Блог История белорусского футбола

Мирослав Ромащенко: «Наша подготовка была гораздо выше той, что дается сейчас»

В новой части совместного проекта Tribuna.com и букмекерского клуба «Олимп» – ностальгический рассказ о временах, когда наши футболисты блистали в российских командах, выигрывая медали и титулы.

В последние годы пределом мечтаний отечественных игроков является попадание в клуб-середняк РФПЛ. Это уже ого-го. В нынешнем сезоне прописку в чемпионате России имеют 14 футболистов с белорусским паспортом. За чемпионство никто из них не борется, да и за медали, большому счету, тоже. Такова реальность. Она подталкивает интернет-троллей к написанию комментарии в духе: «А вот раньше было…» И действительно раньше было. В 90-е соседи ценили белорусов гораздо больше, чем сейчас. Рекордным по нашему представительству в России стал 1997 и 2000 годы. Тогда в ЧР играли 27 белорусов.

Как менялось количество белорусов в чемпионате России

– Во многом благодаря традициям Эдуарда Малофеева в 90-х у вас в стране была подготовлена очень сильная группа игроков. Этот тренер привил им, знаете, такой вкусовой футбол. Они проповедовали классный комбинационный стиль игры. Плюс белорусы всегда отличались хорошей физической подготовкой и выносливостью. Поэтому в тот период ваши игроки были конкурентоспособны в чемпионате России, – говорит российский тренер Юрий Семин. – У меня в «Локомотиве» играли Гуренко, Лаврик, Рындюк, Омельянчук… Все они очень дисциплинированные, понятливые, добросовестные ребята. По самоотдаче всегда были лучшими. С ними работалось очень легко. Они в высшей степени профессионально относились к своим обязанностям. Во многом поэтому в 90-х в России был реальный спрос на белорусских ребят.

Причина миграции белорусских футболистов в соседний чемпионат проста. Там и уровень был повыше, и зарплаты посерьезнее. Первым из нашего суверенного чемпионата в первенство России перешел Андрей Сосницкий. В 1992 году защитник перебрался из брестского «Динамо» во владикавказский «Спартак». Кроме него в первом чемпионате России принимали участие еще трое белорусов: Владимир Мигурский, Валерий Шанталосов и Андрей Коваленко.

– Очень хотелось уехать. Уровень чемпионата Беларуси был не очень высоким. По сути, у нас играло две команды. Может быть, три. Остальные матчи являлись проходными. Нужно было уезжать. Мне позвонили из «Торпедо», и я сразу же согласился, – вспоминает Андрей Сацункевич, оказавшийся в 1994 году в Москве.

Чтобы разговоры про уровень чемпионата Беларуси не были беспредметными, достаточно вспомнить, как наши команды выступали в еврокубках. Лишь в 1997 году белорусский представитель в Лиге чемпионов смог выбраться во второй квалификационный раунд. Этот прорыв совершил МПКЦ. Не без труда одолев в первой стадии кишиневский «Конструкторул-93», белорусы столкнулись с «Олимпиакосом». По сумме двух встреч греки уничтожил нашего чемпиона с общим счетом 7:2. В Кубке УЕФА в 1999 году кипрская «Омония» поиздевалась над «Белшиной», разгромив бобруйчан со счет 5:0 и 3:1. Ну, а болельщики БАТЭ должны помнить, как в том же розыгрыше с их командой расправился московский «Локомотив» (1:7 дома и 0:5 на выезде). Годом ранее венгерский «Дебрецен» в первом раунде Кубка Интертото дома размазал «Днепр-Трансмаш» со счетом 6:0. Короче, тотальный караул.

Десять крупных поражений белорусских клубов в еврокубках

Белорусские футболисты не хотели прозябать дома, и стоили при этом не очень дорого – то, что надо для набирающего оборота российского футбола, который и всасывал лучших белорусов. Они имели схожий с россиянами менталитет, ведь СССР распался совсем недавно. Поэтому много времени на адаптацию не требовалось. Плюс хорошие рекомендации участникам ЧБ давали белорусские тренеры, которые хорошо общались с российскими коллегами.

– Я играл в молодежной сборной Беларуси. Получалось хорошо. Молодой, что еще нужно? Мое имя было на слуху. Поэтому вариантов было достаточно: «Черноморец», московское и киевское «Динамо», «Локомотив»… Последний проявил большую настойчивость. – рассказывает Николай Рындюк, переехавший в 1998 году из перволигового БАТЭ в стан московских железнодорожников. – Это сейчас селекционные службы подолгу наблюдают за игроками, отслеживают их матчи… Тогда всего этого не было. Юрий Семин посоветовался с Гуренко. Серый сказал: «Нормальный парень, можно брать». Вот меня и приобрели на перспективу. Грубо говоря, в Россию можно было уехать благодаря оценкам «Прессбола». Если где-то засветился и попадал по мячу, шансы перебраться в клуб чемпионата России были достаточно высоки.

В переходные для стран бывшего СССР времена в Беларуси и России не было понятия «трансферный рынок». Чаще всего деньги за футболистов просто передавались из рук в руки. Единственное, что требовалось в ту пору от игрока, – желание выступать в новом клубе.

– В 97-м году «Торпедо» заплатил за меня порядка 200 тысяч долларов. Эти деньги тогдашний директор «Динамо» Евгений Хвастович получил в чемоданчике. Я даже не знаю, что с ними дальше было, – рассказывает Радислав Орловский.

«С одной стороны лежит контракт, с другой — мешок денег». Как продавали белорусских футболистов в 90-х

Зная серьезные финансовые возможности российских клубов, белорусские функционеры стремились «урвать» за своих игроков как можно больше.

– Все дела по моему переходу из «Днепра» в «Уралмаш» решались наверху между руководством клуба из Екатеринбурга и Валерием Стрельцовым. У меня было огромное желание расти и развиваться. Меня не стали держать в Могилеве. Какой смысл? Если мыслями я уже был в России. Сложность в осуществлении этого трансфера была лишь одна – достигнуть компромисса по сумме компенсации. Стрельцов хотел получить за переход как можно больше. Переговоры были очень сложными. Впрочем, это стандартная ситуация, – вспоминает Мирослав Ромащенко, доросший в России до уровня сборной.

***

Переезд в Россию серьезно улучшал благосостояние наших спортсменов. Дома они не бедствовали, но и не шиковали.

– В Могилеве мы получали плюс-минус 40 долларов. Ходили на рынок возле стадиона и меняли у перекупщиков валюту. Берешь 15 баксов и едешь с ними в отпуск. Вот и все. Что можно было купить на 40 долларов? Хлеб, молоко… Хорошо, что нас кормили на базе, – рассказывает Мирослав Ромащенко. – В 90-е в околофутбольных кругах вращались влиятельные люди. Вы понимаете, о ком я говорю. Получали от них какие-то материальные блага. Нас бесплатно куда-то отвозили, что-то дарили… Понятно, что 40 долларов в Могилеве не могли сравниться с 800, которые стал получать в Екатеринбурге. Когда попал в «Спартак», стал зарабатывать пять тысяч долларов. Очень большие деньги по тем временам. Хотя дело не в этом. Мне просто хотелось расти в профессиональном плане. Мне хотелось уехать в более сильный европейский чемпионат и попробовать свои силы там.

Кроме того молодых игроков привлекала сама жизнь в мегаполисе. Московские развлечения некоторых манили с жуткой силой. Новое место гарантировало новые эмоции.

– Москва – огромный город. Не сравнить с тихим Минском. Мегаполис немного давил, постоянные пробки… Поэтому в первый год жил на базе. Дорога до стадиона занимала час-полтора. Жесть, – говорит Николай Рындюк. – Когда я уезжал, футболисты в чемпионате Беларуси зарабатывали по 300-400 долларов. В «Локомотиве» я получал три тысячи у.е. Сумасшедшие деньги для Беларуси, но не для Москвы. Все-таки с уровнем доходов растут и расходы: одежда, рестораны… Хотелось и одеться хорошо, и покушать. Помню, у нас было какое-то командное мероприятие. Ребята повели в сауну. В итоге за три часа оставили там полторы тысячи долларов.

В столице России футболисты могли на равных общаться с известнейшими артистами. Например, это очень поразило молодого Николая Рындюка.

– Благодаря игре за «Локомотив» вживую пообщался со многими звездами. Я часто ездил в Минск, чтобы играть за молодежку. В поезде «Москва-Минск» постоянно пересекался с какими-то артистами. Как-то с Андреем Лавриком зашли в вагон-ресторан, а там сидит ныне покойный Абдулов. Долго смотрели на него. Подошли: «Вы – Абдулов?» Он говорит: «Да». Мы спрашиваем: «Можно с вами выпить?» Он: «Наливай!» Короче, нормальный мужик :). В свое время круто пообщались с Безруковым, Яковлевым…

При этом быт белорусских футболистов в элитных «Локомотиве» и «Спартаке» звездным никак не назовешь. Условия, в которых жили игроки, не были запредельными.

– В мое время в «Спартаке» у футболистов не было каких-то сумасшедших райдеров. Каждый сам себе стирал форму, бутсы. Каждому на круг выдавалось по две майки… О чем можно говорить?  – улыбается Мирослав Ромащенко. – Клуб, естественно снял мне квартиру. Я жил не в доме, окна которого выходили на Москву-реку или Храм Христа Спасителя. Обычное жилье без особых изысков. Наше мышление в то время было направлено не на какие-то материальные блага, а на самосовершенствование.

Однако при прочих равных по сравнению с белорусскими клубами инфраструктура российских находилась на гораздо более высоком уровне.

– После Речицы база в Могилеве казалась мне чем-то невероятным. Это был Kempinski какой-то. В Екатеринбурге уровень базы оказался намного выше по сравнению с «Днепром». Правда, она потом сгорела. Отличалось все. Абсолютно. База «Уралмаша» воспринималась как четырехзвездная гостиница после хостела. Разница просто колоссальная, – рассказывает Ромащенко-старший.

***

– Чтобы привыкнуть к чемпионату России, нужно было время. Все-таки это был действительно другой уровень. Приведу два примера. После перехода из «Днепра» в «Уралмаш» я где-то три месяца не играл в основном составе. Долго не мог влиться в команду, несмотря на уверенность в своих силах. Все было по-другому: другие скорости, давление соперника… Когда из «Уралмаша» я перебрался в «Спартак», то полгода не мог пробиться в основу. Хотя уже отыграл два сезона в России. Понимаете, какой уровень? – говорит Мирослав Ромащенко.

Несмотря на все трудности, в 90-х белорусские футболисты зачастую оказывались на ведущих ролях в сильнейших российских клубах. Юрий Семин доверял нашим соотечественникам в «Локомотиве». Сергей Гуренко был настолько крут, что привлек внимание самого Фабио Капелло, работавшего то время с «Ромой». Итальянский коуч был так впечатлен игрой белоруса, что сравнивал его с Биксантом Лизаразю.

В «Торпедо» блистали Александр Лухвич и Радислав Орловский. Первый цементировал центр обороны москвичей на протяжении пяти лет, в последствие став капитаном. Второй забивал вот такие сумасшедшие мячи.

Мирослав Ромащенко и Василий Баранов давали джазу в «Спартаке». Уроженец Гомеля и вовсе стал легендой «красно-белых». Сезон-2001 стал для Баранова лучшим в карьере. В чемпионате России он забил пять мячей и сделал 13 голевых передач. Став лучшим ассистентом первенства, он опередил Ролана Гусева, Дмитрия Лоськова, Егора Титова и других мастеров. Кроме того, Баранов провел «золотой гол» в матче с питерским «Зенитом», который принес последнее на данный момент чемпионство «Спартаку» в его истории.

Визитной карточкой Баранова была страшной силы пушка, которая снилась российским вратарям в страшных снах.

Пять лучших голов Василия Баранова

В московском «Динамо» делали вещи Эрик Яхимович, Сергей Штанюк, Александр Кульчий, Максим Ромащенко и Андрей Островский. В 1997 году эта банда завоевала бронзовые медали. Согласитесь, сказка! Оборона команды в тот момент строилась на белорусах. Ромащенко-младший в одном из первых матчей за «бело-синих» умудрился оформить покер.

К слову, то «Динамо» стало самой белорусской командой в истории чемпионатов России. С 1997 по 2002 год за москвичей играли пять наших соотечественников.

Что касается наград, то самыми большим количеством титулов, завоеванных в России, могут похвастаться Василий Баранов (четыре «золота» и одна «бронза») и Сергей Гуренко (по комплекту золотых и серебряных медалей и три бронзовых).

 

Впрочем, жизнь белорусов в России не была сказкой. Особенно тех, кто выступал в клубах попроще. Там приходилось сталкиваться с жесткой действительностью 90-х. В 1998 году Юрий Афанасенко перебирался в «Аланию» на зарплату пять тысяч долларов. Однако в его контракте была прописана совершенная другая сумма. Официально вратарь зарабатывал тысячу российских рублей в месяц или 150 долларам по тем временам. Так владикавказский клуб экономил на налогах, а Валерий Газзаев гарантировал получение оговоренных сумм своим словом. Гарантии закончились, как только Афанасенко стал не нужен команде. Осталось только то, что было написано на бумаге,–и никому не пожалуешься.

– При этом руководство «Алании» не отпускало меня бесплатно и хотело получить за мой трансфер 200 тысяч долларов. Полгода я ждал, пока эта ситуация разрешится. И на протяжении всего времени получал контрактные 150 долларов в месяц, – вспоминает голкипер.

В истории российского футбола хватает темных историй о договорных матчах и стимулировании клубами друг друга. С ними сталкивались и белорусы.

– Помню, когда играл за «Шинник», команда в последнем туре встречалась с «Локомотивом», который оспаривал первое место с ЦСКА. Мы стали пятыми или шестыми и целый месяц жили, как будто в отпуске. Тут приходят люди, говорят: «Играете вничью, получаете по 40 тысяч на человека». По 40 или по 50. Такое вот мотивирование. Но, как я уже сказал, месяц мы жили на чемоданах. Не смогли собраться. Уступили. Дома нужно было сыграть вничью, а мы уступили :), – рассказывает Сергей Штанюк.

***

– В России с тобой никто не будет разговаривать. Приезжаешь в Москву – тебе дают год на адаптацию. Не заиграл – отправляешься по арендам. А там уже пошло-поехало… Меня отправили в Нижний Новгород, дальше в Смоленск. Потом удалось совершить трансфер в Турцию. «Локомотив» сумел заработать на моем переходе хорошие деньги, – утверждает Николай Рындюк.

Сегодня белорусские футболисты не могут продолжить традиции Баранова и братьев Ромащенко. Единственный наш игрок, выступающий в российском топ-клубе (хотя и то, топ-клубе с некоторой натяжкой ввиду последних событий), – Ян Тигорев. Впрочем, и его к игрокам основы не отнесешь.

– У белорусских игроков сейчас нет школы. Наше поколение получило футбольное образование в СССР. Наша подготовка была гораздо выше той, что дается сейчас. Отсюда все проблемы. Сегодня уровень детских тренеров и в Беларуси, и в России очень далек от того, каким он должен быть, – делится соображениями Мирослав Ромащенко.

С ним соглашается и Юрий Семин.

– Белорусам, как и россиянам, необходимо пересмотреть систему подготовки футболистов. Нужно больше внимания уделять развитию детско-юношеского футбола. Для подготовки классных игроков нужна соответствующая инфраструктура, поля… Детские тренеры должны получать не нищенскую зарплату… К сожалению, сейчас уровень белорусских игроков не соответствует клубам-лидерам РФПЛ.

Василий Баранов
45%
Сергей Гуренко
19%
Максим Ромащенко
16%
Мирослав Ромащенко
6%
Геннадий Тумилович
7%
Сергей Штанюк
4%
Эрик Яхимович
1%
другой
2%

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья