Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футбол 2.0

Последнее интервью Хацкевича в качестве главного тренера сборной

Большой разговор Максима Березинского с уже бывшим главным тренером сборной Беларуси про футбол.

Лаптев, Кендыш, Корниленко

- С каким настроением живете после Болгарии?

– Конечно, настроение не лучшее – результата в последних играх не было. Но если более спокойно подойти к этому, то сама структура, понимание, как играть, со стороны ребят есть. В матчах с соперниками более равными по классу мы не уступили никому по игре. В плане результата – да, сработали хуже, но результат, как и говорил ранее, выходит на первое место.

- Вы один из тех тренеров, решения которого достаточно просто объяснить со стороны. Матч с Болгарией вообще не тот случай. Объясните: как Лаптев и Кендыш, которых вы раньше практически не вызывали, очутились в стартовом составе?

– В атаке мы все еще ищем усиление, хочется найти человека, который все же поставит эту точку. Лаптев достаточно неплохо выглядел в чемпионате в последнее время. Плюс в игре с Грецией он показал, что понимает те требования, которые мы предъявляем нападающему: цеплялся за мяч, находил моменты для ударов.

Почему Кендыш? С болгарами мы действовали 4-1-4-1. Позиция опорного полузащитника в такой схеме Юре хорошо знакома по клубу – БАТЭ в последнее время играет так же. Исходя из этого, доверили ему место. Нам хотелось больше сыграть в атаку. Но если со своей оборонительной задачей Кендыш справился, то в созидании было много поперечных передач, игры назад. Не хватило уверенности и понимания, что в этой позиции нужно рисковать.

Еще один фактор в пользу Кендыша – Корзун в последнее время не получал игровой практики. Общался с Ребровым на этот счет, и он подтвердил, что та уверенность, которая была у Никиты в сентябре, почему-то пропала. Это вопрос к футболисту.

- Все равно не понятно. Кендыш вообще не вызывается вами, а затем приезжает в сборную и сходу выходит в старте. Выходит, вы ошибались все это время? В начале сезона Кендыш играл даже лучше…

– БАТЭ играл больше с двумя опорными. Повторюсь, что выбор в пользу Кендыша был сделан именно под конкретную модель игры, которую мы выстраивали под болгар.

- Поясните по Лаптеву. В октябре, когда он забивал, в сборную его не вызвали. Сейчас накануне сбора хороший матч выдал Корниленко, сделал дубль, но в итоге получил мало игрового времени. Почему?

– Повторюсь, это та линия, где мы ищем. Мы решили – вернее давайте говорить «я» – я решил. Никто не знает, как Корниленко выглядел бы с Болгарией. Я принял решение в пользу Лаптева. Нападающий не забил, поэтому я ошибся. Может быть :).

- Почему Политевич играл справа, вы объясняли. Почему слева действовал Поляков?

– В позиции левого защитника, кроме Бордачева, у нас никого нет. Макс Володько в моем понимании не игрок обороны, ему не хватает надежности сзади. Ермакович это подтверждает и использует как крайнего хава. Поляков же неплохо сыграл слева с Ирландией и той же Грецией. Так что особого выбора у нас не было.

- В итоге гол пришел с его фланга.

– Там в первую очередь была ошибка в центре поля у Маевского. Поляков поддерживал атаку и не мог предугадать эту потерю.

- Разберите момент. Кто виноват? Филипенко вообще остановился.

– Мартыновичу не нужно было идти на перехват этого мяча. Голы забиваются из створа ворот, а не с той позиции, где был мяч. И перед игрой Мартынович как раз спросил, как действовать в таких ситуациях. Донес ему наше требование: быть в створе ворот. К сожалению, в том моменте он побежал спасать родину и оказался в полупозиции. Так что больше претензий к Мартыновичу. Хотя тут череда ошибок, конечно. Маевский обрезался, неправильная игра Мартыновича, активнее должен был сыграть Горбунов. Ну и Филипенко не успел.

- Продолжим по составу. Маевский исполнял чуть ли не десятку. Вести атакующую игру – не самое сильное его качество.

– Может быть, да, но в этой позиции он и в «Анжи» играет. Поэтому она ему знакома. А то, что Иван иногда оказывался очень высоко, то это вопросы его игровой дисциплины.

- Количество времени на поле и заявление Корниленко о возможном завершении карьеры в сборной связаны?

– Нет. Конечно, возможно, он не получил того игрового времени, на которое рассчитывал. Но Сергей такой футболист, который будет выходить и отдаваться на поле и 10, и 15 минут. Поэтому, думаю, тут на первом плане эмоции, недовольство результатом. А что касается заявлений… Ребята сами для себя должны принять решение, продолжают ли они играть за сборную. Я могу только вызывать или не вызывать и определять по тренировкам состав. Если Ибрагимович объявил о завершении карьеры в сборной, то тут все понятно. У нас пока ситуация немножко другая. Как-то не дошли у нас пока футболисты до этого.

А вообще, пока еще ни с кем из ребят предметно не общался. Пусть уже сезон закончится, после этого поговорим с тем же Калачевым, Корниленко.

- То есть Корниленко выглядел на тренировках хуже Лаптева?

– В плане понимания наших требований – да. Корниленко уже состоявшийся футболист, и он не до конца понимает те требования, которые к нему предъявляются.

- К вам много вопросов относительно того, почему не вызываете Путило, Витуса, других футболистов. Вас это не улыбает? Все же речь далеко не о Роберто Баджо, которого в свое время игнорировал Чезаре Мальдини.

– Я сделал ставку на тех, кого вызываю. Может быть, я ошибался. Где-то, возможно, продолжаю ошибаться. Но это мое видение. Те футболисты, на которых мы рассчитываем, больше подходят под нашу модель.

- Поясните еще раз: Филипенко не играет, но попадает в основной состав. Драгун не играет и не вызывается. Баланович играет, но не вызывается. В чем тут дело?

– Егор не первый год в такой ситуации. Но какие претензии за последние пару лет ему можно предъявить? Индивидуальных ошибок, из-за которых мы пропускали, практически нет. Это подтверждает InStat. Своей надежностью Филипенко меня устраивает. Это одно исключение из правил на самом деле.

Что касается Драгуна, то он с сентября практически не играет в «Динамо». Баланович? Нам нужны более креативные игроки в атаке. Сколько мячей забил Сергей в сборной? А сколько в «Амкаре»?

- Но у нас вообще мало футболистов с хорошей статистикой.

– Тот же Риос забил в первой же своей игре за сборную. Плюс две-три передачи он вообще великолепные отдал с Голландией. Человек находит эти моменты.

Бережков, Румас, Лукашенко

- Когда вы приходили в сборную, рейтинг доверия пользователей Tribuna.com к вам переваливал за 80 процентов. В прошлом году он был уже около 60 процентов. Сейчас – 51. Вы ощущаете это?

– Если ты имеешь 51 процент акций какого-либо предприятия – это уже неплохо :). Если серьезно, то, понятно, все зависит от результата. В прошлом году он был, сейчас – не совсем. Хотя команда пытается играть в футбол. Когда подходят в Минске, ни один человек не сказал: «Давай, вали отсюда!». Наоборот, идет поддержка, люди переживают.

- После Люксембурга Сергей Сафарьян заявил, что задача на осень уже не выполнена, хотя мы могли еще обыграть Болгарию и набрать пять очков. То есть планировали взять больше?

– Ну, мы планируем, а игра расставляет все по своим местам. Все равно основная наша задача, и команда об этом знала – бороться за тройку. Чтобы сборная сеялась в квалификации на Евро из третьей корзины.

- Послушайте, ну какое третье место? Откуда берется этот оптимизм у нас в стране? Ставим большие задачи, проваливаемся, убираем старого тренера, начинаем искать нового и готовиться к новому циклу, чтобы снова поставить высокие задачи. 

– Не знаю. Те, кто приезжает в Беларусь, в Минск, говорят про кусочек Советского Союза. Пятилетка за три года, все эти дела. Наверное, у нас это еще осталось. Мое мнение, что оптимальный план – двигаться от игры к игре. Каждый матч – новая история.

- Задача на конец цикла уже обсуждалась? Сколько очков нужно набрать?

– По очкам не обсуждалась. Еще раз скажу, у нас очень важная игра со Швецией. Если мы цепляемся, то все шансы бороться за третье место остаются. Иначе – только борьба с болгарами.

- Опять какой-то новый Рубикон. Представим: мы проигрываем Швеции. Что дальше? Закрываем сборную на год? Откуда эта мечта про топ-турнир при полном отсутствии предпосылок? У нас нет стадиона в Минске, у нас проблемы с детским футболом и юношескими сборными, проблемы с чемпионатом, проблемы с легионерами...

– На самом деле у нас один клуб, который более-менее соответствует по инфраструктуре групповым раундам еврокубков. И то по финансовым возможностям он находится среди аутсайдеров Лиги чемпионов и даже в Лиге Европы далеко не первый. Даже среди клубов из постсоветских стран. Все остальное печально.

Сейчас я уже думаю, что этот отборочный цикл нужно было делать, так сказать, переходным. Идти на омоложение, где-то даже искусственно подтягивать ребят, чтобы они прошли через игры сборных.

- Но мы опять о том же. Вот сейчас сделаем паузу на два года, а потом уж точно рванем и попадем на топ-турнир. В той же Ирландии, к примеру, прежде чем команда куда-то вышла, была разработана целая программа по объединению сборной и болельщиков. И это только один из аспектов. У вас есть стратегия развития сборной на ближайшие, скажем, четыре года?

– На четыре года – нет. Но я очень надеюсь, что процесс объединения болельщиков и сборной, который наметился в последних матчах, продолжится. И что та поддержка, которая была на Франции, Люксембурге, станет постоянной.

- Хорошо. Сборная уходит в отпуск до марта. В Беларуси появится вообще лишь в июне. У вас есть понимание, что команда в целом и вы лично будет делать, чтобы болельщики про вас не забыли.

– Как такового плана популяризации у меня нет. На сегодня это зона ответственности Бережкова. Каждый должен заниматься своим делом. Он мне предлагает – я участвую в том, что, как мне кажется, принесет пользу сборной. Потому что были какие-то идеи, которые в моем понимании в плюс точно не пойдут. Надеюсь, у Бережкова такой план есть. Встретимся с ним и обсудим детали.

- Лично ваш багаж в этом плане пока не велик: поездка в Смолевичи и встреча с болельщиками в самом начале.

– Болельщик тоже на такие акции не так активно идет, да?

- Как показал пример с Францией – идет. Если зовут и предлагают что-то интересное.

– На самом деле вот эту работу перед французами Бережков и компания провели очень здорово. Где зимой людей собирать? Какие акции устраивать?

- Вы были готовы собрать болельщиков после Болгарии и откровенно рассказать, что происходит со сборной? Или провести онлайн-конференции на сайте АБФФ?

– Конференцию – без проблем. Собирать болельщиков? Ну, опять придет 10-15 человек, из которых половина журналисты. Болельщиков на данный момент, поверьте, не соберешь.

- Но это же проблема, если главный тренер не вызывает никакого интереса. В том же Киеве это возможно?

– Украина и Беларусь – немножко разные в этом плане. Там страна живет футболом, Мы делаем только первые шаги. Здорово, что у нас появилось то же название сборной. Оно уже останется навсегда.

- Но вся активность по «Белым крылам» что-то быстро сошла на нет.

– Моя задача – готовить команду. Но вообще если мы делали просмотр матча с Голландией, почему не продолжить это начинание? Потому что иначе все забывается. Не нужно этого стесняться делать, даже если случаются локальные неудачи. Но, еще раз, это не моя зона ответственности.

- Ваши слова: «Если у меня не будет получаться, если не будет контакта с командой, если не будет прогресса, за это место держаться не буду». Были мысли об отставке?

– Не отказываюсь от этих слов. У меня есть контакт с командой. Ни один футболист не выразил недовольства и не отказался приезжать в сборную.

- То есть мыслей об отставке не было?

– Нет.

- О чем вы говорили с Сергеем Румасом после Болгарии?

– Такой разговор должен был состояться. Мы встречались и после успешных игр. Когда все плохо, тоже нужно беседовать. Поговорили в спокойной обстановке. Основная претензия со стороны федерации – отсутствие результата. Сергей Николаевич в курсе наших кадровых проблем – тот же Стасевич добавил бы нам креатива. И по игре вопросов с его стороны нет, но самый главный критерий – результат. И мы все знаем, перед кем ему отчитываться в этой стране.

- Пару недель назад оценка футболу уже была дана

– Да, как оказалось, многое сделали для развития футбола. Что сделали – этот вопрос нужно уже задать Александру Григорьевичу :).

- По нашей информации, существовала вероятность того, что федерация примет решение об отставке.

– Тот разговор, который у нас был, останется между нами. Я не вправе разглашать подробности. Возможно, Сергей Николаевич захочет вам их рассказать.

Кондратьев, Милевский, Бэйл

- Уходя в отставку, Кондратьев сказал: «Любой тренер мира не научит за три дня наших футболистов играть в футбол». Согласны?

– У каждого тренера свое мнение. У меня мнение такое, что наши футболисты должны намного больше верить в себя. Они умеют играть в футбол, но сегодня мы не научились не отпускать в плане результата команды, которые мы должны обыгрывать. Все это идет от того, что ребята играют в командах, которые не ставят перед собой максимальные задачи.

- Но вы же лукавите. Давайте начистоту: подбор футболистов в сборной сейчас явно оставляет желать лучшего.

– У нас средняя команда. Мы можем сыграть одну игру хорошо, а другую провалить. Нет стабильности. Средняя команда по европейским меркам.

У нас все время одна и та же песня: давай результат. Но как и за счет чего его дать, никто не задумывается. Нужно на самом деле знать свое место на сегодняшний момент. Может, через какое-то время у нас совпадет поколение футболистов, которые будут одинаково думать на футбольном поле, исполнять – тогда у нас будут шансы. Сейчас наше место в районе 50-70 места в рейтинге ФИФА.

- Слуцкий после Евро рассказывал, что после матча с Уэльсом к нему в номер пришли игроки, и все вместе они сказали «Мы говно». Нам еще не пришла пора произнести эти слова?

– Не слышал эту историю от первого лица, хотя общаюсь с Гончаренко, который дружит со Слуцким. Одни футболисты говорят, что это было, другие – отрицают. Но я никогда своим футболистам такого не скажу. Это значит, что ты уже опускаешься до дна. Может быть, Слуцкий почувствовал, что в тот момент сборная оказалась в самом низу. Но Россия была и наверху, она не так давно была третьей на Евро. Мы там не были, но и на дно не падали. Здесь нужно себя тоже ценить и уважать.

- Три вещи, которыми вы гордитесь за два года в сборной.

– Победа в Словакии. И по игре, и по результату. Это первое. Второе – игра с Испанией. Третье – матч с французами.

- А если уйти от матчей? Новые футболисты в сборной?

– Не считаю это достижением. Да, появляются новые ребята, которые в будущем, надеюсь, будут представлять достойно наш футбол в играх за сборную, но они заслуживают это по игре – те же Политевич, Корзун, Савицкий.

- Окей. В нашем понимании главный тренер сборной – это не только сборы и матчи. В некотором роде это еще и политическая фигура, которая может двигать определенные процессы.

– Двигать какие процессы?

- Вы объявляли о том, что хотите выстроить институт сборных.

– Я такого не говорил.

- Ну как же? Вы заявляли, что будете играть 4-3-3 и хотите, чтобы все сборные так играли.

– У нас просто нет футболистов под эту схему. И Ковалевич тоже сказал, что у него таких исполнителей нет. Мы же не можем тупо следовать схеме, если кадровый состав не позволяет.

- Мы-то как раз знали, что в Беларуси нет футболистов под такую схему.

– Ну, схема 4-1-4-1 подразумевает 4-3-3.

- Но все же 4-3-3 в голландском понимании – это немного другой футбол.

– В Голландии все клубы уже много лет играют 4-3-3. Мы, давайте будем откровенными, не можем всеми сборными действовать по одной схеме. Потому что требования в клубах разные, а футболисты приезжают на день-два. Не мы выбираем тактику, а тактика выбирает нас. Ну не можем мы все это структурировать. 97-й год может играть 4-3-3, а 99-й – уже нет.

- Это понятно. Но мы же должны выстраивать систему, которая позволила бы нам идти вперед. Что мы делаем для того, чтобы быть лучше?

– Смотри, у федерации уже есть академия. Собраны ребята 15-16 лет: они вместе живут, работают, учатся. К ним уже другие требования. У нас уже есть сборная U-17, которая фактически является командой академии. По такой схеме работала сборная Украины 1985 года – та самая, куда попал Милевский. Из той команды в итоге семь человек доросли до сборной.

- Подождите, там ведь селекция была по всему бывшему Союзу.

– Было другое время. Сегодня у нас Альшевский и Мархель отбирают пацанов из регионов – это уже делается. Через сколько лет работа даст результат, сколько ребят дойдет до национальной сборной – вопрос. Плюс надо учитывать, что в академию в основном ребята приезжают с периферии. «Динамо», БАТЭ и «Шахтер» не отдают футболистов.

- Так а в чем система? Вы понимаете, как функционирует академия? Там то голландец нас консультирует, то француз…

– Дело в том, что деньги на развитие таких проектов дает УЕФА. Поэтому куратора нам назначают. В этом плане наша федерация зависима. Сначала нам направляли голландца, потом – француза. Но неправильно думать, что мы просто делаем то, что нам говорят. Все думают, что приехал голландец – и мы работаем только так, как он скажет. Все равно ищется симбиоз. Мы с Эду общались с голландцем, с Альшевским, Мархелем. Все понимают, что голландская программа в чистом виде здесь не будет работать. Потому что уровень технического оснащения не позволяет делать какие-то вещи. Нужно начинать с более простых. Альшевский и Мархель не копируют чью-то систему, а анализируют и вносят необходимые правки.

- Вы бываете на тренировках? У академических команд есть прогресс?

– Смотрите: две сборных попали в элит-раунды.

- Но мы и раньше время от времени попадали.

– Давайте смотреть, что есть сегодня. Это ведь международный опыт. Потому что если бы они сейчас не прошли отбор, снова пришлось бы два года ждать, а это потеря времени.

- Опять мы про результат. Вы видите игроков, которые в перспективе усилят сборную?

– Главная проблема никуда не девается: есть хорошие техничные ребята, но как только нужно делать это на высокой скорости, все пропадает. У нас футбол очень медленный.

- Как его ускорить?

– Когда сборная Швеции приехала в Киев готовиться к Евро, они сказали, что трава на поле должна быть до сантиметра. Они привезли свою машинку, своего специалиста. Обязательно поля должны поливаться перед каждой тренировкой. Даже когда приходишь на стадион «Минска» на Маяковского, сразу видно, поливали поле или нет. Если поливали, количество брака сразу увеличивается в разы. Приходишь на «Трактор», где трава по колено, мяч даже останавливать не надо – там ошибок сразу меньше, но, кстати, брак все равно есть. Нужно поменять подход. У нас к приезду БАТЭ могут поле не поливать и даже не укатывать. Давайте начинать хотя бы с этого. 

Но вообще все идет от тренировочного процесса. Когда мы ездим на стажировки, то видим интенсивность тренировок. Каждая тренировка проходит на максимальных усилиях. Разница с нашими командами очень большая. В этом мы проигрываем.

- Как создать эту интенсивность у нас?

– Все идет от технического исполнения. Если для остановки мяча нам нужно три касания, то футболистам уровня выше среднего должно хватать одного. На сегодняшний день техническая оснащенность наших футболистов очень слабая. Проблема формируется с ранних лет. Техника закладывается до 13-14 лет. Тактика закладывается уже на следующем этапе. Но и тут у нас проблемы. Есть команды из ребят 15-16 лет, которые пытаются играть тактически грамотно, но это далеко не все команды.

 

Вергейчик, Эду, Блинд

- Три самых перспективных футболиста из академий.

– Лисакович. Индивидуально сильный футболист. Но тот же Вергейчик говорит, что это природное, играет пока интуитивно.

- Лисакович – это не из академии. Кто еще?

– Мы сейчас говорим про молодых футболистов 16-17 лет, но никто не знает, что с ними будет через год-два. Пока я, к сожалению, никого для национальной сборной не вижу.

- Когда вас утверждали главным тренером, вы сказали на исполкоме, что у вас есть программа, с которой вы приходите. Только ее так никто до сих пор и не увидел.

– Мы планировали, что Эду в большей степени займется юношескими командами. Это как раз его специфика. Он отвечал за это направление в «Рубине» и пытался заняться этой работой тут. Но через три месяца вынужден был вернуться в Казань.

- То есть сейчас Эду совмещает работу в сборной и «Рубине»?

–  Да. Когда он пообщался с тем же голландцем, сказал: «У них уже есть тренеры. Я не могу туда лезть». Плюс ему поступило предложение вернуться обратно в «Рубин». И после трех месяцев в Беларуси он принял решение совмещать две работы. Мы обсудили этот вопрос с Сафарьяном и получили добро.

- Насколько я знаю, особого контакта с тренерами академии у Эду не было.

– В том-то и дело, что к нему отнеслись как-то с недоверием. Но когда приехал «Рубин» сюда на турнир памяти Курненина, результат все показал. Разгромили минское «Динамо», обыграли 3:1 нашу академическую сборную и стали первыми на турнире.

Хацкевича прерывает болельщик в возрасте:

– Извините, что прерываю. Просто хотел пожать вам руку. Я – за, за, за. Потому что лить столько нехорошего… Я читаю, я в ужасе – поубивал бы. Станьте и попробуйте, поднимите! А вы это делаете. Вам большой плюс. Просто балдею от того, что вы делаете. Дай бог вам здоровья, всех благ и пару человек, чтобы вы что-то сотворили. А так все отлично. Не смотрите ни на кого. Удачи!

Болельщик исчезает так же внезапно, как и появился. Хацкевич продолжает:

– Ну вот, я же говорил: в городе нет такого, чтобы подходили и ругали. Значит, видят люди что-то.

- Давайте вернемся к Эду. Вы как главный тренер сборной могли повлиять на то, чтобы испанец отвечал за академию? Чтобы вы понимали, куда движется вся система. Или у вас в контракте это не прописано?

– Не прописано. У меня в контракте все задачи связаны с национальной сборной. К тому же тренеров на любой возраст у нас назначает исполком.

- То есть вы строго выполняете то, что у вас прописано в контракте?

– Конечно. Все, что у меня прописано, я выполняю честно от начала и до конца.

- Вам бы хотелось иметь больше влияния на те процессы, которые происходят в белорусском футболе?

– Ну, я же общаюсь с тренерами других сборных. Люди отвечают за национальные команды – я говорю про Украину, с Блиндом обсуждали эту тему. За молодежную, юношеские сборные отвечает технический директор. Да, главный тренер может следить тоже, но в тренировочный процесс он не вмешивается. Потому что структура в той же Голландии везде одинаковая.

- Это понятно. Там структура есть, но у нас ее нет.

– Ты к чему ведешь? Готов ли я полностью взять и сконцентрироваться на такой работе?

- Ну да.

– Честно говоря, ты первый, кто задает мне этот вопрос. На самом деле это очень большой объем работы и большая ответственность. Я не боюсь ни работы, ни ответственности. Но в одиночку тут ничего не сделаешь. Нужно собрать вокруг себя команду, которая будет видеть перспективу этой работы. Ну и, конечно, тут должно быть полное доверие наших руководителей.

Лунинец, Седнев, «Ислочь»

- Избитая тема. Вы должны находиться в Беларуси 180 дней. Кто это считает?

– Я не знаю, кто это считает и считает ли вообще.

- Вы считаете?

– Я? Зачем мне это считать? Вот скажи: для меня как для тренера национальной сборной какая пользы от игры «Ислочь» – «Городея» при всем уважении? Ну вот какая?

- Если вы отвечаете только за главную команду, то, наверное, пользы немного. Но если говорить про то, что тренер сборной отвечает за развитие футбола в стране в целом…

– Мы сейчас говорим про «находиться 180 дней». Находиться, чтобы просто находиться? Да я могу и 300 дней находиться. Это не проблема.

- Расскажите, что вы видите по интернет-трансляции из Новополоцка, если там играет БАТЭ.

– Откровенно говоря, там и с трибун немного увидишь, если ты находишься на таком стадионе. Но если серьезно, то смотрю только на то, в каком состоянии находятся ребята.

Но там же даже номера не всегда видны.

– По движениям можно определить :). Для меня самое главное, чтобы в таких матчах ребята функционально выглядели хорошо, особенно недели за две до матчей сборной. Уровень технического оснащения плюс-минус остается на том же уровне. Плюс очень сильно помогают аналитические данные, которые приходят от InStat.

- За два года вы хоть раз доехали до Лунинца или того же Новополоцка?

– А что мне там делать? В Лунинце что-то изменится, если туда приедет Хацкевич? Или в Новополоцке?

- Со стороны кажется, что вы быстро поняли, что бороться в Беларуси с ветряными мельницами бессмысленно, и сконцентрировались на работе с командой. Это так?

– Ну, конечно. Я не могу повлиять на тот же Бобруйск. Вроде при Седневе команда была. Затем пришли новые инвесторы, все разрушили, набрали новых футболистов, которым по 30 лет, по 35. Итог какой?

- Проблемы везде одни и те же. У вас в сборной лидерам тоже далеко за 30.

– Уровень нашего чемпионата падает. И когда я говорил, что он средний, средний, средненький – это комплимент на самом деле. Серьезно. Я это вижу, но никак повлиять не могу. Мое мнение: сегодня чемпионат должен состоять из 10 команд. Нет ни футболистов, ни инфраструктуры, ни финансовых возможностей. Мне жалко ребят, которые выступают в бедных командах и пытаются за счет каких-то акций привлечь внимание руководства. Да не будет этого! Если человеку не нужна команда, если он не любит футбол, ничего не будет.

- Но мы уже сокращали. Это не помогло кардинально изменить ситуацию. Может, все же не в количестве команд дело?

– Не в количестве, но всегда в качестве. Ну, нет у нас сейчас 16 команд.

- Вот хотят у нас создать ПФЛ…

– Сразу скажу: это у нас невозможно в ближайшие пять лет. Это мое мнение.

- Допустим, ее создали все же. Нашли миллион долларов, наделали баннеров, рекламу крутят круглыми сутками, купили 10 камер. Но футбола-то нет. Что с ним делать? Как нам за пять лет повысить уровень чемпионата? Если без глобальных мыслей про детско-юношеский футбол.

– Первое и самое главное – это сокращение лиги. Пусть не 10, но 12 команд. Эта система уже была, ничего нового придумывать не нужно.

Сафарьян, Тумилович, Суркис

- Вас удивило, сколько скандалов было в федерации за последнее время?

– Этот год какой-то черный для всего белорусского футбола. Все эти скандалы, наши клубы не пробились в групповые этапы еврокубков, сборная тоже выступила не лучшим образом. Значит, надо через это пройти.

- Украина – более свободная страна. Такое количество скандалов за один год было бы поводом для отставки руководства?

– Все могло быть по-разному. Но давай честно: кто у нас назначает председателя АБФФ?

- Ну, скажем так, его выбирают.

– Нет, здесь будем говорить прямо: назначают. В Украине какие-никакие выборы есть. Да, там кандидатов выдвигают Суркис, Коломойский, Ахметов. У нас выдвигает президент. Так что если говорить про отставку, то нужно понимать, что назначения проводит один человек. Ему и принимать решение.

- Насколько вам комфортно работать с этим руководством?

– То, что они обещали для национальной сборной, все выполнено. Перелеты, гостиницы, спарринги – все на очень высоком уровне. В этом плане – никаких претензий.

- Другие вопросы, по которым вы взаимодействуете?

– У нас других вопросов и нет.

- Слова Тумиловича: «Кто у нас руководил футболом? То летчики, то офицеры. Кто там сейчас на очереди? Давай строителей наберем. Оперировать футбольными делами должны все же профессионалы, которые с первого взгляда и без подсказки смогут отличить хрен от мяча». Ваш комментарий.

Откуда-то в холле «Планеты» появляется Байдачный.

– Хац, как дела?

– Могло быть лучше, но ничего – прорвемся.

– Одинаково во все времена, – дружное бу-га-га разносится по холлу.

– Вот видишь, у меня со всеми хорошие отношения, – снова улыбается Хацкевич и продолжает. - Футбольные люди должны, конечно, присутствовать в федерации. И они есть. Но за какие-то вопросы должны отвечать те, кто в этом разбирается: финансисты, маркетологи. Про какие позиции говорил Гена – я не знаю :).

- Вы в курсе, что Сергей Сафарьян фактически тренирует женскую сборную: проводит тренировки, присутствует на скамейке во время матчей.

– Ну, я же не настолько далек от белорусского футбола. Конечно, знаю.

- Как вы к этому относитесь?

– Не, если есть желание и стремление… Не знаю, правда, есть ли какая-то лицензия, чтобы в дальнейшем возглавить женскую сборную или клуб :). Не в курсе, какие амбиции в этом плане. Но если человек получает удовольствие, то почему нет?

- Сафарьян часто летает со сборной. Он принимает участие в тренировках национальной команды?

– Нет. Он может присутствовать в цивильном или тренировочном костюме, но в тренировочном процессе он у нас не принимает участие.

Меркулов, Кульчий, Румбутис

- Меня больше всего в чиновниках бесит кумовство и коррупция, Что бесит вас?

– В личной жизни я не знаю, кто кому кум, кто кому сват, кто кому брат в федерации. Взяточничество? Никогда этого не понимал. Никогда не приходилось ни давать, ни брать.

- Даже гаишникам?

– Сейчас в Киеве полиция. Тебе выписывают штраф – оплачиваешь, никаких проблем. В Минске, слава богу, меня давно не останавливали. А штрафы за превышение скорости я плачу.

- Неудобный вопрос. Зачем вы продвигали на пост главного тренера молодежной сборной Алексея Меркулова, который является кумом Кульчия?

– Я общался с Лешей. Мне импонировало его понимание этой работы, его видение того, что нужно для наших сборных. Он, кстати, готов был заниматься не только молодежной командой, но и юношескими. И я не продвигал Меркулова, а просто предложил. Не буду этого скрывать: да, предложил. Но когда на этом бюро исполкома некоторые сказали, мол, если уж Меркулов, то тогда и я могу попробовать…

- Вы про Румбутиса?

– Не будем конкретизировать, кто это был – Румбутис, Пигулевский или еще кто-то. Вы и сами все прекрасно знаете. Я предложил – они не поддержали. Пожалуйста. Сейчас есть другие фамилии.

- Вы видели матчи «Гомеля» при Меркулове?

– Он ставил комбинационный футбол. И та гомельская молодежь, которая сейчас добилась возвращения в высшую лигу, на процентов 60 прошли через него.

- С Кульчием вы обсуждали эту тему?

– Конечно. У нас были и другие варианты – Яскович. Лаврик. Но у них нет лицензии Pro. Так что в моем списке был не только Меркулов. Ну а то, что исполком, насколько знаю, очень активно противостоял этой кандидатуре – это его право. Все-таки он тоже несет ответственность за будущее нашего футбола.

Путило, Корзун, Савостиков

- Вы говорили, что Штанге сделал из сборной бизнес. Намекали, что ряд футболистов уехали в иностранные клубы после вызовов в главную команду.

– Ну, через сборную многие футболисты уезжают. Тот же Черник сейчас попал во Францию в том числе благодаря игре в сборной, но я в этом не принимал никакого участия. А то, что делал здесь Штанге, всем давно известно. Что мы будем ворошить прошлое?

- Перед матчем с Испанией Путило наигрывался в основном состав…

– Путило не наигрывался в состав. Я вам сразу говорю. У нас за день до игры ребята знают, кто выйдет в составе. И Антон в этом списке не было.

- То есть вы изначально знали, что выйдет Маевский?

– Конечно. Вообще не знаю, откуда появилась информация про Путило. Хорошо помню ту игру. У меня есть конспект каждой тренировки, по ним видно, кто в каких сочетаниях наигрывался. Могу точно сказать: это какая-то неверная информация.

- В Беларуси неоднозначное отношение к переходу Корзуна. В частности из-за того, что он очень стремительно сменил агента Гайдука, который много для него сделал, на Шаблия.

– По Никите могу сказать, что проявлял к нему интерес, когда еще работал в дубле киевского «Динамо». И мы уже фактически договорились, но та травма, которую он получил в юношеской сборной, отодвинула переход на год-два. Когда главным тренером стал Ребров и возник вопрос по позиции опорного полузащитника, я снова предложил вернуться к кандидатуре Корзуна. Потом еще уже просматривал Рауль Рианчо, и тренерский штаб принял решение взять его.

А то, что в Киев его повез Шаблий… Игроки имеют право подписывать контракты с любым агентом. Сейчас вообще возможна ситуация, когда они подписываются с одним агентом, а потом дают еще пятерым авторизацию, которая позволяет заниматься их делами. Поэтому как и через кого Никита туда поехал – это уже личный вопрос Корзуна. Со своей стороны я только предложил эту кандидатуру. Ну, и когда летал в Голландию с молодежкой переговорил в аэропорту с Никитой, есть ли у него желание перейти в киевское «Динамо». Все остальное – его личные вопросы с агентом и клубом.

- То есть вы не имеете никакого отношения к тому, что Корзун якобы заболел и не сыграл за молодежку в важной игре с Кипром?

– Вообще не понимаю, о чем ты говоришь. Без понятия.

- Есть информация, что в это время он съездил в Киев.

– Еще раз: я только предложил кандидатуру. Все остальное проходило без меня. В Киеве я его увидел только после того, как он одел майку «Динамо». До этого с ним не пересекался.

- Правда, что вы ходили к Юрию Чижу разговаривать по поводу этого трансфера?

– Я разговаривал с Юрием Санычем. После того, как тренерский штаб Реброва дал добро по Корзуну, Игорь Суркис попросил переговорить в Минске с Чижом: узнать, когда можно с ним связаться, и, чтобы разговор был более предметным, озвучить цифры, на которые готов пойти Киев. На какой сумме клубы остановились в итоге – это уже их дело, в которое я не лез.

- Вы в курсе, что после странного случая с молодежкой Корзун вдруг потерял паспорт накануне матча в Лиге Европы.

– Опять без понятия. В то время в минском «Динамо» у меня работал друг – и до меня такая информация не дошла.

- После того случая не был продлен контракт вашего друга Кирилла Савостикова. Вы связываете это с трансфером Корзуна?

– По поводу трансфера Корзуна переговоры вели президенты клубов. Значит, цена их устроила. Если бы это было не так, то, наверное, Корзун до сих пор бы играл в Минске.

- Правда, что вы хотели видеть Савостикова в тренерском штабе национальной сборной, но Сафарьян вам отказал?

– Нет.

Крым, Минск, Чиж

- Вы когда были последний раз в Крыму?

– Часто ездили с «Динамо» на сборы в Ялту. Потом еще с дублирующим составом играли с «Таврией». Так что, видимо, в 2013 году был.

- Крым их или Крым украинский?

– Я половину жизни прожил в Киеве. Для меня все-таки Крым – это территория Украины.

- Сейчас Беларусь не подписала вместе с Северной Кореей, Кубой, Зимбабве резолюцию ООН по Крыму. Что это значит?

– Без понятия. Есть внутренняя политика, есть внешняя. Я не политик. И вообще ей не интересуюсь.

- Вам нравится то, как меняется Минск в последние годы?

– В плане инфраструктуры – прекрасный город. Много хороших ресторанов с вкусной кухней. Все на уровне.

- А если сравнивать с тем же Киевом в плане атмосферы?

– Очень сильно отличается. Прежде всего свободой, выражением мысли. Там этого больше. Правда, на сегодняшний день все эти майданы ни к чему хорошему тоже не привели. С другой стороны, везде нужна стабильность. В Беларуси она есть. Не буду говорить, какие пенсии и какие квартплаты. Но в целом в стране мир. Это самое важное, что есть в нашей стране.

- В Украине наблюдается прогресс? Или это все шарахания из стороны в сторону без движения вперед?

– Страна находится в состоянии войны. О каком прогрессе можно говорить?

- У вас есть надежда пожить в стране, за которую не будет стыдно?

– Мы все живем надеждой, что все когда-то будет хорошо. Надеюсь, в Украине скоро все наладится. Надеюсь, в Беларуси такого не будет никогда.

- В Беларуси другие проблемы.

– Вот ты живешь в Беларуси. Какие у тебя проблемы? Хороший город. Нравится?

- Город неплохой. Правда, говорят, что он чистый, но на самом деле он стерильный.

– Да, это немного другое, но что сделаешь?

- Если говорить про свободу, то не очень понятно, про какую свободу вы говорите. В Беларуси все немного по-другому. Даже если взять это интервью. Не уверен, что оно могло получиться таким, будь на вашем месте кто-то другой.

– Я говорю то, что думаю. Это моя точка зрения. Почему я не могу ее высказать? Почему-то наш белорусский менталитет работает в таких моментах по-другому. Не знаю, почему так. Может, дело в этом телевизоре? Все идет оттуда. Когда приезжаю к маме, прошу ее первым делом выключить телевизор. Потому что там все время новости, какие-то передачи: кто с кем-то что-то сделал, все это разбирается. Говорю: «Мама, я приехал, давай о детях поговорим».

Недавно вот опять мама рассказывала, как в Украине украли какого-то ребенка, про какого-то милиционера, который что-то там сотворил в Донецке, ДНР, еще где-то. Предложил отключить российские каналы, установить спутниковую тарелку, настроить украинские каналы и поговорить об этом через месяц. Мнение поменяется.

- Вы стараетесь на эти темы не разговаривать?

– Мы с мамой один раз даже поругались на этой почве. Сказал: «Не хочу даже приходить. Потому что ты меня здесь хочешь переубедить, что в Украине все бандеровцы и едят людей». Моей семье там комфортно жить. Если бы с этим были какие-то вопросы, то я, наверное, поменял бы место жительства, так? Возможности есть. На худой конец могу сюда вернуться. Человек где живет? Там, где ему хорошо. Мне хорошо в Украине.

- Текущую ситуацию в Беларуси с мамой обсуждаете? В новостях говорят, что у нас тут все цветет и пахнет.

– Так я и сам часто бываю, все вижу :). Что касается новостей, то мне это не интересно. Я ей привел пример с Юрием Санычем. В телевизоре тоже рассказывали, что он бежал на скорости 200 километров в час в сторону китайской границы :). И народ в это верит. В новостях говорят то, что люди хотят слышать. Они, вроде, видят одну картинку, но послушают новости – и восприятие меняется. Вдруг то, что ты видишь каждый день своими глазами, – это просто показалось? Так и живем.

Фото: Надежда Бужан, АБФФ, euroradio.fm, sputnik.by, Getty Images.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+