Блог Белорусы в большом футболе

Можете не верить, но даже на фоне ЧМ белорусский футбол – отнюдь не болото

Окончание чемпионата мира  – это всегда немного грустно. Большой турнир имеет одну особенность заканчиваться в тот момент, когда ты начинаешь получать от него наибольшее удовольствие. Групповой этап лишь разогревает, с началом плей-офф резко повышается уровень накала и качество футбола. Но с каждым туром число команд снижается в два раза, пока не возникает пауза перед финалом. А она очень нужна, чтобы успеть переосмыслить прошедшее.

 

Чемпионат мира – не просто футбольный фестиваль. Это еще и знаковый турнир, который определяет акценты и задает тренды в развитии футбола наперед. На победителя равняются будущие чемпионы, а тренеры черпают информацию о том, каким является футбол настоящего.  Еще интереснее не просто анализировать итоги турнира, а рассматривать его через призму своего футбола, который варится в бурлящем котле белорусского чемпионата. Интересно не просто выявить основные тренды, но и понять, какое место занимают наши клубы в футбольной системе координат.

1. Тактика и выбор схемы игры

Анализ игровых схем, избираемых на ЧМ, показывает, что доминирует расстановка 4-2-3-1. Она была приоритетной у 14 команд (44% от общего числа сборных). Франция именно эту схему берет за базовую, Хорватия также в двух матчах начинала игру по такой схеме, по ходу игры регулярно перестраивалась с 4-3-3 на 4-2-3-1. Можно сказать, что финалисты подчеркнули не только популярность, но и эффективность данной схемы (где-то ликует один испанец на Туманном Альбионе).

 

Расстановка 4-3-3 была менее представлена и оказалась не столь эффективной. Она дает широкие возможности для контроля мяча, но эпоха доминирования, по-видимому, закончилась. Схемы с тройкой защитнкиов (3-4-3 и 3-5-2) были представлены небольшим числом команд, но две из них (Англия и Бельгия) вошли в четверку лучших. Успешность использования этих схем нужно рассматривать с долей скепсиса. Все-таки Бельгия главной своей победы над Бразилией добилась, играя по схеме 4-3-1-2, а Англия в плане построения атак абсолютно не впечатлила. Ее оружие  – стандарты, что к схеме привязки не имеет.

 

Но важнее всего не сама схема, а способ ее применения. И вот в этом аспекте прослеживается много интересных деталей. Один из главных трендов нынешнего чемпионата в плане тактики – использование гибридных расстановок, когда одновременно на поле команда использует сильные стороны сразу нескольких из них.

Яркий тому пример – сборная Франции. Лишь в первой игре с Австралией Дешам прибегал к 4-3-3, после чего перестроил команду на 4-2-3-1. Перестроил, но не полностью. Его команда стала фактически использовать две схемы одновременно. В обороне команда защищалась блоками 4-4-2, где Матюиди и Мбаппе располагаются на флангах полузащиты, а Гризманн на одной линии с Жиру.

 

Но вот произошла смена владения мячом, и Франция уже располагается на поле так, будто играет в 4-3-3, где Матюиди – это левоцентральный хавбек. 

 

А были и ситуации, когда схема трансформировалась в 4-3-1-2, где Гризманн опускался на позицию атакующего полузащитника, а Мбаппе становился вторым центрфорвардом.

Еще один пример трансформации схемы – модель сборной Бельгии. Мартинес прошел весь отборочный цикл и групповую стадию, неизменно используя 3-4-3. Но по ходу плей-офф резко включил изобретательность, понимая, что если действовать шаблонно, всех не обыграешь. Результатом его экспериментов стала победа над Бразилией, в игре с которой тренер бельгийцев использовал диковинные для себя 4-3-1-2. А в игре с Францией он пошел дальше, предложив смесь тактик. В обороне его команда выстраивалась по схеме 4-2-3-1.

А в атаке следовал возврат к привычной расстановке 3-4-2-1 за счет движения по вертикали игроков правого фланга.

 

И главное, что эти ходы в большинстве случаев работали. Наиболее успешные сборные были тактически гибкими, умели подстраиваться под соперника.

Еще один немаловажный аспект – тайминг и управление темпом по ходу матча. Наиболее успешные команды продемонстрировали хорошую управляемость и умение подстроиться под возникшую ситуацию. Идеальный турнир в этом отношении провела Хорватия. Далич чутко ловил моменты для ускорения игры и оказания давления на соперника. С Аргентиной был сверхактивный второй тайм, с Данией и Англией хорваты, напротив, выматывали оппонента до перерыва и повторно включились в дополнительное время. И даже не сколько Далич, сколько Модрич и Ракитич за счет постоянного смена позиций управляли темпом игры, позволяя брать паузы для ускорения на решающем отрезке. Блуждающий центр постоянно трансформировал  схему.

Вот Хорватия  в базовой расстановке 4-2-3-1.

 

Но в том же сочетании футболистов команда могла действовать по схеме 4-2-3-1 за счет умного, а главное очень эффективного движения Модрича. В нужный момент он входил в атакующую тройку, работая на созидание в качестве разыгрывающего между линиями.

 

Если говорить кратко о тактике, то все тактические тенденции можно расписать на раз-два-три. Доминирование 4-2-3-1, использование гибридных схем, управление командой и темпом игры по ходу матча.

А теперь стоит посмотреть, насколько чемпионат Беларуси соответствует общемировым стандартам. Посмотрим на схемы, который используют наши команды. Если брать за основу доминирующие или те, которые команды чаще используют в последних играх, то можно увидеть следующую картину. 

 

Налицо идентичное доминирование 4-2-3-1, с которой интегрирована 4-4-1-1. А вот играть по схеме 4-3-3 в Беларуси решается не каждый. Лишь «Смолевичи» упорно продвигают эту расстановку. «Динамо-Брест» и БАТЭ также по ходу сезона использовали схему с тремя нападающими, но не на постоянной основе. Можно сказать, что в этом плане тренеры Беларуси сработали на опережение, отказавшись от плохо работающей модели.

Схемы с тремя защитниками у нас более задействованы, чем на чемпионате мира. Насколько успешно – это вопрос. В числе пяти команд как лидеры (динамовцы из Бреста и Минска), так и аутсайдеры («Луч», «Торпедо» Минск и «Гомель»).

В плане тактической гибкости тренеры Беларуси также идут в ногу со временем. Для примера можно взять игру «Динамо-Минск» против «Торпедо-БелАЗ». Минчане весь чемпионат используют схему 3-4-2-1, как и сборная Бельгии с перестроением в обороне на 5-4-1.

 

Но в ходе позиционных атак можно наблюдать следующую трансформацию схемы. Правый центральный защитник Жавнерчик начинает движение по флангу и фактически становится правым защитником (благо, есть богатый опыт игры на этой позиции). Гуренко выдвигается ближе к воротам соперника на позицию правого хавбека. Макась выступает в роли второго форварда. Команда ситуативно перестраивается на схему, очень близкую к 4-4-2. Это позволяет увеличивать число людей в нападении без потери в охвате поля по ширине.

 

Обратный пример перестроения можно увидеть в БАТЭ, когда уход Драгуна в глубокую позицию превращает его в третьего центрального защитника. Это дает возможность широко располагаться игрокам обороны и насыщать фланги в дальней трети поля. БАТЭ этот прием использует для создания численного перевеса на левом фланге, который является ударным в атаке (8 голов в сезоне).

 

«Динамо-Брест» также прибегает к изменению игровой схемы для создания численного перевеса на ключевом участке поля. Брестчане при новом тренере оказывают наибольшее давление на центральную зону, когда по позиции пары защитников соперника может располагаться сразу 3-4 футболиста. Это достигается за счет движения по вертикали номинальных хавбеков Савицкого и Чиди.

 

Это лишь часть тех примеров, которые указывают, что тактическая мысль в Беларуси жива и достаточно прогрессивно следует в ногу со временем. И как ни странно, снижение уровня благосостояния клубов в какой-то мере пошло на пользу нашему чемпионату. Команды, пройдя очищение, стали больше внимания уделять именно тактической составляющей и грамотному использованию имеющихся ресурсов.

2. Игровая модель и способ достижение результата

2.1 Контроль пространства, а не мяча

Главная тенденция Чемпионата Мира – низкая эффективность команд, сделавших ставку на тотальное доминирование и контроль мяча. Лидерами турнира по владению стали сборные Испании (70%), Германии (69%), Аргентины (64%) и Саудовской Аравии (60%). Две из них не вышли из группы, еще две – остановились на стадии 1/8 финала. Турнир показал, что сейчас есть отработанные системы противодействия позиционным атакам с поперечным движением мяча, что превращает атаки соперника в стерильное владение. Самый яркий пример доминирования без рывковой активности – сборная Испании.

Конечно, брать за образец 38% владения россиян тоже не стоит. Но вот финалисты турнира, как на подбор, умело сочетали контроль мяча с динамикой. Показатели владения мячом Франции, Англии, Хорватии и Бельгии находятся в пределах 50%-55%. Финалисты лучше всего проявили себя именно в тех играх, когда соперник больше владел мячом, но оставлял зоны для проведения быстрых атак сходу.

Хорватия и Франция более двух быстрых атак за матч доводили до удара по воротам. Самой эффективной в контригре стала Бельгия, обладательница бронзовых медалей, которая половину голов с игры забила именно в результате контригры. В целом контратаки приносили 35% от общего числа голов с игры на ЧМ.

А что же в Беларуси? Тотальное доминирование  – это точно не про наш чемпионат. Даже бессменный лидер БАТЭ владеет мячом на уровне 58%, до показателей Германии и Испании им далеко. Первая восьмерка команд вкладывается в диапазон в 48%-58%. И в этом тренде мы идем в ногу с Планетой всей.

По скорости выхода из обороны в атаку Беларусь даже превосходит мировые стандарты. Если на чемпионате мира в среднем за матч проводится 14 быстрых атак, то в премьер-лиге «синеокой» таковых в полтора раза больше – 21. Однако скорость нужно еще сочетать с умением быстро принимать решения.  Не всем командам это удается, что выливается в невысокие цифры завершения атак ударами. Если на мире 13% контратак доводятся до завершения, то в Беларуси – лишь 11%.

В роли Бельгии в нашем чемпионате выступает «Витебск», который образцово использует свободные зоны на чужой половине поля. Но если бельгийцы преимущественно разыгрывают комбинации по центру в атакующей тройке, то футболисты с берегов Западной Двины очень эффективно используют фланговое пространство (92% голов забиты после фланговых атак).

 

2.2 Прессинг и физическая готовность

Одним из ключевых факторов успешности стало умение команд организованно оказывать давление на соперника в фазе развития его атак. Образцово в переходе из атаки в оборону действовали сборные Хорватии и России. Эти команды стали лидерами по числу овладеваний мячом, что говорит о скорости принятия решения при смене владения.

Россияне не были примером для подражания в позиционной атаке, но линию отбора  удерживали очень умело. При этом в каждом из матчей команда представала в новом виде за счет смещения прессинга по вертикали. С Саудовской Аравией и Хорватией – высокое давление за центром поля, с Уругваем и Египтом – средний блок с контролем ключевых зон, с Испанией – глубокая оборона низким блоком и охватом поля по ширине благодаря схеме 5-4-1. С учетом того, что прессинг ставится сложнее всего, такая организованность на уровне сборных с их коротким циклом подготовки вызывает еще большее уважение.

В Беларуси прессинг также является важным оружием в руках лидеров чемпионата. Наиболее успешно применяет этот прием в последних играх минское «Динамо». В матчах против «Днепра» и «Торпедо» команда организованно, а главное синхронно подбирала момент для выхода на игрока, владеющего мячом. Пас соперника на фланг в уязвимую позицию или на вратаря сразу же сопровождался движением группы игроков по мячу.

Для поддержания компактности, в том числе в прессинге, от команды требовалась отменная физическая готовность. Чемпионат мира поднял этот показатель выше обычного, провозглашая девиз «бег важнее тактики!». Победителями на турнире чаще становились команды, которые сохраняли силы на концовки матчей и добивались результата на фоне уставшего соперника. На полях России 60% голов было забито во вторых таймах.

В Беларуси этот показатель несколько ниже (55%). Наши лидеры по забитым мячам – БАТЭ и «Динамо-Брест» – предпочитают рано забить (более половина голов до перерыва), а затем ловить соперника на контратаках. В тренде три команды чемпионата – «Витебск», «Неман» и «Динамо-Минск». Первые 75% голов проводят после перерыва, а минчане и гродненцы наиболее эффективны на заключительных отрезках матчей. С 75 по 90 минуты «Динамо-Минск» забило 40% своих голов, «Неман» – 44%!

2.3 Давление на центр

Анализ голевых атак позволил обнаружить различие в направленности комбинаций, которые привели к голам по сравнению с чемпионатом мира в Бразилии. Так, в 2014 году прослеживался очень явный фланговый вектор, через эти зоны было забито 72% голов. В России резко повысилась число голов, забитых через центр. Их доля возросла с 28% до 41%. У сборных Бельгии и Франции доля голов через центр превысила 50%. За счет ускорения игры в переходной фазе команды находили возможность продвижения по самому короткому пути к воротам соперника.

В Беларуси эта тенденция также имеет место. Через центральную зону в нашем чемпионате забивается 37% голов. Наиболее эффективно опорную зону соперника в последних матчах использует «Динамо-Брест». Команда располагает на узком участке поля сразу 3-4 футболиста, реализуя численный перевес. Практически все 7 голов в играх с «Неманом» и «Гомелем» стали результатом комбинаций через опорную зону.

2.4 Эффективное использование стандартных положений

Самый заметный тренд нынешнего ЧМ – большое число голов, забитых после стандартных положений. После них было забито чуть менее половины голов – 45% от общего числа. Эффективнее всех реализовали стандартные положения Англия и Уругвай (75% и 71% голов). Англичане именно благодаря успешной реализации стандартов, не имея внятной игры в атаке, сумели дойти до финальной стадии и выражали претензию на победу на турнире. В десятку лучших бомбардиров турнира вошел центральный защитник Мина, который забил 3 гола после подач с угла поля. Неразрешимой задачей для соперников стало сдерживание английской пары центрбеков Стоунс-Магуайр, которые на двоих нанесли 14 ударов и забили 3 гола.

В Беларуси показатель эффективности стандартов еще не дотягивает до мирового. Доля голов после такого рода атак составляет порядка 30%. Лидерами чемпионата по числу голов со стандартов являются «Витебск» и БАТЭ – по 8. И в их рядах можно поискать своего Стоунза. Так, центральный защитник Наумов в текущем чемпионате уже нанес 10 ударов (5 в створ ворот) и забил 2 гола.

 

Удары Наумова – это не просто индивидуальная импровизация, а результат командных действий, отточенных на тренировках. Для примера можно взять его гол в ворота «Минска», где партнеры за счет движения освободили бьющему пространство прямо по створу ворот.

Чемпионат мира стал аномальным по числу назначаемых пенальти. Их число вышло далеко за пределы усредненных показателей, достигнув цифры 0.44 пенальти за матч. В Беларуси в среднем за матч назначается 0.15 пенальти, что практически в три раза ниже. На мундиале чаще всех с точки пробивали англичане, в Беларуси лидеры по числу ударов с одиннадцатиметров «Неман».

Сродни пенальти на ЧМ были назначаемые штрафные удары с убойных позиций. Если на четыре года назад в Бразилии было лишь 3 таких результативных удара, то в 2018 году команды забили 6 голов прямыми ударами. Но ни одной из команд не удалось сделать это чаще одного раза за турнир. А в чемпионате Беларуси «Динамо-Минск» дважды огорчали вратарей соперника после штрафных ударов. Оба гола как под копирку повторяли удар Суареса в матче с россиянами – сильно и точно во вратарский угол.

2.5 Скорость и точность принятия решений

Команды на чемпионате мира в России при высокой плотности и насыщенности прессинга сумели сохранить качество комбинационного футбола. Точность паса в среднем по турниру составила высокие 84%. Показатель в 80% не сумели преодолеть лишь три команды – Исландия, Иран и Россия. Подавляющему числу команд удавалось сочетать скорость игры и ее качество. Как следствие, игрокам удавалось уклоняться от борьбы, в среднем за игру команды по 160 раз вступали в единоборства.

И это именно тот критерий, по которому Беларусь идет с большим отставанием за миром. Качество игры в пас, особенно на высоких скоростях, остается проблемой для многих команд из нашего чемпионата. Порог в 80% точности передач у нас превысили лишь 5 команд, при этом даже у лидеров показатели находятся в пределах 82%-84%. Да и точные передачи чаще всего следуют в борьбу, что приводит к обилию стыков и, как следствие, потерям. По числу единоборств за матч (190) мы значительно опережаем мировые аналоги, что, конечно же, сказывается на эстетике футбола.

В Беларуси слишком часто прибегают к длинным передачам, этот прием один из самых используемых при выходе команд из обороны в атаку. Такие команды как «Неман» и «Слуцк» выполняют по 55-60 таких передач, что превышает мировые аналоги в 1.5 раза. Короткий пас команды чемпионата Беларуси используют реже на 20%, предпочитая играть дальше и шире. Лишь три команды в нашем чемпионате в минуту владения мячом отдают передач столько же, сколько в среднем отдавали команды на чемпионате мира. Лучше всего поставлена быстрая игра  в короткий пас у Кубарева. Его «Торпедо» в минуту владения отдает 15 точных передач. Оказывается, даже игрой в пас в треугольниках можно любоваться.

3. Использование потенциала игроков

Чемпионат мира предъявляет новые требования не только к тренерам. Новые схемы и модели игры заставляют меняться и самих футболистов, оттачивая новые, прежде невостребованные навыки.

Яркий тому пример – центральные защитники. Им на ЧМ стали все чаще предъявлять требования по началу атак. Бельгия, Франция, Англия – команды, в которых первый пас чаще всего был на игроке центра обороны. При наличии свободной зоны он должен уметь продвинуться вперед на ведении, качество работы с мячом также немаловажно для защитника современного типа. Атлеты по типу Япа Стама уже не в моде. В Беларуси тоже есть свои образцы современного футбола. Захар Волков, несмотря на юный возврат, уверенно занял место в основном составе БАТЭ и демонстрирует достойные навыки не только разрушителя, но и координатора атак команды. Он пока еще уступает Магуаеру по ключевым показателям, но имеет хороший потенциал для роста.

 

Заметные изменения произошли в требованиях к крайним защитникам. С учетом превосходства оборонительных тактик и компактности зон перед штрафной навесы утратили свою актуальность. Игроки с качественным кроссом не сумели проявить себя. Всего за ЧМ крайние защитники отдали лишь  8 голевых передач и чаще это были не кроссы, а адресные передачи под удар. Ключевым фактором успешности крайнего защитника стали тайминг и умение подбирать момент для вхождения в дальнюю четверть. Также игрок должен быть достаточно атлетичен, чтобы вести силовую борьбу в атаке и обороне. Для примера, в сборной Франции оба крайних защитника – Лукас и Павар – имеют опыт игры в центре обороны.

В Беларуси все еще в цене игроки мобильные, выносливые, с поставленным кроссом. Они чаще доставляют мяч в штрафную и обостряют игру. К примеру, наш Филипович играет не менее остро, чем левый защитник сборной Франции, а по числу результативных действий заметно превосходит.

 

На чемпионате мира ряд команд пробовали экспериментировать, пытаясь обойтись без чистого  разрушителя в центре поля. Хорватия и Бельгия прибегали к паре разыгрывающих комбинационного плана. Но в решающих матчах вынуждены были возвращаться к схеме или с насыщенным центром, или с выраженным опорным хавбеком. Турнир подчеркнул значимость стержневого игрока, который должен останавливать атаки соперника и начинать свои. Бразилия, потеряв Казимиру, утратила стабильность в центре и не смогла сдержать быстрые атаки Бельгии.

Образцом футболиста центра поля на ЧМ стал Канте, который вобрал в себя все необходимые качества. В Беларуси наблюдается дефицит футболистов со схожими параметрами. Наши центрхавы недостаточно жесткие для успешного ведения борьбы. Как итог, лидеры вынуждены прибегать к помощи легионеров. Один из лучших – Секу Думбия, который схож с Канте по показателям, а в чем то и превосходит.

 

Популярность схемы 4-2-3-1 повысил значимость на поле атакующего хавбека, который выполнял ключевую роль при переводе атаки в фазу завершения. Еще игроку этого амплуа приходилось делать свою работу в условиях активного прессинга соперника, что требовало высокой скорости принятия решения и умения сыграть на обострение в 1-2 касания. Образцово в этой модели игры действовал на ЧМ Гризманн, который в сборной действовал глубже, чем в клубе, выполняя организаторские функции. У нас в Беларуси также есть игрок, который сменил позицию страйкера на более глубинную. И при этом не потерял в качестве игры, расцветив ее новыми красками. Сейчас игру «Динамо-Бреста» уже сложно представить без Милевского, конструкция сразу станет не столь заточенной на атаку. Гризманн? Нет, Милевский круче.

 

В линии атаки также произошли изменения.  Можно говорить о возрождении позиции центрального форварда таранного типа. Габаритные нападающие были востребованы на турнире, выполняя функции по закреплению на половине поля соперника и расчистке пространства для мобильных инсайдов. Дзюба, Лукаку, Манджукич отыгрывали если не ключевую, то очень важную роль в построении игры своих команд. Так совпало, что лидеры чемпионата Беларуси также часто и успешно задействуют атлетичных форвардов. Сигневич и Сарока как связывают защитников соперника, так и сами достаточно часто завершают атаки команды.

 

Грозной  силой в атаке были мобильные фланговые хавбеки или инсайды. Именно под них были чаще всего заточены атаки команд. В числе лидеров ЧМ по числу ударов сплошь игроки второго темпа – Неймар, Коутиньо, Перишич и Гризманн. В Беларуси прослеживается та же тенденция.

Чаще всех по воротам в нашем чемпионате бьет Иванич (4.1 удара за матч), что сравнимо с показателями Коутиньо (4.5 ударов), играющего на схожей с Иваничем позиции. А в точности игрок БАТЭ еще и фору даст, как и в умении обострять игру.

 

Коутиньо конечно крут, но я не помню от него на ЧМ таких перфомансов.

Одним из важнейших компонентов атакующей игры на ЧМ стала обводка. Умение обыграть один в один в условиях насыщенности зон стало фактором получения численного перевеса в зоне мяча. Неймар, Мбаппе и Ребич при наличии свободного пространства без поддержки создавали сами себе моменты, партнерам лишь нужно было снабжать их мячами в условиях изоляции. На наших просторах обводка используется так же часто, как и на ЧМ (28 попыток за матч), но эффективность ее ниже на 4%. Однако и у нас находятся умельцы, создающие голы благодаря индивидуальным качествам.

Чего стоят трюкачества Мукама, который способен совмещать эффективность с эффектом.

Позиция флангового хавбека на ЧМ была смещена в центр, что позволяло игрокам врываться в штрафную с зоны инсайдов, используя разрывы между фланговыми и центральными защитниками соперника. Конте начал, а Мартинес продолжил работу по превращению Азара из вингера в инсайда. Теперь он располагается ближе к воротам соперника, что делает его умения сыграть быстро и нестандартно более продуктивным. Схожий ход с Савицким совершил Шпилевский, переведя его с фланга в центр. Теперь Павел имеет возможность входить в штрафную вторым темпом, реализуя взрывную скорость и умение быстро принимать решения в динамике.

Если бы такой трюк провернул Азар, его бы долго крутили в хайлайтах.

Даже такой короткий экскурс позволяет понять, что не так уж скучна белорусская футбольная жизнь. Наш чемпионат полон ярких моментов. Здесь и тактические изыски, и яркие таланты в сочетании с организованной командной игрой. Тренеры и их помощники ежедневно работают, и работа их видна при детальном рассмотрении. Даже в первой лиге Беларуси ведется тщательное изучение соперников, идет планирование стратегии на матч и организация тренировочного процесса исходя из задач на матч.

Игроки прогрессируют и по возможности выдают шоу, которое часто проходит мимо нас. Постаравшись, можно найти и своих азаров, неймаров и кейнов, которые пусть и уступают в мастерстве, но настолько малую долю, что обычным глазом заметить будет сложно. А тем более это свои парни, многие из которых учились в одной с болельщиком школе. Это ли не важно?

На наших стадионах есть на что смотреть, нужно лишь избавиться от стартового скепсиса по отношению ко всему родному. Тем более в каждом городе есть своя команда, которую можно смотреть вживую, а не через объектив телеоператора. Только такой просмотр дарит настоящие эмоции и позволяет правильно прочесть все тренерские ходы. Дух  матча можно передать лишь вживую, когда слышен подсказ тренера и звуки удара по мячу.

Конечно, чемпионат мира – это прекрасно. Но не нужно уподобляться болельщикам на час, которые следят за футболом лишь в период крупных турниров. Если мы требуем от игроков равнения на суперзвезд, то почему и зрителям не подражать болельщикам из условных Перу или Уэльса, которые упорно заполняют чаши и чашки своих стадионов, покупают атрибутику и знают на перечет всех игроков родных клубов.

Достаточно сделать один организованный шаг и хоть однажды заполнить трибуны, как появятся необходимые антураж и интершум. Игроки побегут быстрее, начнут играть острее, подгоняемые толпой и дополнительной мотивацией. Может, хотя бы это заставит их играть более нацелено на ворота и забивать больше. Вот пример, Брест всегда заполняет свои трибуны, и как результат «Динамо» – самая зрелищная команда чемпионата, в играх с ее участием забивается 2.9 голов, в то время как средний показатель по чемпионату критически низок – 1.9.

 

Хотим увидеть обилие голов и атакующую игру – идем на стадионы. Смотрим, наблюдаем и болеем за своих или просто за яркий футбол. Нужно учиться любить белорусский футбол, так как кроме нас любить его больше некому!

Текст написан в рамках конкурса МакБлогергода. Поддержите, я и дальше буду находить яркие краски на полях Беларуси и за ее пределами. Проголосовать можно  здесь

Фото на главной: vk.com/fcisloch

Автор
  • Max Well

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.