Блог Бей в кость

Японский Новый год. Как Наойя Иноуэ стал Дедом Морозом мирового бокса

Алексей Сукачев – о неожиданно лучшем боксере уходящего года.

Даже удивительно, почему 2014-й не оказался високосным годом. Событий – со знаком «минус», разумеется, набралось на четверть века из иных «счастливых мирных» лет. Кризис на Украине, конфликт по линии «Россия – НАТО», ИГИЛ и Боко Харам, малазийские лайнеры, рецессия и санкции, кризисы – добра хватало. Думаете, в боксе что-то иначе? Ничуть. 2014-й уйдет в историю как год, который можно вычеркнуть из памяти. Ни единого мегабоя, обилие мисматчей, провал телевидение и экспансия паука Хэймона – вот что останется в истории. Но когда казалось, что впереди тьма беспросветная, искорка света вспыхнула на Востоке.

… Который, как известно, дело тонкое. И непонятное. 30-31-го декабря все приличные люди доделывают последние дела и заслуженно (а кто и не очень) кидаются в тазики с оливье, закидываются спиртным, скупают пиротехнику. Развлекаются, одним словом. И никакого бокса чисел с 20-х декабря на белом свете нет недели на три минимум. Но не в Японии. По старой традиции, японцы идут – нет, не в баню, конечно – а на местные арены, чтобы насладиться новогодним боксом. Это не пиар-кампании вроде боя Микки «Нашего» Рурка, а полноценные поединки за мировые титулы. Долгоиграющий (5-летний юбилей может отметить уже через пару недель) чемпион WBA в первом легком весе Такеши Учияма, например, последние 3 года регулярно защищается 31-го числа, а завтра выйдет в ринг в этот день в 4-й раз – это почти половина его защит.

Учияма не будет единственным. Пока вы читаете эти строки, в Токио и Осаке синхронно проходят еще 4 чемпионских поединка за 5 титулов чемпиона мира. В одном из них дерется один из лучших боксеров мира Гильермо Ригондо Ортис, в других – местные чемпионы мира. Но эти события лишь оттеняют главный турнир этой фиесты – того, который прошел вчера в том же Токио. Потому что именно в нем определился главный герой года (ГГГ – прямо как Геннадий Геннадьевич, но это – сюрприз! – не он). Не в Японии. В мире.

У героя прозвище антигероя – «Монстр», но никакого антигероизма здесь нет: только сплошной позитив. Для того, чтобы понимать в чем он (не позитив, а героизм) состоит, нужно понять контекст события.

Титул «Лучший боксер года» не только эфемерен сам по себе (как и любое неофициальное звание), но и очень эмоционален и субъективен по сути. Особенно это касается тех лет, когда – как сейчас – нет заведомого фаворита-героя. С одной стороны, есть кого выбирать. С другой – выбор неоднозначен. Таких проблем не было в 2010-м (спасибо Серхио) и в 2011-м (спасибо Андре) годах, но уже в 2013-м мнения разошлись: кто-то поставил на Головкина (как, например, The Ring), а кто-то – на Мэйуэзера.

В этом году ни Головкин, ни Мэйуэзер в шорт-лист не вошли, хотя некоторыми упоминались. Геннадий не сделал шага вперед в сравнении с 2013-м, ограничившись меньшим числом самых обыденных защит титула. Флойд дважды встретился с Майданой и не уронил в грязь лицом против достойного оппонента, но ближе-чем-следовало первый бой, и некомпетентность Маркоса во втором свели его усилия на нет.

В итоге в радиусе поражения оказалось шестеро:

Амнат Руенронг был очень неплох, особенно в выездной победе над Кацуто Иокой, чемпионом мира в 2-х весах, который на всех парах шел к третьему титулу. Для 35-летнего экс-любителя, стартовавшего в профи только в мае 2012-го – это подвиг, особенно для его веса. Жалко, что мир так и не узнает его подробнее, потому что в марте его заживо скормят Цзоу Шимину (свиньям – как сказал бы коллега Баздрев) под хохот Боба Арума.

Роман Гонсалес прогремел в сентябре, став вторым после великого Аргуэйо трех-кратным чемпионом мира из Никарагуа. А заодно, прихватив титулы WBC, The Ring и линейного чемпиона в сильнейшей категории современного бокса. И, тем самым, подкопал под самого себя, потому что победа над упертым, но несколько ограниченным Яэгаши, слишком сильно выдавалась на фоне остальных его побед, которые в наш зачет не пошли. Да и не главные это победы в его карьере…

Мэнни Пакиао… Мэнни. Наша боль и печаль. Но ведь если тут нет Флойда, то какой, прости Господи, Мэнни? Не за Криса же Алджиери, в самом деле.

Итак, трое «негритят» ушло, и осталось еще столько же. Сергей Ковалев – это было бы патриотично. Сейчас быть патриотичным модно, это ценится. Но быть объективным ценнее. Сергей мог бы стать боксером года, если бы помимо Хопкинса (где он был заведомым фаворитом), он победил бы и Стивенсона. И он еще может сделать это в следующем году, разобравшись с тем же Стивенсоном после Паскаля. Но за Эгню и Каппарелло лучшим не делают – увы…

Терренс Кроуфорд входил бы в шорт-лист в любом другом году, как он вошел в этом. Он стал чемпионом мира, победив на выезде домашнего боксера. Он защитил свой пояс, нокаутировав звезду более легких весов, а потом в одну калитку отметелил обязательного претендента и, как думалось многими, №2 его веса. Но только каждая из побед была с маленьким налетом, небольшим таким изъяном.

Рикки Бернс дышал на ладан весь 2013-й, чудом «сохранившись» против Хосе Гонсалеса и потерпев ничью против Бельтрана, в поединке, который он слил в одну калитку. Юриоркис Гамбоа растерял всю свою прошлую магию, пошел после годичного перерыва не в свой вес и логичным образом проиграл. Наконец, Бельтран сделал себе имя более на сочувствии к его грабежу против Бернса. Тем не менее, Кроуфорд шел фаворитом до самого последнего момента, хотя люди в это время пристально смотрели на Страну Восходящего Солнца, где восходило не солнце, а настоящая сверхновая. По имени Наойя Иноуэ.

Иноуэ – один из новой плеяды японских мастеров (здесь же Иока, младший брат Наойи – Такума, Рио Матцумото), которые не ждут, пока с неба упадет титул, а сами прут за ним напролом. В последние годы эти ребята (и примкнувшие к ним Учияма, Яэгаши, Огуни, Тобе и иже с ними), словно в социалистическом состязании, задались целью побить собственные рекорды по минимальному количеству побед до звания чемпиона мира. Иока управился в 7-мь боев. Иноуэ потребовалось всего 6-ть в 20 лет, и об этом мы уже писали. Это не было случайностью – в отличие от того же Иоки Монстр по любителям был неплох не только на национальном уровне. Например, в 2010-м году он в Баку (МЧМ) проиграл кубинцу Вейтия в одну калитку (0-11), а год спустя – там же, но на ЧМ – уже 12-15 – прогресс! Прогресс и школа.

Иноуэ, победив Эрнандеса, не сделал заявку, как не сделал ее и Кроуфорд, победив Бернса. Но Терренс летом отоварил Гамбоа, а Иноуэ – некоего Самартлека из Таиланда. Почувствуйте разницу. А затем был бой Кроуфорда с Бельтраном, и казалось, что лавочку на этом можно и прикрывать. И ее прикрыл – но не Кроуфорд, а Иноуэ!

Для того чтобы обойти американского легковеса японскому мухачу нужно было что-то из ряда вон. Не Гонсалеса, конечно (японцы тоже не дураки), но сделать что-то очень значимое. И еще позитивное – ведь в памяти остается последнее. Промоутеры Наойи справились с этими задачами блестяще, придумав и организовав (да еще как – как семейный подряд!) схватку с Омаром Андресом Нарваесом. В случае победы убивалось сразу несколько зайцев.

Во-первых, изничтожался самый жирный кролик – собственно, сам Нарваес, который по жизни наоборот сух и жилист, как Кощей Бессмертный. Именно таким Кощеем, а лучше сказать хопкинсом легчайших весов последние 12 лет и был Нарваес. Шутка ли – 16 защит титула чемпиона мира в наилегчайшем весе (больше только у великого Понга) + еще 11-ть – в первом легчайшем. И, в чем самая мякотка: на фоне абсолютной ненависти к чемпиону. Своей незрелищной методичностью, заряженными судьями (привет Орукуте), превративших Аргентину из просто цитадели в неприступную крепость, и позорным по сути боем с Нонито Донейром, в котором Омар просто выживал – всем этим Нарваес настроил против себя весь мир. Его поражения ждали – с плохо скрываемым нетерпением. И это эмоции

Во-вторых, Нарваес был не просто чемпионом мира – он был опытнейшим чемпионом на два веса выше Иноуэ и на 18 лет его старше. Это примерно то же самое, что бой Сергея Ковалева с Владимиром Кличко, или того же Кроуфорда – с Мэйуэзером. И это контекст.

Всеведущие буки, однако, держали линию 12-к-1 на Иноуэ. Это было неожиданно, и это было тяжело для японца, на которого накладывалась дополнительная психологическая нагрузка. Нужно было побеждать хоть как-то. А потом японец сотворил это:

В 21 год, после 8-ми боев чемпион мира в 2-х весах (рекорд!) Наойя Иноуэ становится настоящим Дедом Морозом, не только принося нам подарок, но и оставляя надежду на будущее.

В КАЧЕСТВЕ ПОСЛЕСЛОВИЯ

Достижение Иноуэ важно не только (и не столько) само по себе, но как еще одна метка, пикет на длинном железнодорожном пути. Мы уже давно отъехали не от станции даже, а от вокзала с названием «Средние веса». И впереди нас ждет поворот и даже развилка.

Средневесовье бокса заканчивается. Последние 10 лет мир бокса жил ими – легковесами, полусредневесами, средневесами. Это было замечательное время, которое, к большому сожалению, не увенчалось (а теперь все равно уже слишком поздно) вишенкой в виде сами-знаете-какого-боя. Этот несостоявшийся в 2014-м году поединок (а равно и совокупность других факторов – Холодная Война Арума и Оскара, Эл Хэймон и т.п.) подвел черту эре выдающихся мастеров срединных весов.

Начинается Новое Время. Оно будет ознаменовано Возрождением тяжелого веса (Стиверн против Уайлдера, победитель против Кличко, Джошуа, возвращение Поветкина и многое другое), но, главное, поворотом на Юг, в самые легкие и интересные категории. Веса вокруг мушиного уже трещат по швам от мегазвезд и просто звезд. Гонсалес, Иока, Эстрада, Иноуэ, Яманака и Ригондо, Такаяма и Куадрас, Уолтерс и Ломаченко – в этих 50-57-ти килограммах жизнь будет цвести и пахнуть. И именно сюда – как в золотые 20-е –сейчас смещается бокс.

Автор: Алексей Сукачев

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.