Блог DIY

«Как только нам начинали петь дифирамбы, Скабелка убавлял звук на телевизоре». Павел Зубов – о лучшем сезоне «Сибири»

 

В ноябре 2014-го Павел Зубов сменил жлобинский «Металлург» на «Сибирь», отправившись помогать Андрею Скабелке в КХЛ, и стал одним из творцов «новосибирского чуда». Команда, которую нарекали всего лишь крепким середняком, всерьез зарубилась с грандами за Кубок Гагарина, остановившись в шаге от решающих сражений сезона. По возвращении в Беларусь Павел Владимирович итожит тренерский отрезок в Новосибирске.

– Ваше самое сильное впечатление после переезда в КХЛ?

– Сам уровень хоккея, хоккейной образованности игроков, их умений. Помню, пришел на первую тренировку и сразу почувствовал разницу. Здесь во время занятия постоянный шум: после броска шайба летит то в борт, то в стекло. А там – блин, ловушка, сетка. Хотя в быту парни абсолютно такие же.

Меня в России спрашивали про белорусский чемпионат. Мол, как можете его охарактеризовать. А как тут характеризовать? Влей сюда такие же деньги, и хоккей в Беларуси серьезно поднимется. Цена и качество чемпионатов КХЛ и экстралиги соответствуют своим уровням. И, конечно, под финансы нужны грамотные специалисты.

– Из нашего чемпионата нет прямой дороги в КХЛ?

– У хоккеиста должен быть определенный запас мастерства, талант. Если первого или второго нет – работоспособность, целеустремленность. Уровень турниров серьезно разнится. Скорости, пожалуй, те же самые – бегать сейчас все научились. А вот игровое мышление, скорость принятия решений, мастерство у игроков КХЛ совершенно на другой отметке. Из-за этого падает темп игры и страдает ее зрелищность.

– В этом сезоне в «Сибири» играл Алексей Ефименко. Что у него не вышло?

– Читал его недавнее интервью? В принципе, добавить нечего. Он там себя хорошенько отхлестал. Леше было тяжело работать в системе. Как он говорил, в «Динамо» ему давали больше свободы. Не скажу, что у нас «шаг вправо, шаг влево – расстрел», но все-таки жестче. Мы требуем играть в определенных рамках. Тем не менее, отмечу, что работал Леха усердно.

– Вы приехали в Новосибирск в не самый простой для команды период.

– Когда я приехал, она как раз выбиралась из непростой ситуации, в которую угодила, проиграв пять матчей подряд. Выбиралась через работу, в буквальном смысле через кровь. После той неудачной серии «Сибирь» провела хорошую игру в Братиславе, вытащила тяжелый матч со «Слованом», где было все, включая драки. Впоследствии ребята признавались, что та игра стала ключевой – отправной точкой к следующей, уже позитивной серии, когда мы выиграли девять раз кряду.

– Кстати, подъем результатов начался...

– Это просто совпадение!

– Та серия – самый сложный отрезок, который пришлось пройти?

– Пожалуй, да. В дальнейшем в сезоне тоже случались напряжные моменты, и тогда показывали ребятам на примере матча со «Слованом», как мы в свое время переломили ситуацию, через что нужно пройти. Чтобы напомнить: только так можно добиться результата.

– Каково лишаться основного вратаря в разгар сезона?

– Тоже непростой момент. Но в итоге все получилось здорово. К Салаку вопросов нет. Он был хорош в играх, серьезно помогал в эмоциональном плане – и в раздевалке, и на льду. Во время технических пауз в матчах постоянно подъезжал к скамейке, бодрил команду, заводил. Это единственный человек из нашего состава, который выигрывал «золото». Правда, чемпионата Швеции. Когда мы уступали 1:3 в серии с «Ак Барсом», он нашел случай из истории, когда команда отыгрывалась и проходила дальше, всем о нем рассказал. Говорил, что не все потеряно, нужно работать дальше. И зацепи мы пятый матч, кто знает, как бы все сложилось. Пример второго полуфинала перед глазами.

– В Салаке были уверены изначально или сомневались?

– Без сомнений не обошлось, ведь он долго находился без практики. Но после приезда сам заказывал лед сверх тренировок, дополнительно занимался, наверстывал. Было заметно желание.

– А то, что писали о Коскинене, – правда?

– Не было такого, будто вратарь отказывался тренироваться, играть. Он до последнего профессионально выполнял свои обязанности. А то, что раздули журналисты насчет претензий Коскинена к курсу рубля, не более чем домыслы. Все в рабочем порядке, никаких вопросов. Тренерский штаб и генеральный менеджер совещались о кандидатуре сменщика, рассматривали другие варианты, но в итоге сошлись на Салаке. Как видим – не прогадали.

***

– Когда уступили в первой игре плей-офф «Трактору», вера в успех хоть немного пошатнулась?

– Нет. Тогда правильно указали ребятам: «Трактор» вышел на плей-офф, а мы – чемпионат доигрывать». Не дошло сразу до парней, что начался совсем другой хоккей. Тем не менее, никаких сомнений у нас не возникло. Если сравнивать с игрой, то это как пропустить шайбу и уступать 0:1. А 0:1 в хоккее всегда можно отыграть. Пришлось, конечно, немного гаечки закрутить, но все в жилу. Впоследствии все стало нормально. Последний матч серии вытаскивали за счет желания, самоотверженности, блокировки бросков.

Мы ведь еще до плей-офф проехали по маршруту Омск – Астана – Уфа, не набрав ни одного очка. Поражение от «Трактора» стало четвертым подряд. Напряжение присутствовало, но мы с честью вышли из ситуации. Голову ребятам провентилировали – и генеральный менеджер, и тренерский штаб.

– Кирилл Фастовский вспоминал в интервью, что тогда пришлось жестко поговорить с командой.

– Было.

– Он часто практиковал такое в сезоне?

– На моей памяти один раз. Хотя заходил постоянно, поздравлял с победами. Но именно с разносом только после того матча с «Трактором». Потому что у нас уже плей-офф, а некоторым как будто не сообщили :).

– Кирилла Фастовского называют одним из самых эффективных менеджеров КХЛ. Что добавите?

– Позитивный человек, абсолютно открытый. Хороший функционер, знаток своего дела.

– Именно он приглашал вас в «Сибирь»?

– Вначале позвонил Скабелка, предложил поработать. Договорились о встрече. Когда «Сибирь» играла в Минске с «Динамо», встретились с Андреем Владимировичем, разговаривали с Кириллом Валерьевичем.

Кирилл Фастовский: «Скабелка уже не один кулер разбил»

– Нашумевшая акция со стрижкой – единственный авантюрный поступок вашего генменеджера?

– Ну, он на встрече с болельщиками перед сезоном пообещал, куда было деваться?

Фото: verstov.info

– Вас приглашали присоединиться к акции?

– Меня – нет. Андрея Скабелку спрашивали, но он сказал, мол, мне уже и не надо :). Конечно, с болельщиками в «Сибири» работают потрясающе. Не знаю, можно ли было почувствовать во время трансляций атмосферу, царящую во дворце, но «электричество» там нереальное. От болельщиков исходит огромный позитив. Они топают ногами, хлопают, кричат, поддерживают. Действительно наш седьмой игрок.

– Что вспомните о хоккейном сумасшествии, накрывшем Новосибирск в плей-офф?

– Там люди ночами стояли возле касс – костры жгли, шашлыки жарили. Мы приезжаем из Челябинска в часа два или три ночи, а вся парковка перед дворцом уже забита машинами. Люди ждут открытия касс. Сумасшествие было серьезное.

– К вам обращались за билетиком?

– Постоянно. У меня в Новосибирске много друзей еще со времен игровой карьеры. Помогал. Но один раз и я оказался бессилен. На последнем матче с «Ак Барсом» сказали: «Все, извини. Ни за деньги, никак».

– В городе не давали прохода?

– Игроков постоянно узнавали на улице, Владимирович (Скабелка – прим.) тоже в почете. Я-то еще не примелькался, да и жил практически в ледовом, никуда особо не выбирался. Когда автобус ехал по улицам, водители нас всегда приветствовали, сигналили. Город серьезно проникся хоккейной темой. Насколько помню, в Новосибирске всегда были хорошие болельщики. Встречали нас после Челябинска, после Казани, после победы над «Магниткой» в овертайме, хотя мы тогда просили не делать этого – все-таки еще ничего не выиграли. Но все равно приехали к терминалу аэропорта – слова, автографы. В принципе, везде так, если команда хорошо идет. Кстати, сейчас в Новосибирске сдвинулся с мертвой точки вопрос строительства нового 12-тысячника. Такой город заслужил современный комплекс.

– В Жлобине вы постоянно знакомились с мнениями болельщиков на форумах, с публикациями в прессе. После смены обстановки эта привычка осталась?

– Да, конечно. У нас на сайте предусмотрена функция обратной связи, есть форум, дайджест материалов о клубе. Много информации было в программках – они там объемные, как журналы. Все прочитывал. Всегда интересно знакомиться с мнениями болельщиков и специалистов.

***

– Вы часто говорили, что уважаете Майка Кинэна, следите за работой специалиста. Каково вам было обыграть его?

– А как ты думаешь? Супер! Обыграли такую махину, чемпиона, а еще и с Кинэном во главе. Очень эмоциональный человек на скамейке. Но в закулисье остывает, спокойный. Немного пообщались на льду, затем он зашел к нам в кабинет, поздравил. Очень позитивный человек. Хотя кошки-то скребли, но все равно нашел в себе силы. Молодец!

– В серии вам удалось закрыть ведущую тройку «Магнитки» с Мозякиным, Зариповым и Коваржем, что перед началом казалось нереальным. Как?

– Ну, в большинстве-то они все равно забрасывали. Полностью закрыть это звено невозможно, потому что мастерство у ребят находится на космическом уровне. Если дать им немного времени и пространства, они всегда разберутся.

– Нейтрализовать ударников Магнитогорска было главной задачей?

– Мы готовились ко всем одинаково. У тренеров и на стендах в раздевалке висели характеристики на каждого игрока соперника, написанные на двух языках, чтобы все читали, смотрели, знали, у кого какие плюсы и минусы. Это экономило время на собраниях. А мы концентрировались на тактических моментах: контролируемый выход, прохождение средней зоны, игра в атаке, в обороне. Потому что иногда нужно было действовать иначе. Например, «Магнитка» по ходу серии начала играть по-другому, и мы тогда сгорели 2:5. Пришлось перестраиваться. После того поражения до трех ночи обсуждали с тренерским штабом, что делать. В итоге нашли решение.

Конечно, к разбору ведущей пятерки «Магнитки» подошли более фундаментально, потому что все помнили, как парни вытащили на себе прошлый плей-офф, и уже это требовало особого отношения. Важно было не дать им даже полсекунды, за которую они могут перевернуть все с ног на голову.

– Показался ли вам хоккей «Ак Барса» скучным?

– Если команда играет в финале, то это никого не волнует. Значит, система работает.

– Может ли вообще хоккей быть скучным?

– С точки зрения простого зрителя, наверное, может. Болельщику не очень интересны счета 0:0, 1:0. Но когда ты понимаешь систему, борешься с ней, видишь, как соперник строит игру, это все очень интересно для специалиста. Есть, чему поучиться. Зрители могут говорить «скучный хоккей», но если команда играет в финале, он эффективный.

– Чего не хватило «Сибири», чтобы пробиться в решающую серию? Кроме голов.

– Не хватило... Слишком много эмоций мы оставили в серии с «Магниткой». Как говорится, выдохнули. А снова вдохнуть полной грудью не вышло. Уже не раз говорил, что в хоккее без эмоций никуда. Не хватило этого фона, драйва. Хотя ребята очень хотели. Возможно, Патрика Херсли. Он стал лучшим бомбардиром команды в плей-офф. Не хватало его пушки и в большинстве, и в равных составах. Может, без нее и не случилось того недостающего гола в ворота «Ак Барса».

***

– Подготовка к играм в КХЛ и в Беларуси сильно отличается?

– В принципе, не особо. Везде есть какие-то системные вещи, которым уделяется внимание на разборах. Разве что в КХЛ многое завязано на видеоматериалах, и на собраниях объяснение ведется через них, тогда как здесь больше на досках чертили. У каждого тренера «Сибири» есть компьютерная программа, куда заносятся данные по каждой игре, из которых формируется представление о действиях команды в целом и каждого игрока в частности. С ее помощью легче понять, какие, к примеру, у нас проблемы в зоне обороны. Я концентрировал внимание на защитниках, Тарасенко отмечал нюансы по нападающим, Капкайкин – по голкиперам, а уже главный тренер уделял внимание действиям всей команды в рамках системы.

Словом, в КХЛ все более «хайтечно», больше современных технологий, хотя подходы, в общем и целом, везде универсальны. Мы с Василием Спиридоновым то же самое на собраниях показывали, только с помощью макета и фломастера.

– Что это за программа?

– Она детально разбирает матчи: выход из зоны, зона обороны, зона атаки. Смотришь моменты, которые нужно исправить или оставить, показываешь системные ошибки, а также работаешь индивидуально с игроками. Объясняешь, где хоккеист действовал не так, как нужно. «Вот здесь у тебя ножка наврала немножко» :).

– Данные только по вашей команде?

– И по сопернику. Например, перед серией с «Ак Барсом» мы смотрели матчи казанцев против ребят из «Автомобилиста», «Авангарда», против нас в сезоне. Исходя из этого, планировали тактику на отдельно взятую игру, стратегию на всю серию.

– В Беларуси когда-нибудь использовали настолько детальный подход?

– На моем веку нет. Очень интересная штука: понимаешь, чего ожидать от каждого игрока. Помню, подобное использовал в чемпионские сезоны «Динамо» Олег Знарок.

***

– Чем можно объяснить феномен «Сибири» образца сезона-2014/15?

– Коллектив собрался от низа и до верха очень хороший. Везде все было здорово: и команда отличная, и тренерский штаб, и руководство, и менеджмент – все слилось в одно целое. Отсюда результат.

– Только коллектив?

– Он много значит. Коллектив и его работа.

– Об отличной «химии» говорят часто, но это не всегда приносит результат.

– Команда была «голодной», что немаловажно. Мы спрашивали на собрании, кто из ребят поднимал над головой кубок. Оказалось, только Салак. Да, у кого-то были победы на юношеском, молодежном уровне, но не более. Ребята были голодны до побед, до хоккея. Это их мотивировало.

Случайных людей в «Сибири» нет. В этом большая заслуга клубного менеджмента. В принципе, процентов 70 от состава сохранились еще со времен Дмитрия Квартальнова, существенные потери понесла только защитная линия. Ребята уже не первый год варятся в этом коллективе. Есть носители традиций, налажена «химия». Команда у нас молодая, амбициозная. Пацаны управляемые, что важно. В плей-офф выстреливали то одни, то другие. Когда «звезды», по нашим меркам, уходили немного в тень, раскрывалось третье, четвертое звено. Было, кому подхватить знамя. «Сибирь» – не та команда, где все решает одна пятерка или три игрока. Все в копилочку вкладывали. В принципе, и у «Ак Барса» четыре звена ровные, только «позолота» там немного другая.

Команда, с которой мы работали в нынешнем сезоне, формировалась на протяжении четырех лет. И поступательно, год за годом, двигалась вперед, покоряя все новую и новую планку. В следующем сезоне, если так пойдет, будем нацеливаться на большее.

– О «Сибири» в сезоне часто говорили и писали в позитивном ключе. Такая тональность оказывала влияние на хоккеистов?

– В основном все воспринимали прессу адекватно. Да и мы старались вовремя напоминать, что не нужно уделять похвалам внимание. Андрей Скабелка даже звук на телевизоре убавлял, как только нам начинали петь дифирамбы :). Некоторым игрокам по шапке давали, чтобы не слишком зарывались в интервью. А в целом, «корон» мало было.

– Но все же были?

– Ну, совсем без этого не обойтись. Но их быстро на пыжиковые шапки меняли.

– Просто разговаривали?

– Да, лечили всем штабом, генеральный менеджер подключался. Главное – вовремя это обнаружить, еще на начальной стадии, пока «болезнь» не переросла в хроническую.

– Всегда получалось?

– Запущенности не было. Повторюсь: коллектив в «Сибири» отличный. Все понимали, из чего складываются победы.

– Андрей Скабелка сильно изменился со времен чемпионата Беларуси?

– Возмужал в хоккейном плане. Вообще, сравнивать КХЛ и экстралигу тяжело – здесь все намного глобальнее.

– У многих есть опасения, что после такого успеха «Сибирь» раздерут на части.

– В прошлом сезоне говорили то же самое. Да, игроки «Сибири» востребованы на рынке, но в клубе сейчас проводится серьезная работа по сохранению состава. И у ребят есть желание остаться. Они на собственной шкуре прочувствовали, что в «Сибири» не хуже, чем в других командах.

Фото: instagram.com/hc_sibir; hcsibir.ru; РИА Новости/Александр Кряжев

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья