Блог История белорусского футбола

«Ван Гал сиял, как медный таз». Первая победа белорусов над топ-сборной

Tribuna.com при участии букмекерского клуба «Олимп» вспоминает самую яркую победу сборной Беларуси.

– Сколько раз попал бы с той точки из десяти ударов? Не знаю. Знаю только, что если забил голландцам, – можно смело заканчивать с футболом. Шучу. Поразило поведение соперника после игры: отказываются руки пожимать, майками обмениваться.

Эти слова герой матча Беларусь – Нидерланды Сергей Герасимец произнес сразу после исторической победы и своего гола. Помимо всеобщей любви полузащитник получил еще и 1000 долларов премии от одного из спонсоров.

Фото: anp-archief.nl

Вечером 7 июня 1995 года в позу стали не только приезжие футболисты, но и их главный тренер – Гус Хиддинк проигнорировал послематчевую пресс-конференцию. Огорчение «оранжевых» можно понять. Они уступили команде, стоявшей в рейтинге ФИФА на 88-м месте, да еще проводившей первый отбор в истории. Голландцы тогда были шестыми в мире и имели за спиной «золото» чемпионата Европы-88 и свежеиспеченную победу «Аякса» в Лиге чемпионов. Однако не все гости хмурились.

– Замечательно помню, что на матч приехал Луи ван Гал, тренировавший «Аякс», – вспоминает журналист газеты «Прессбол» Сергей Новиков. – Он во всем своем ореоле победителя Лиги чемпионов почему-то красовался в ложе прессы. Парой рядов ниже меня сидел. Так вот он после матча сиял как медный таз. Видимо, к Хиддинку у него была ревность. Явной радости ван Гал не демонстрировал, но было видно, что ему нравилось все, что случилось. Мол, я с этими футболистами выиграл Лигу чемпионов, а кто-то с ними же проиграл не пойми кому.

Фото: anp-archief.nl

При жеребьевке сборная Беларуси угодила в группу, где помимо Голландии были норвежцы, чехи, мальтийцы и люксембуржцы. Особых ожиданий от выступления команды в стране не было. Мало кто предполагал, что футболисты будут на равных соперничать с грандами. А вот побед над сборными Мальты и Люксембурга ждали все.

Первый официальный матч сборная провела в Осло. В драматической встрече белорусы минимально уступили, пропустив единственный мяч на последних минутах.

– Стартовая игра была обнадеживающей – чуть не отстояли ничью, – говорит Новиков. – Но потом норвежцы приехали в Минск и развеяли все иллюзии (встреча закончилась разгромом 0:4 – Tribuna.com). Так получилось, что открывать цикл как комментатору выпало мне. Хорошо помню свои ощущения при оглашении стартового состава. В нем вышел витеблянин Серега Куланин. Я тоже из Витебска, и у меня как-то подсознательно промелькнула мысль: ведь этот парень ходил со мной по одним улицам, а теперь в составе сборной! Хотя до этого столько лет играл во второй союзной лиге и о чем-то таком даже мечтать не мог. Так что помню: когда произносил «Сергей Куланин» – комок к горлу подступил. Чуть слезу не проронил.

Кроме Куланина в сборную призывались Юсипец, Вехтев, Вергейчик – не самые топовые игроки того времени. Вот на что они могли претендовать, когда в Минск приехал Клюйверт? Вообще, ростер нашей команды перед игрой с «оранжевыми» был интересным.

Например, отсутствовал один из лучших защитников Беларуси Эрик Яхимович. Перед игрой с Мальтой московский динамовец на сутки опоздал на сбор. Между футболистом и Боровским возник конфликт, и Яхимович отказался выступать за главную команду страны. Правда, вскоре конфронтация была исчерпана, и либеро играл в сборной до 2002 года.

Неполным было и представительство футболистов минского «Динамо». Из-за вирусного гепатита, который игроки подхватили в турне по Южной Америке, на долгий срок выбыли Александр Хацкевич и Сергей Штанюк. Болезнь Боткина обошла стороной лучшего футболиста страны 1995 года Валентина Белькевича. Но из-за положительной допинг-пробы хавбек был отстранен от участия в международных матчах.

– Хацкевич, Штанюк и Белькевич по возрасту еще принадлежали «молодежке» и не факт, что были бы на поле даже при отсутствии разного рода препятствий, – поясняет Новиков. – Тогда ведь и приоритета у национальной сборной не было. Наоборот, считалось, что «старшим» не очень светит, а команда Ивана Савостикова может пробиться на Олимпиаду. Как раз шел олимпийский цикл, и у всех были большие планы на Атланту. Поэтому первым нужных игроков называл Иван Иванович.

Фото: газета «Прессбол»

Забавной была и история с вратарями. Андрей Сацункевич и Валерий Шанталосов выступали за нижегородский «Локомотив». Сергей Боровский хотел вызвать обоих, но главный тренер россиян Сергей Овчинников по прозвищу «Борман» согласился отпустить одного, предоставив Боровскому право выбора. Тот предпочел Шанталосова.

– Для многих футболистов матч оказался знаковым в карьере, – говорит Новиков. – К примеру, для Сергея Гуренко, блестяще сыгравшего против Овермарса. Или Андрея Довнара, противостоявшего Ван’т Схипу. Довнар вообще чуть ли не впервые в состав попал. Помню, позже возвращались из какой-то поездки и по дороге из аэропорта в Минск оказались с Андреем в одной машине. Вспомнили матч против Голландии. Так Андрей до самой кольцевой взахлеб рассказывал, как Боровский готовил их к игре. Чуть ли не стихами говорил, как это было здорово. Для становления наших игроков это был ценнейший опыт.

Еще к матчу с голландцами Боровский очень хотел натурализовать Сергея Деркача, в свое время игравшего в минском «Динамо». Полузащитник был не против. Давал добро и тренер «Спартака-Алании» Валерий Газзаев, где на тот момент выступал Деркач. Просил только «белоруса» из него не делать, чтобы не нарушать лимит на легионеров. Тогда странам бывшего СССР еще было разрешено заигрывать некоренных футболистов без предоставления политического гражданства. Но оказалось, что сроки подобной натурализации истекли в 1994 году, и футболисту нужно было становиться белорусом. На это хавбек не согласился.

Фото: газеты «Пресбол»

Подобный прокол – зеркало того, что происходило в футбольной федерации того времени. Мы уже рассказывали, как руководитель ведомства Евгений Шунтов опоздал с бумагами в УЕФА и белорусские клубы пропустили один еврокубковый цикл.

Еще больше нареканий вызывала организация сборов национальной команды. Например, вечером перед игрой с Мальтой Сергей Боровский лично искал место для командного обеда. Гостиница «Горизонт», где базировалась сборная, благополучно «завалила» ужин, подав к столу оставшуюся холодную курицу без гарнира.

Еще тренеру приходилось решать организационные вопросы всех сборных. Боровский по каким-то своим каналам заказал у одной минской фабрики пошив красно-зеленого флага для матча «олимпиек» Беларуси и Норвегии. В БФФ почему-то ответственным за это определили именно коуча.

–- Нареканий тогда было много: и по размещению, и по питанию, – рассказывает Новиков. – Если жалобы на это звучали даже при визите в раздевалку Лукашенко, значит, оно было актуально. Хотя и немного смешно. Боровский на этих жалобах президенту и погорел. В федерации ему этого не простили. Сергей как тренер тогда на голову превосходил управленческий уровень федерации. Корнями там все было в чемпионате БССР. Надо понимать состояние людей. Еще вчера они занимались организацией матчей вроде «Торпедо» Могилев – «Спутник» Минск, а сегодня стали клерками организации, которая вышла на международный уровень! Опыта ветром им надуть не могло, и ментальность в одночасье не поменялась. Так что это была стадия проб и ошибок, без которой не обойтись. А Боровский давно мыслил категориями европейского футбола. Но те нормальные требования и методы, которые он пробовал внедрить, многих настраивали против него.

Фото: anp-archief.nl

Перед игрой с Голландией сборная провела сбор в Стайках, а потом переселилась в гостиницу «Минск», где проблем с питанием не было. Гости, кстати, остановились в «Планете».

– На тот момент «Планета» была одной из лучших гостиниц в Минске, – говорит Новиков. – Вообще, тогда набор был простой. На одном уровне была лишь «Юбилейная». «Беларусь»? Вроде, стояла уже, но особым комфортом не отличалась – обычная советская гостиница. Голландцы сразу предупредили, что на тренировке доступ к игрокам будет ограничен: никаких интервью и автографов. Тем не менее, пришло много минчан. Все хотели поглазеть на ребят из «Аякса», парой недель ранее выигравших Лигу чемпионов. Многим даже в стадионное ядро просочиться удалось. В итоге получилось очень хорошее общение. Помню, Яша Шапиро пришел на ту тренировку с сыном Никитой. Тот был еще маленьким. Четко помню: когда Клюйверт уходил в раздевалку, мы его окликнули. Патрик подошел, не отказался взять Никитку на руки, сфотографировался.

Фото: газета «Прессбол»

За три недели до этого Клюйверт принес победу «Аяксу» над «Миланом» в финале Лиги чемпионов.

Именно после просмотра матча в Вене Сергей Боровский понял, что играть Беларусь будет в пять защитников. Четырех, как было у «Милана», для сопротивления тотальному футболу не хватит. Сбор тренер начал с того, что разложил по полочкам игру соперника и рассказал каждому, где и как действовать. Все сломалось, когда за пару дней до матча на тренировке усугубил травму Сергей Алейников. Механически менять футболиста Боровский не стал. Изменилась тактика. Рулевой отказался от квинтета защитников, вернувшись к привычной четверке, подняв в опорную зону Андрея Зыгмантовича.

– С Боровским мы приятельствовали еще с его динамовских времен, – вспоминает Новиков. – Так что Сергей терпел мои приходы к нему на «ликбез». Можно было даже на выезде напроситься в номер накануне матча и часик-полтора говорить об игре, подвигать фишки. Так вот на стадии разговоров: как играть, за счет чего можно нивелировать разницу в классе–все получалось очень убедительно. Но когда команда выходила играть, что-то не срабатывало, выпадало звено, и система ломалась. И вся его работа на первых порах оставляла ощущение напрасности. Перед игрой с голландцами вера в силу теории в нашем футбольном социуме ослабла.

7 июня 1995-го на дощатых трибунах стадиона «Динамо» собралось 37 тысяч человек. Главная арена страны тогда только готовилась обновиться пластиком. По планам менять скамейки должны были начать на следующий же день после матча. Но вмешалась Алла Пугачева со своим концертом, и сроки были сдвинуты. При этом как-то позабылось о том, что трибуны еще и крышей хотели накрыть.

Сейчас о 37 тысячах болельщиках на сборной АБФФ может только мечтать. Тогда же интерес к национальной команде был иным. И это несмотря на не самой простой в жизни страны период.

– Самое плохое время, перед развалом Союза, осталось позади, – рассказывает Новиков. – К 95-му в магазинах уже не становилось грустно. Да, многое было дорого, но если ты не хлопал ушами и мог себя обеспечить, проблема выбора не стояла. Уже не было стыдно за мир, в котором мы осваивались.

Главное событие года случилось 14 мая. В Беларуси проходил инициированный президентом Александром Лукашенко референдум о смене государственной символики, статусе второго государственного языке для русского и увеличении своих полномочий. По всем пунктам глава государства победил с большим отрывом. Подробно тот год можно вспомнить вот здесь.

– Возвращение атрибутов советского прошлого было для многих ужасным ударом по мироощущению, – делится мнением о референдуме Новиков. – Я, к примеру, тогда не понимал, чем это продиктовано и для чего делается. Казалось, что это совершенно случайный крен в сторону от истории, искривление, которое вот-вот выправиться. Но, как оказалось, это были иллюзии. Хотя тогда на стадионе в порядке вещей были и бело-красно-белые флаги. Это еще не так пресекалось.

Фото: газета «Прессбол»

Болельщикам, которые хотели поддерживать сборную национальными флагами в поединке против голландцев, приходилось проносить их нелегально. Милиция проводила усиленный «шмон», чтобы выявить «нарушителей», так как на игру планировал приехать Лукашенко.

Однако президент не приехал. В этот период Беларусь активно дружила с Россией, а Лукашенко играл в теннис с Борисом Ельциным. Россиянин ракеткой владел уверенно, а белорусу приходилось много тренироваться. Четыре раза в неделю. Вот и вышло, что матч совпал с тренировкой во Дворце тенниса. Смотреть футбол президент собирался по телевизору. Оказалось, что в прямом эфире будет показан только первый тайм. А потом в программе планировались «Навiны» и телесериалы. В итоге один звонок на Макаенка из администрации президента и футбол целиком показали в режиме live.

–- Матч был словно взрыв, который возвращал все на уровень прежних нормальных представлений, – делится эмоциями Новиков. – Было подтверждено на практике: если все хорошо учесть, разложить мелочи по полочкам в нужном порядке, можно свершить что-то вроде чуда. Не знаю, как все, но я оптимистично отреагировал на эту победу. Мне рисовалась картина, как мы будем сокращать дистанцию от ушедших вперед. Тем более «молодежка» была хороша. Народ ожидал футбольного подъема. Кстати, матч против голландцев в Роттердаме в этом тоже убедил. Если бы Винтер не остановил Женю Кашенцева, убегавшего один на один, могло быть то же самое, что и в Минске.

Фото: anp-archi.nl

Через три месяца в Голландии Боровский выставил тот же состав и почти повторил успех. Сборная пропустила на последних минутах. Далее команда проиграла в Минске чехам, сыграла вничью с Люксембургом и обыграла Мальту. В итоговой таблице Беларусь расположилась четвертой. А в середине нового отбора Боровского уволили.

– Снимали Сергея совершенно некрасиво, топорными и недипломатичными методами,–вспоминает Новиков. – Даже проформу нормально выдержать не смогли. Закончился год. В то время из Германии вернулся Михаил Никифорович Вергеенко. Ну и, наверное, предпочли его. Пошла волна: «Заменить Боровского. Много ноет, многого требует». А он очень хотел продолжить работу. Готовился к выступлению. Разработал программу, собирался ее озвучить. А ему даже не дали слова...

Глава 1. Как проходил первый суверенный чемпионат

Глава 2. Сборная Эдуарда Малофеева

Глава 3. Первый тренер-иностранец у руля сборной

Глава 4. Первый матч сборной Беларуси

Глава 5. «Молодежка» Юрия Пунтуса

Глава 6. Наш судья в полуфинале Лиги чемпионов

Глава 7. Белорусы в чемпионате России

Глава 8. МПКЦ, который прервал гегемонию «Динамо»

Глава 9. Как создавалась главная спортивная газета страны

Глава 10. Империя Евгения Хвастовича

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья