачные деньги получают? Это смешно. Ставка у спортсмена 450 рублей. Знаю, что в хоккее и футболе зарплаты в десятки раз больше. У нас олимпийский чемпион получает 2-3 тысячи долларов. Так это чемпион, а футболистам за что платят? За то, что мячик туда-сюда катают? Переключаешь с Испании на наш чемпионат и думаешь: что за любители вообще? Они же тоже проедают государственные деньги, но никто не предлагает ничего с этим делать.

– Ты вот хотел ехать за свои деньги. Может, и другие согласятся?

– Никого не будет тогда. Все развалится окончательно. Вообще так можно весь спорт перевести. И что будет? Мне кажется, это предложение, просто чтобы посмеяться. 

Фото: Белорусская федерация биатлона.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья