android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

«Когда включаешь телевизор, кажется, что оттуда будет выступать Брежнев». Готовы ли минские отели к ЧМ-2014

За месяц до открытия чемпионата мира по хоккею корреспонденты «БелГазеты» прогулялись по городу, заглянув в отели, сверкающие свежей краской.

К апрелю Минск уже обзавелся дружественным по отношению ко всякому иностранцу интерфейсом, нередко забавляющим местное население (к примеру, тетушки в метро не устают потешаться над «Хрюшевкой» – Hrushauka), схемами с описанием main sightseeings и кнопками SOS INFO в метро (там можно вызвать дежурного милиционера, если среда вдруг станет враждебной).

Англоязычные реплики в метро озвучиваются с таким надрывом, как будто это не «Please, mind the closing doors», а по меньшей мере «Песнь о буревестнике». Но все эти превращения не бросаются в глаза, в отличие от нового городского принципа «ни дня без гостиницы», а то и двух-трех.

ПРИЗРАКИ БЕРНАРДИНЦЕВ

В историческом здании (памятнике архитектуры XVII-XVIII в.) по ул. Кирилла и Мефодия, в бывшем мужском монастыре бернардинцев (некогда он занимал весь этот квартал), обстроили 4-звездочный мини-отель «Монастырский». Здесь же был задуман музей быта бернардинцев и экспозиция карет.

Вместо штор здесь средневековые ставни, на стенах – отреставрированные фрески, сохранены элементы тяжелой кирпичной кладки, а полсотни номеров стилизованы под монашеские кельи (только с Wi-Fi, рестораном, сауной и прочими излишествами).

Как рассказывал в своих интервью Михаил Жих, главный инженер КУП «Мінская спадчына», «таких отелей – объектов воссоздания монастырского наследия – вообще в Европе только три».

Хоть накануне отель торжественно открылся, здесь никого не было, кроме охранника, который бродил по атмосферному холлу со средневековыми люстрами, точно призрак монаха-бернардинца, несколько озадаченного такими метаморфозами.

Еще один маленький 4-звездочный отель «На Замковой» открылся на одноименной улице, тоже в историческом здании, в его номерах – изысканная мебель от «Пинскдрева» и холодильники «Атлант».

Здесь тоже пока еще никого не заселяют, наносят последние штрихи, делают уборку и вовсю гладят шторы.

Сотрудники отеля рассказывают, что в здешнем интерьере нет «цитат» из былых исторических эпох – и, может, оно и к лучшему: «В «Монастырский» заказывали специальную плитку, очень дорогую, делали по образцу – она такая же, как была у бернардинцев. Чем-то черепицу напоминает. Но ее так тяжело отмыть! Вручную не оттереть, надо чистить специальной машиной».

STOP БРЕЖНЕВ

В BonHotel на ул. Притыцкого – оживление и обжитая атмосфера, будто отель открылся как минимум с полгода назад.

В лобби-баре и в разноцветных креслах в холле сидят постояльцы – и вполне здешней, и экзотической наружности. На самом деле отель приступил к работе 5 марта, а два дня назад здесь уже не было ни одного свободного номера. «Если гости приходили с улицы, мы делали апгрейд – селили в самые дорогие номера за стоимость подешевле, – говорит менеджер по маркетингу и продажам Татьяна Корейво. – Сейчас будет 80% загрузки, спад к выходным».

Отель построен за полтора года, до этого два года ушло на обсуждение всех деталей. За месяц он успел собрать отзывы со знаком плюс в блогах (россияне, практикующие нашумевший жанр «отчет о Минске», наконец-то остались довольны), на форумах и в системе booking.com.

За ориентацию на «деловых мужчин-европейцев от 25 до 45 лет» в Байнете их уже попрекали гендерной дискриминацией. Здесь 126 номеров, из них шесть - comfort room for the business lady: «Это не значит, что остальные номера только мужские. Просто, как показывает практика, большинство постояльцев – мужчины. А номера для бизнес-леди – фишечка отеля».

«Женские» номера укомплектованы французской косметикой из Прованса: «Если в такой номер заселяется мужчина, мы меняем косметику. Но если мужчина говорит: хочу ей пользоваться, то оставляем. Да, бывает и такое».

Они хотели быть не похожими на гостиницы для партийной элиты: «Один профессор приезжал сюда на международный образовательный форум, и раньше его всегда селили в другой отель, государственного типа. Он сказал: когда там включаешь телевизор, кажется, что оттуда будет выступать Брежнев».

Девушки на ресепшене знают минимум три языка, и даже прачек поначалу не хотели принимать на работу без базового английского, но персонал убедил руководство, что прачкам не обязательно болтать с иностранцами: «А вот горничные базовый английский знают».

РУССКАЯ ДУША ТОСКУЕТ БЕЗ ПИЛОНА

Это на 100% некурящий отель: «Берем штрафы за то, что курят в номерах – нас, конечно, мало кто слушает, но первые штрафы уже привели всех в чувство. Скажем, прокуренный салон авто обесценивается, а мы не хотели бы, чтобы отель обесценивался».

Дизайн номеров – это отсылка к немецкому стилю баухауз, популярному в 1930-е гг., в сочетании со скандинавскими оттенками: «Именно в таком стиле выполнены отели в Европе, пользующиеся спросом у деловых людей». Деловые люди, кстати, останавливаются в отелях с целью отдохнуть, а не с целью поразвлечься: «Места в номере столько, сколько нужно, не больше и не меньше».

Поэтому иностранец чувствует себя здесь как рыба в воде, а вот русской душе тесновато: «Россияне иногда приходят и говорят – мало места. У русского человека – душа, надо поставить еще два кресла, пилон, девочек позвать».

К огорчению русского человека, к примеру, лобби-бар работает не круглосуточно, а до 23.00, но во время чемпионата будет работать сверхурочно.

НИ ОДНОГО БЕЛОРУССКОГО БОЛТИКА

Хоть большинство новеньких гостиниц неровно дышит к отечественному производителю, в здешних номерах «ни одного белорусского болтика».

К примеру, винтажный телефон был сделан под заказ во Франции, и других таких телефонов в природе не существует. «Такое ощущение, что он дисковый, но он не дисковый. Его нельзя найти в продаже – если только заказать на самом заводе».

Рядом с телефоном – немецкое подзарядное для USB, которое заряжает «очень быстро» и не бьется током. Телевизор тоже немецкий: «А если кто-то захочет взять себе пульт (такое уже было, но потом вернули), он все равно никуда не подойдет». Даже выключатели и розетки – оттуда: «Это возрождение розеток середины XX века, рестайлинг».

Кое в чем они пробовали обратиться к отечественным аналогам, но «не устраивало качество»: «Например, вот такое экологичное ковровое покрытие не делает у нас ни одно предприятие. Казалось бы, банальное покрытие!»

А бирюзовые конфеты в форме подушек местные фабрики делать отказались – их мощности не позволяют снизойти до маленькой партии под заказ: «Мы говорим: да у вас уже есть почти такие же конфеты, просто поменяйте цвет, сделайте вместо зеленых – бирюзовые! Нет, говорят. А в Европе сказали: да пожалуйста!»

КАКАЯ-ТО СТРАШНАЯ ЧУМА

Кстати, на полке в номере стоит тот же ярко-красный «самоспас», что и в гостинице «Беларусь», но Татьяна не заостряет на нем внимания: «Мы с первого раза прошли проверку МЧС, задействовали даже гостей за бесплатный кофе».

Вдобавок в гостинице прошли учения, демонстрирующие, как вести себя в случае заражения «какой-то страшной чумой», очаг которой обнаружен в Африке: «Я играла роль администратора, мне позвонили из номера – мол, высокая температура и сыпь. Я велела оставаться в номере и вызвала скорую».

Дальше события разворачивались молниеносно: «Я никуда не выхожу, надеваю маску. Лифты отключают, все блокируют. Два ведра в номер – санузлом нельзя пользоваться. Отключается вентиляция». Группа N2 в защитных костюмах вывозит больную из отеля: «От номера ничего не останется – он будет полностью залит. А те, кто контактировал с больной, будут изолированы на 21 день. Начнут выяснять, где и как она летела – найдут всех, вплоть до таксистов».

НЕ ПЛОХИЕ, А ДРУГИЕ

Во время ЧМ-2014 цены в отеле будут значительно выше нынешних 69-189 евро: «Они соответствуют рынку и в мае будут опубликованы на сайте, уже есть на букинге». Частные гостиницы не обязаны уложиться в «не более чем 15%»: «Мы сами диктуем цены».

Татьяна побывала во всех новоиспеченных отелях, «чтобы понять, где мы и где они»: «Тоже новые, вроде бы все аккуратно. Не имею права их осуждать – кому-то такое нравится. Не могу сказать, что они плохие – просто они другие».

«НЕХАЙ КЛЕВЕЩУТ»

22-этажная «Беларусь», эта жемчужина советского гостиничного фонда, пережившая трехгодичную модернизацию и выстоявшая, сверкала и струилась в зенит, «как дым костра в безветрие, как песня».

В холле кипела жизнь: сновали работяги в комбинезонах (один – еще и в ультрамодной шапке oversize), что-то доделывая и косясь на сувенирную лавку, где продавался национальный колорит (накануне здесь уже купили сервиз и куклу) и крепкие напитки.

В коридоре мыли люстры («Куда лестницу поволок – я что, вторую часть люстры в воздухе мыть буду?»).

Девушки на ресепшене томились в ожидании постояльцев под белоснежным лепным панно, сохранившимся здесь с советских времен, и новехонькими часами, синхронизированными с часовыми поясами Лондона, Нью-Йорка и Москвы.

А по винтовой лестнице спускался гендиректор Александр Николаевич, статью и манерами напоминавший эталонного дипломата из черно-белых советских кинолент. Он любезно перепоручил корреспондентов старейшей сотруднице гостиницы и, пока посылали за горничной с ключами от номеров, заполнил паузу анекдотом про то, как в советские времена иностранные репортеры нагрянули в колхоз. По сюжету председатель райкома партии звонит председателю колхоза и говорит: «Сейчас приедут иностранные корреспонденты, смотри, не веди их на ферму, а то там всего одна корова, и та больная». – «Так они уже были там!»«Ладно, тогда не веди в клуб – там пол прогнил».«Они уже проникли туда, и один провалился под пол». - «Ну, хотя бы не подпускай к мехдвору, там техника свалена в кучу!»«Так они и там уже побывали».«Ну ладно, нехай клевещут».

САМОСПАСЫ ДЛЯ СКАЛОЛАЗОВ

Начальник службы размещения и бронирования Наталья Лукина, проработавшая в гостинице 14 лет и начинавшая некогда с простого администратора (почти аллюзия на отель «Гранд Будапешт»), провела репортеров на 5-й этаж окольными путями по вспомогательной лестнице: «Она старинная, постояльцы здесь не ходят, сейчас строителей выпускаем по ней».

От гнетущего советского убранства, как бы призывавшего гражданина не отвлекаться от исполнения долга перед родиной даже в командировке, ничего не осталось – теперь здесь хрусталь, белый мрамор и гедонизм: «Конечно, стены те же, мы не могли их сломать, но все красивое, светлое, праздничное, блестит! А раньше было мрачно – этот темный давящий потолок…» Потолок был настолько невыносим, что когда-то они даже сделали ремонт на нескольких этажах своими силами: «Просто закрывали этаж и ремонтировали – получалось не хуже, чем сейчас».

На вопрос о том, чем сотрудники гордятся в новом интерьере, Наталья Федоровна отвечает неожиданно: «Гордимся тем, что прожили эти три года, наконец-то открылись и выстояли. Очень многие старые работники возвращаются с удовольствием, хоть мы не можем сейчас платить большие зарплаты, предприятие пока не работает в полную силу. Но у нас всегда был очень дружный коллектив». Лично ей накануне реконструкции крупно повезло – она внезапно ушла в декрет на три года, «совершенно случайно получилось».

В реконструированной гостинице 484 номера – одноместные (раньше их было всего 50, теперь – в три раза больше), твины и даблы, 20 люксов и популярные кинг сайзы: «Кинг сайз дороже на $20, чем просто двухместный номер, зато намного красивее. На май все 15 кинг сайзов уже проданы».

Один из них уже обжитой – здесь целых два дня прожила Кристина из Литвы: «Она была единственная проживающая, мы ей в номер завтрак носили, встречали у входа, подарили пожизненную 50% скидку».

Вдруг Наталья Федоровна вытаскивает из шкафа ярко-красный мешок: «Это одна из наших особенностей – «самоспас»! В каждом номере – вот такой рюкзак, а в нем – спасательные штаны». В злую годину постоялец может «открыть штаны», натянуть их, зацепить тросы, прикрепленные к этим штанам, за специальный крюк в стене и уйти от опасности через окно, «как скалолаз».

НЕ СПОЛЗ ЛИ КУПАЛЬНИК

Вся начинка здесь – от отечественного производителя, кроме разве что ванны: «Столы и стулья – это «Минскпроектмебель», мягкая мебель – «Пинскдрев», телевизоры «Горизонт», холодильники «Атлант». На тумбочке – радио «Берестье».

Картины (они висят не только над кроватями, но даже в коридорах), конечно же, кисти белорусских художников-пейзажистов, с милыми сердцу всякого белоруса ландшафтами.

«Чья у нас люстра, Василий Иванович?» – спросила она у Василия Ивановича, и выяснилось, что громадная люстра в холле тоже белорусская. А вот лифты – греческой фирмы Doppler.

В номере для инвалидов (их шесть) «все сделано на рост 130 см – холодильник, тумба, зеркало висит низко». А в туалете – кнопка экстренной связи: «Вдруг ему плохо стало или что – нужно нажать на кнопочку».

Отель еще и энергосберегающий, во всех коридорах и номерах – датчики движения: «Когда идешь по коридору, горит свет. А если постоять две секунды возле двери – зажигается свет у двери. А если я просто иду мимо, не задерживаясь, он не горит!»

Из тренажерного зала прекрасно просматривается бассейн, на стенах которого сохранились старые мозаики: «Их делали давным-давно для летнего кафе – они здесь были еще до бассейна».

Кое-кто сокрушался, что в бассейне больше нет горки, но горка уже в пути: «Она едет из России, все никак не доедет. Эта горка будет безопаснее прежней – человек будет выезжать сразу на глубину, а не на мелководье».

Раньше из холла на первом этаже тоже можно было наблюдать за купающимися через стекло, точно за диковинными рыбками в аквариуме, но теперь эта лавочка прикрыта. Вместо прозрачного стекла – цветные витражи с подсветкой и изображениями белорусских городов: «А то очень много здесь всегда было глазеющих людей – любовались, у кого купальник сполз, а у кого не сполз».

«А МЫ НЕ ГОРДЫЕ»

Кое-кто в Байнете уверен, что за все это великолепие можно смело присваивать как минимум 4 звезды (мол, россияне себе за такое назначили бы десяток звезд, глазом не моргнув), но Наталья Федоровна против: «А мы не гордые, нам не надо четыре звезды, хватит и трех». Вдобавок, по ее мнению, за 4 звезды пришлось бы увеличить цены за номера.

Нынешние цены в $110-450 едва ли испугают россиян или европейцев: «Если говорить о людях из России и других стран, для них это невысокие цены. Россиян у нас всегда было очень много – под Новый год из тысячи постояльцев где-то человек 600. А для наших командировочных цены, конечно, высоковаты».

Тем временем в полку постояльцев из-за рубежа все прибывает: «Вот этот одноместный номер сегодня будем заселять – на сутки. И двухместный – на 9 суток. Потихонечку начинаем».

Правда, на первых порах постояльцев нужно дозировать: «Много броней было, но мы боимся запускать сразу много людей. Все это красиво, конечно, но все нужно испытать – и технику, и канализацию. А испытывается все это временем, больше никак не испытаешь».

20 апреля – массовый заезд детишек на кубок Европы: «Они и раньше у нас всегда селились. 200 ребятишек!» Еще через 4 дня приезжает 300 еврейских детей со всех концов света: «Тут рядом синагога, очень удобно». А в мае прибудет 150 аккредитованных журналистов из разных стран, большая делегация чехов из торгово-промышленной палаты и множество болельщиков-одиночек.

Благо прокормить всю эту ораву есть где: в кафе «Папараць-кветка» на 90 мест (самое маленькое из здешних точек общепита) играет душевная композиция Леонида Утесова «Песня старого извозчика» («Только глянет над Москвою солнце вешнее – золотятся помаленьку облака»), такая популярная в караоке-барах.

В ресторане «Белорусская кухня» на стенах сохранились гобелены 1980-х гг., а на столах лежат новенькие ручники с орнаментом. На 22-м этаже – ресторан «Панорама», где имеется диско-шар, танцпол и умопомрачительные виды. А в столовой для работников «дешево и тоже есть красивое панно».

Гордость гостиницы – панорамный лифт, доставляющий постояльцев на обзорную площадку на высоте 73 м, где обещают летнее кафе – Наталья Федоровна пока так и не апробировала: «Боюсь высоты – даже если мне заплатят деньги, все равно туда не пойду. Я и на самолете летаю только потому, что надо лететь на море».

Автор: Василиса Глинская

Фото: Андрей Макаров

РЕЙТИНГ +27

Свежие записи в блоге

24 марта 2015 12:33
«Репутации у клуба больше нет». Павел Кирильчик - о финансовых проблемах «Гомеля»

16 сентября 2014 12:03
Александр Разин: «Пускай Кондратьев работает, может, он в Испании Испанию обыграет»

9 сентября 2014 14:47
Сон Петровича. Новогодняя сказка о Георгии Кондратьеве

28 августа 2014 17:35
«Почему бы Бережкову просто не извиниться?» Вадим Кнырко – о генменеджере «Динамо»

19 августа 2014 16:31
Максим Субботкин: «Есть некоторые хоккеисты, считающие, что место в сборной для них зарезервировано»

12 августа 2014 19:30
«Капский находится в атмосфере абсолютной ненависти». Николай Ходасевич – о белорусских клубах в еврокубках

22 июля 2014 18:20
«Откаты, распилы – это все без меня». Вадим Девятовский – о работе в хоккее

15 июля 2014 16:31
«Да Сталина на бразильцев нет!» Каверин и Мелкозеров – о ЧМ-2014

8 июля 2014 09:30
«Встреча сборной Алжира – это не съезд БРСМовцем в аэропорт». Герчиков и Мелкозеров – о ЧМ-2014

2 июля 2014 12:02
«Если прогресс идет по миру, почему он обходит стороной белорусский футбол?» Герчиков и Мелкозеров – о ЧМ-2014

Сегодня родились

Лучшие материалы