Блог История белорусского футбола

«Когда шел дождь, Леал тренировался в шапочке для плавания». Первые легионеры в чемпионате Беларуси

Нигерийские первооткрыватели Кайе и Сани, камерунский машиностроитель Че, бразилец Леал и румынский актер Лика. Tribuna.com совместно с букмекерским клубом «Олимп» представляют новую серию исторического проекта.

Петя и Муха

Два жизнерадостных нигерийца Питер Кайе и Мухаммед Сани появились в Беларуси в августе 1997 года. На минском железнодорожном вокзале их встретил начальник столичного «Торпедо» Сергей Корнеев и отвез в Стайки, где команда тренировалась. Россияне, украинцы – этого добра в ЧБ хватало и раньше. Впрочем, и легионерами их никто особо не считал. Но вот чтобы темнокожая экзотика – такое произошло впервые.

– Мы были в Польше на сборах, и польский агент – друг нашего директора – посоветовал эту парочку, – вспоминает один из работников «Торпедо» того времени Евгений Шабуня. – Он привез на просмотр в «Легию» целую группу нигерийцев. Просмотрели – ребята оказались толковыми. Оперативно сделали им документы и привезли в Минск.

– Это были первые темнокожие легионеры нашего футбола и к ним в команде отнеслись с некоторой опаской, – рассказывает тогдашний защитник «Торпедо» Сергей Павлюкович. – Каждое ребят действие пристально оценивали. Они быстро учили наш язык, первые слова оказались чисто футбольными и нецензурными. Правда, тренировавшему нас Александру Юревичу этого было достаточно. У него футболисты понимают все, что надо. Объяснения Иваныча – это минимум слов и максимум жестов.

Фото: газета «Прессбол»

Нигерийцы не были случайными людьми в футболе. Сани выступал за «Юлиус Бергер» (ныне «Бридж Бойс»), который в 1996 году выиграл Кубок Нигерии, а в 97-м финишировал четвертым в чемпионате. Кстати, в разное время за «Бойсов» выступали Чигози Удоджи, Чиди Одиа, Тарибо Уэст и Айегбени Якубу.

Команда Кайе «Игу Селент» (теперь «Долфинс») через несколько месяцев после отъезда хавбека и вовсе стала чемпионом. К слову, Чиди Одиа успел поиграть и за них. Ну и не стоит сбрасывать со счетов выступление дуэта за юношескую сборную Нигерии.

– Мухаммед Сани – хороший центральный защитник, – характеризует партнеров Павлюкович. – Всегда был спокойным, уравновешенным, уверенным в себе. Питер Кайе выделялся техникой, нестандартностью мышления. Возможно, поэтому и сыграл в итоге больше. Наши болельщики сходу придумали им клички – называли Петей и Мухой. Во многом люди и приходили на стадион, чтобы посмотреть на диковинку. Сани доставалось меньше любви – все-таки он действовал сзади и особо не выделялся среди наших игроков. А вот Кайе очень любили. Народ всегда боготворит неординарных футболистов. А он прилично финтил.

Фото: газета «Прессбол»

Жили нигерийцы в самом сердце Автозавода. На базе клуба в доме ветеранов МАЗа.

– Понятно, что им было тяжело со своим менталитетом перестроиться на наши рельсы, – продолжает нынешний генеральный директор минского «Динамо». – Конечно, на первых порах происходили забавные случаи, но они не часто нас удивляли. Больше всего мы веселились в столовой. Ребят очень пугали и одновременно нравились наши традиционные гарниры – макароны, картошка. Они частенько на весь зал спрашивали: «Что это такое!? Как это есть!?» и показывали пальцем на еду. Было очень смешно.

– Меня поразило то, как нигерийцы быстро освоили русский, – вспоминает Шабуня. – Молниеносно просто заговорили. И чуть ли не лучше меня. Постоянно подкалывали на этот счет. Вокруг них всегда крутилось очень много девушек. Возле стадиона «Торпедо» был институт, где они ходили толпами. Питер и Мухаммед быстренько разобрались в ситуации. Тренировка только закончилась, а они уже возле вуза крутятся – два шустрых футболиста Петя и Саша. Они так всегда представлялись, когда знакомились с девушками. Мы никогда их не штрафовали за это. На тренировках всегда вовремя, претензий по самоотдаче у Юревича никогда не было. Молодцы, везде успевали.

Фото: газета «Прессбол».

В сезоне-97 легионеры сыграли мало. Виной тому двухмесячная задержка трансфера из Нигерии. Все-таки это был первый подобный опыт не только у «Торпедо», но и у федерации. Вот и случились проволочки. В итоге дебют Кайе состоялся лишь в 26-м туре. Всего на счету полузащитника 5 матчей и один голевой пас. У Сани наигрыш и того меньше – всего два поединка.

Зато следующий год вышел куда более продуктивным. Сани провел 16 встреч, а Кайе – 26. Кроме того плеймейкер стал первым иностранцем, забившим в чемпионате страны. Случилось это в эпичном матче против земляков из «Динамо» (3:4). Нигериец забил красивым ударом головой после навеса Бориса Горового. Кроме этого за чемпионат нигериец соорудил три голевых передачи.

– Зимой 99-го Питер и Мухаммед уехали в Польшу, – говорит Шабуня. – После чего агент отправил парней то ли в Венгрию, то ли в Румынию. И все. Больше ничего и никогда о ребятах не слышал. Хотя Кайе мог оставаться в Минске. Клуб этого хотел, но агент запросил слишком много. Точно сумму не назову, но таких денег у «Торпедо» не было.

Детский тренер

18 июля 1998 года камерунский защитник могилевского «Торпедо-Кадино» Кристофер Че вошел в историю белорусского футбола. На 60-й минуте кубкового матча против гродненского «Белкарда» он забил первый мяч легионеров из дальнего зарубежья в Беларуси.

– Нашли его совершенно случайно, – вспоминает руководитель и главный тренер «Кадино» Михаил Басс. – Кристофер жил в общежитии Могилевского машиностроительного института, куда приехал учиться. И однажды спросил у вахтера: «Если здесь футбол и есть ли команда?» Ему назвали «Торпедо» и свели со мной. Мы его просмотрели и заявили. Мне он понравился сразу. Рослых, крепких парней его национальности я не встречал. Камерунцы обычно не самые высокие. А этот статный, красивый. Отлично действовал на втором этаже. Он, конечно, говорил, что играл в Камеруне в хороших клубах. Но они все рассказывают, что чуть ли не за сборную выступали. А проверить возможностей не было.

Фото: газета «Прессбол»

Вокруг экзотичного парня сразу начали крутиться девушки. С одной из них – Марикой – у камерунца случился продолжительный роман.

– Познакомились в 1998 году на стадионе «Торпедо» во время матча, – вспоминает девушка. – Он тогда пропускал матч из-за дисквалификации и сидел на трибунах. Разговорились. Выяснилось, что снимает квартиру напротив моего дома. Стали общаться. А потом и встречаться. Что я делала на стадионе? С детства люблю футбол. Всегда ходила на матчи. Крис прекрасно говорил по-русски. Приехал же учиться в «машинку», но после предложения «Торпедо» бросил. Правда, поиграл недолго. В 2001-м перед моими родами (у нас с ним общий сын) в Могилев приехал какой-то менеджер, и Крис отправился в Польшу. Могла поехать с ним, но мне тогда еще не было 17 лет. Мы хотели пожениться – даже заявление в ЗАГС подали. Но, так как он иностранец, требовалось согласие двух родителей. Отец был против и нас не расписали.

Мама сперва тоже не одобряла наши отношения – все-таки он был старше меня на 11 лет, – но после знакомства с ним изменила свое мнение. Он был настолько обаятелен. Намного лучше, чем тогдашние могилевчане. Мы до сих пор общаемся. Кристофер поддерживает сына. Помогает деньгами. Хочет, чтобы Рафаэль учился в США. Решила, пусть 11 классов окончит, а потом, если захочет, – отпущу.

– В клубе не сразу узнали, что у него появилась несовершеннолетняя подружка, – рассказывает Басс. – Девчонок-то много вокруг крутилось. Они у всех были. Че на тренировки приходил вовремя, на игры тоже. Никаких проблем не было. Что касается его отъезда, то прекрасно понимал, что если захочет – уедет. Тогда контракты были не такими серьезными. Помню, что помогал ему – клуб подыскивал. Наш чемпионат он перерастал. Ему становилось неинтересно.

Кристофер был своенравным парнем. Но у меня ко всем подход был жесткий и одинаковый. Игроки знали, что со мной можно спорить до какого-то момента. Потом все оборачивалось не в их пользу. Так что у нас особых конфликтов не было.

Фото: из архива Марики

Марика же рассказывает, что защитник не всегда находил общий язык с главным тренером. Что они ругались. Иногда доходило до того, что Кристофер мог самовольно не выйти на матч. И тогда Басс на личном автомобиле приезжал к ним домой с уговорами. Своенравный характер камерунца подтверждается статистикой. В 24 встречах за «Торпедо» в чемпионате он заработал 11 желтых и две красные карточки.

– Играл он хорошо, чего не скажешь о поведении, – говорит Марика. – Вредный очень был. Не любил уступать. Мог и драку завязать прямо на поле. Помню, в матче против «Шахтера» очень часто пересекался с нападающим, который специально наступал ему на ноги. В какой-то момент Крису это надоело. Он развернулся и со всей силы как рубанул тому по ногам! Хорошо, что рефери не видел момента полностью и не стал удалять, ограничившись желтой.

Для наших людей Кристофер был экзотикой. Но не все на трибунах его любили. Однажды болельщикам что-то не понравилось, и они начали петь популярную тогда песню «Запрещенных барабанщиков» «Убили негра». К счастью, у Криса было хорошее настроение. Он стал танцевать, сделал сальто, помахал певцам. Развлекся, в общем.

Любимая история об иностранце есть и у Михаила Басса.

– Он защитник по жизни. Любит справедливость. С легкостью готов заступиться за друга или девчонку. Однажды, уже являясь игроком «Торпедо», пришел к друзьям в общежитие. И кто-то оскорбил девушку. Кристофер заступился. На него бросились, и завязалась драка. И Че серьезно избил человека. Меня потом вызвали в милицию разбираться. Вроде даже КГБ подключилось – иностранец же, маячила депортация. Но все уладили. В милиции постановили, что он защищался.

Фото: из архива Марики

Из Польши камерунец перебрался в Германию. После чего переехал в клуб МЛС «Даллас». Но долго в Америке поиграть не удалось – через полгода Че повредил колено. После операции клуб предложил футболисту тренировать детей. С подрастающим поколением камерунец работает до сих пор. И вполне успешно. В 2010-м году даже номинировался на лучшего тренера академии.

Агент

В 2000 году для белорусского чемпионата открылись новые горизонты. На смену африканцам в минское «Торпедо-МАЗ» приехал бразилец Алехандро Леал.

– Его прислал тот же поляк, который порекомендовал нигерийцев, – говорит Шабуня. – Нам как раз нужен был техничный игрок центра поля. И Леал одно время неплохо нам помогал. Смышленый парень. Вообще, Юревичу нигерийцев и бразильца было обучать легче, чем наших. У одного футболиста вообще в военном билете отметка «7Б» стояла. Иваныч страшно психовал. Водит его по полю часа 3-4, а толку немного. А легионеры обученные были.

Фото: газета «Прессбол»

В стартовом составе «Торпедо» южноамериканец впервые вышел против слонимского «Коммунальника» в 17-м туре. И сходу отметился голевой передачей. А еще через игру классным ударом с разворота забил мяч в ворота гомельчанина Владимира Селькина.

Адаптироваться бразильцу помогало знание русского языка. Еще до «Торпедо», зимой 2000-го, он трудоустраивался в российской «Алании». Хавбек понравился главному тренеру Владимиру Гуцаеву, но что-то не срослось, и легионер оказался в Минске. Еще раньше он мог попасть в элистинский «Уралан», но калмыки элементарно не успели заявить футболиста. Есть в его биографии и молдавский «Нистру». Отсюда и познания в языке. Вообще же воспитанник «Сан-Паулу» основную футбольную подготовку проходил в Амстердаме. В одной из местных школ.

– Не помню, кто его привез и как он у нас оказался, но нормальный такой парень, – вспоминает партнера Павел Кирильчик. – Я тогда молодой был. Меня больше Анатолий Иванович Юревич беспокоил, чем новички. К бразильцу Юревич относился нормально. Тем более видел, что Леал – не лентяй. Он никогда не отлынивал от работы на тренировках. Кстати, через несколько лет, когда с «молодежкой» приехал в Молдову, встретились. Пообщались немного.

Но Леал, конечно, иногда выдавал номера. Помню, пошел перед тренировкой дождь. Мы стоим на поле, ждем ее начала. И тут выходит Алекс в шапочке для плавания на голове. Все просто повалились со смеху. А он, видимо, посчитал, что так будет удобней. Не знаю, помогло ли, но с тех пор всегда, когда приходилось тренироваться в дождь, бразилец выходил в этой шапочке.

Фото: газета «Прессбол»

В Минске южноамериканец пробыл до лета следующего года. Сыграл в 25 встречах, забил 6 мячей. После Молдовы вернулся в Бразилию и стал агентом. Даже советовал кого-то своим бывшим работодателям из «Торпедо».

Актер

Примерно в одно время с бразильцем в Беларусь прибыл румынский нападающий Лауренциу Лика.

– В 2000-м «Торпедо» делало большую ставку на Кубок, – говорит Шабуня. – На помощь нам привезли румына. Говорили, что хороший, но он оказался пленным. Слабеньким совсем.

Фото: libertatea.ro

Интересно, что воспитанник бухарестского «Динамо» оказался в Беларуси во многом из-за трагического случая. В 1997 году нападающий готовился перейти из не самого сильного австрийского «Леобена» в «Хайдук» из Сплита. Все уже было на мази. Оставалось только подписать контракт. Но в Румынии тогда отмечался какой-то праздник и Лика отпросился домой. В баре «Каприз», где игрок отдыхал вместе с семьей, случилась поножовщина. В результате один из посетителей ударил Лауренциу ножом в грудь. Лезвие прошло в полутора миллиметрах от сердца. Хулигана осудили на семь лет, а карьера футболиста пошла на спад.

Фото: libertatea.ro

– Лика был очень талантливым, пластичным игроком – вспоминает вратарь «Торпедо» тех времен Василий Хомутовский. – Но очень эмоциональным. Если что-то не получалось – тысяча эмоций. Махал руками, злился на себя. Еще больше впечатлился парнем, когда уехал играть в «Стяуа». Месяца не прошло, как переехал в Бухарест, раздается звонок – Лика на проводе. Он где-то раздобыл мой номер и пригласил на кофе. Мы приятно пообщались. Лауренциу рассказал о жизни в Румынии и открыл для меня папанаши. Это что-то вроде наших пончиков с вареньем или творогом. Очень вкусное румынское угощение. А еще намекнул, что после завершения карьеры хочет стать актером. Или бизнесменом. Или еще кем-то. В общем, проектов у него было много. У румын всегда куча идей. Я послушал, но особого значения не придал.


Из Минска Лика уехал с 7-ю очками (4+3) в 17 матчах. В 2004-м он завершил игровую карьеру в «Унире» из Урзичени и стал-таки актером. В Румынии его почему-то называют «Бельмондо». Первой ролью Лауренциу был эпизод в сериале «Гендерные войны» («Razboiul Sexelor»). Сейчас экс-футболист снимается в различных телевизионных сериалах.

P.S.Кристофер Че был не единственным камерунцем в могилевском футболе. В 1998 в «Днепре» пытался устроиться Клитус Манго. Однако Валерию Стрельцову футболист не подошел.

Глава 1. Как проходил первый суверенный чемпионат

Глава 2. Сборная Эдуарда Малофеева

Глава 3. Первый тренер-иностранец у руля сборной

Глава 4. Первый матч сборной Беларуси

Глава 5. «Молодежка» Юрия Пунтуса

Глава 6. Наш судья в полуфинале Лиги чемпионов

Глава 7. Белорусы в чемпионате России

Глава 8. МПКЦ, который прервал гегемонию «Динамо»

Глава 9. Как создавалась главная спортивная газета страны

Глава 10. Империя Евгения Хвастовича

Глава 11. Первая победа белорусов над топ-сборной

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.